Киловатты из опилок

Киловатты из опилок

Когда‑то единственным источником энергии для человека были обычные дрова. И теперь, после технических революций и многовекового научного прогресса, люди вновь приходят к выводу, что неплохо было бы вернуться к опыту предков. С каждым годом в мире все активнее используется биотопливо.

У биотоплива как у альтернативного, неископаемого источника энергии есть немало достоинств. В отличие от нефти и газа, этот вид топлива – возобновляемый. Кроме того, он гораздо меньше загрязняет окружающую среду. Основные виды биотоплива относятся к разряду СО2‑безопасных, то есть их использование не угрожает парниковым эффектом и соответствует пунктам Киотского протокола. Поэтому ничего удивительного в том, что именно «зеленой» энергии, получаемой на основе сжигания биотоплива, уделяется все больше внимания в щепетильной к загрязнениям атмосферы Европе. Более того, в больших количествах этот вид энергоносителя производится в США, которые, кстати, Киотский протокол не поддержали.



Два кило за литр

У биотоплива много разновидностей, но наиболее популярны в мире так называемые гранулы, или пеллеты. Они обычно представляют собой прессованные цилиндры диаметром 4‑10 миллиметров и длиной 2‑5 сантиметров. Выпускают гранулы и больших размеров – брикеты. Изготавливают чаще всего их из отходов лесопереработки: древесных опилок, стружки, коры и