Альтернативная энергетика в Беларуси – тормозящие факторы

Альтернативная энергетика в Беларуси – тормозящие факторы

Что мешает развиваться возобновляемой энергетике и бизнесу в этой сфере в Беларуси? На днях по инициативе GLIMSTEDT Беларусь на эту тему состоялся «круглый стол».

Участники круглого стола, среди которых: Нистюк В.П. – исполнительный директор Ассоциации "Возобновляемая энергетика"; Клаус Якоби – эксперт по вопросам возобновляемой энергетики программы ZIM (Германия); Максим Соколовский – учредитель ООО "Белветроэнерго", не только поддержали актуальность заявленной темы, но и каждый предложил свое видение решения назревшей проблемы.

2.jpeg

–В последние несколько лет мы получаем не просто запросы проанализировать юридическую базу на предмет работы в сфере возобновляемых источников энергии, но ведем реальные проекты, часть из которых находится уже на стадии проектирования и строительства. Это показатель того, что тема развития возобновляемых источников энергии в Беларуси более чем актуальна сегодня, – начала дискуссию Дарья Жук, партнер GLIMSTEDT Беларусь.

В начале 2007 года, после подписания соглашения о поставках российского газа в Беларусь, остро стал вопрос – что же делать дальше, ведь на тот момент собственные энергоресурсы нашей страны составляли только 8% от необходимых. Тогда же появилась и Директива Президента №3. В ней было прописано, что экономия и бережливость – основа безопасности государства. Начался бум! Программы, так или иначе затрагивающие возобновляемые источники энергии, появлялись одна за другой: производство энергоисточников на местных ресурсах, на биогазе, программа строительства малых ГЭС, появилась национальная программа развития местных возобновляемых энергоисточников на пять лет. «Под флагом этих решений и под моим влиянием, удалось убедить Президента в том, что тема возобновляемой энергетики не экзотика, а реальная возможность зарабатывать для страны. В итоге была создана Ассоциация «Возобновляемая энергетика». На сегодняшний день она объединяет и госорганы и представителей бизнеса. Сегодня, кроме энергопроизводства, в поле нашего внимания еще и энергосбережение, экология» – рассказал Владимир Нистюк, исполнительный директор Ассоциации «Возобновляемая энергетика».

3.jpeg

Казалось бы, все отлично – есть возможности для реализации самых амбициозных проектов в области возобновляемой энергетики. В чем же проблема? Возможно, законодательная база не отличается адекватными подходами и попросту не работает?

«Прежде всего, мы столкнулись с тем, что отсутствует стабильность регулирования данной отрасли и еще не сложилась единая правоприменительная практика. Чего мы добились как юридические консультанты?

Представители власти говорили нам: зачем вы прописываете в инвестдоговоре столько деталей? Ведь Закон действует. У нас, действительно, есть основательная юридическая база. Есть Декрет № 10, который говорит, что в инвестдоговора можно прописать не только льготы, предусмотренные в данном документе, но и преференции и права инвесторов, содержащиеся в иных законодательных актах . Мы имеем возможность скомпоновать все, что есть в Законе «О возобновляемых источниках энергии» и то, что выражает интересы инвестора , и включить эти положения в инвестдоговор. В случае изменений законодательства, все льготы, права, даже размер стимулирующего тарифа, который существовал на момент подписания договора и который был включен в инвестдоговор, будут действовать на весь срок инвестдоговора, что в значительной мере защитит инвестора от возможных изменений законодательства и даст ему стабильность, которая так важна для здорового бизнес-климата.

4.jpeg

Мы добились главенства инвестдоговора. И действительно, при изменении тарифа с апреля этого года те, кто прописал правильные условия в своем инвестдоговоре, остались защищенными. Но, опять же, практика не так велика. И я понимаю, что сейчас нужно идти на следующий этап и искать подтверждения в госорганах о том, что мы правильно интерпретируем положения инвестдоговора по поводу измененных тарифов: если было прописано 3, то это и сегодня 3, а не 2,7. При этом мы видим, что вопреки всем предположениям жестких изменений в этой отрасли не случилось.

Отмечу также следующее, на практике мы замечаем, что приоритет отдается государственным компаниям, если же речь о частной компании – сложнее доказать, что твой проект имеет право на поддержку», – заключает Дарья Жук.

Лобби сверху

С точки зрения Дарьи, наш рынок интересен инвесторам. Существующие Зеленые тарифы дают хороший потенциал для бизнеса, а к этому присоединяется социальный аспект. «Однако практики очень мало – это самая большая опаска наших клиентов, которые сейчас на стадии наличия инвестдоговора, проектирования и потихоньку подбираются к строительству. Как правило, это инвесторы из Балтийского региона, которые используют новейшие технологии, лучшее оборудование от мировых производителей с гарантией до 50 лет, плюс к этому – они готовы принести и опыт. Ведь одной из важнейших проблем, из-за которых происходит торможение в отрасли, является отсутствие специалистов в области альтернативной энергетики, от аналитиков, менеджеров до технических работников». Кроме того, Дарья Жук отметила, что в стране есть потенциал, инвесторы, законодательная база, но нет практики правоприменения, а также присутствует давящее лобби традиционной энергетики.

О лобби говорил и Владимир Нистюк: – С первых дней исполнения Директивы №3 не все органы госуправления были заинтересованы в развитии возобновляемой энергетики. Главным оппонентом стало Министерство энергетики Беларуси, которое заявляет, что мы развиваем возобновляемые источники энергии только для того, чтобы разграбить беларусских энергетиков. Выяснилось, что нефтегазовое лобби активно пыталось убедить главу государства в отсутствии промышленного ветра, солнца, геотермальной энергии, энергии рек в нашей стране.

В последнее время активизировалась и деятельность органов госуправления по ограничению реализации проектов и развитию сферы возобновляемой энергетики. Министерство энергетики предлагало драконовские методы: один из них – введение квот для регионов на разрешенные объемы использования энергии из возобновляемых источников.

После всех попыток ужесточить ведение бизнеса в обсуждаемой сфере изменилось только одно – Постановление Совмина № 29, которое изменило льготные тарифы для гидроэлектростанций, он был равен 1,3, а сейчас 1,1, а также для солнечных электростанций с 3 до 2,7. Замечу, что состояние подвешенности в течение года привело к тому, что многие инвестиционные проекты, готовые к подписи на высшем уровне, так и не были согласованы в Министерстве энергетики.

Тарифы – это самое больное место? Почему же именно они попали в фокус внимания «лоббистов»?

–Повторюсь, наша законодательная база находится в русле того, что есть во всем мире. Как развивать возобновляемую энергетику, как гарантировать инвесторам подключение в сети и выкупать от них в полном объеме произведенную энергию по стимулирующим тарифам – законодательство дает ответы на эти вопросы. А вот стимулирующие тарифы ложатся на бюджет Белэнерго, где рассуждают так: «Если вы хотите, чтобы мы покупали энергию, производимую из возобновляемых источников по льготным тарифам, то кому-то мы должны повысить цены». Давайте подумаем, кто это? Либо население, либо промышленные предприятия. Когда начинаешь анализировать, то понимаешь, что и так наши промышленные производители платят на европейском уровне – поднимать цену на энергию для них дальше некуда.

Если все грамотно просчитать, то станет ясно, что достаточно лишь на 0,03 - 0,05 евроцента поднять цену на энергию для населения или промышленников, чтобы компенсировать стимулирующие тарифы для Белэнерго. Именно вокруг этого момента и происходят основные споры», – резюмировала Дарья Жук.

1.jpeg

5.jpeg

Отсутствующая инициатива снизу

Инвесторы должны приходить и беспрепятственно реализовывать проекты в сфере возобновляемой энергетики в Беларуси. Но это не единственный путь к получению все большего количества энергии из возобновляемых источников. Об этом говорил Максим Соколовский – учредитель ООО "Белветроэнерго": «Рассуждая о привлекательности сектора возобновляемой энергетики для иностранных инвесторов, не стоит забывать и о гражданах нашей республики, готовых вкладывать средства в развитие родной страны.

Мы говорим о новой отрасли, которая в мире появилась 20 – 25 лет назад. В данном случае есть два пути развития: первый мы подробно обсудили – это развитие сверху, формирование нормативной базы, привлечение крупных инвесторов.

Однако конечному потребителю нет разницы, у кого покупать энергию: у литовской компании или у соседа по дачному поселку. Отрасль может развиваться и снизу, благодаря гражданам нашей страны, если удастся изменить психологию конечного потребителя. Важно, чтобы каждый дачник понимал, что он может внести свой вклад, что ему не обязательно проводить традиционные источники энергии. Существуют малые установки, которые дают не глобальное количество энергии, но дают возможность заряжать ноутбук, телефон, закрывают потребности одной семьи.

Отмечу и то, что, к сожалению, большинство чиновников вообще не задумываются, что значит поставить установку для получения энергии из возобновляемых источников и как она будет работать. Как правило, не специалисты решают, где и что будет работать в смысле возобновляемой энергетики. Решенная проблема кадров могла бы шире раскрыть двери для развития возобновляемых источников энергии в Беларуси».

Недостаток политической воли

Традиционно принято сравнивать развитие той или иной отрасли экономики с аналогичной в развитых европейских странах. И не зря, ведь, например, в Германии опыт работы с возобновляемыми источниками энергии огромен, а потенциал этой страны не ограничивает лобби традиционных источников энергии.

Об этом и не только высказался Клаус Якоби – эксперт по вопросам возобновляемой энергетики программы ZIM: «У меня сложилось впечатление, что в Беларуси не хватает политической воли для того, чтобы в полной мере развивать возобновляемую энергетику. Потому как на Западе развитие идет полным ходом. Только в Германии сейчас работает 23 тыс гидроустановок и 7,5 тыс биогазовых комплексов. И все это началось в 90х годах. Тогда Германии помогло активное движение зеленых, которые всегда настаивали на отказе от традиционных источников энергии. Слава Богу, доля атомной энергии и традиционной в Германии снижается, особенно после трагедии на Фукусиме. А в Беларуси закрывают глаза на такие проблемы, хотя страна до сих пор страдает от последствий трагедии на ЧАЭС. Сплошные противоречия…

Формально в Беларуси есть интерес к возобновляемой энергетике, а на самом деле даже инвестдоговор не всегда гарантирует стабильность инвестору в этой сфере. В Германии в течение 20 лет бизнесмен получает стабильное вознаграждение за поданную электроэнергию. Если же возникает спорная ситуация, бизнесмен с полной уверенностью в своей правоте подает в суд на государство и выигрывает процесс. Никто не имеет право менять закон.

Только в 2013 году в Германии было построено 1200 новых ветровых установок общей мощностью 3000 мегаватт. К 2030 году Германия стремится к получению энергии из возобновляемых источников до 50%. Сейчас же получает 23% энергии из альтернативных источников – это большой объем. Цель – исключить традиционные источники энергии вовсе.

Если сегодня сжигать газ, нефть и уголь – из чего через 40-50 лет мы будет производить краску, лекарства и т.п. Из атомных отходов?

Тепловая энергия – также находится в фокусе внимания в Германии. И стимулирование в этой отрасли происходит по системе материальных поощрений. За 1кВ тепловой энергии дополнительно выплачивается 3 цента».

Резюме

Резюмируя ход дискуссии, Владимир Нистюк отметил: «Чтобы что-то менять в развитии сферы, нужно дополнять Закон «О возобновляемых источниках энергии». Ввести в него положения о стимулировании производства тепловой энергии из возобновляемых источников. Ведь в сегодняшнем законе заложены только положения о продаже и стимулировании продаж только электрической энергии в сеть.

Важно и максимально дебюрократизировать процедуру согласования проектов. Сегодня есть такое понятие как «сертификат о происхождении энергии». И пока владелец возобновляемого источника энергии не получит такой сертификат, который выдает Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды, он не сможет получить добро на продажу энергии в сеть и оплату ее по льготному коэффициенту.

Кроме того, когда говоришь с министром и слышишь в ответ что-то вроде : «Я в этом не очень разбираюсь…» Разговор хочется прекратить… Поэтому и важно насытить специалистами все ветви власти».

Послесловие

Пять лет назад в Республике Беларусь не было ни одного биогазового комплекса. Сегодня их 12, плюс 4 станции по добыче свалочного газа. Работает около 200 тепловых насосов и 28 ветроагрегатов, с сумарной мощностью более 25 мегаватт. Готовится запуск 2 ветропарков в Сморгонском районе: по 2400 и 3600 киловатт.

Стоимость одного киловатта установленной мощности (солнечной батареи) равна 8000 $, в случае с энергией ветра стоимость 1 кВ установленной мощности доходит до 3500 $, а с водными потоками – до 6000 долл.

На сегодняшний день возобновляемые источники энергии в общем баллансе энергопроизводства Беларуси занимают 5,2 % при потенциале в 35%.

Справка:

Юридическая фирма GLIMSTEDT оказывает полный спектр юридических услуг с 1935 года, помогая своим клиентам решать любые проблемы в сфере бизнеса. GLIMSTEDT в Беларуси известна высочайшим качеством услуг во многих областях бизнес-права, среди которых, в частности, инвестиции и приватизация, корпоративное и коммерческое право, банковское и финансовое право, недвижимость и строительство, налогообложение.

GLIMSTEDT является успешной международной юридической фирмой и имеет офисы в Беларуси, Литве, Латвии, Эстонии и 13 офисов в Швеции.

  • Дата публикации: 03.06.2014
  • 2012

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться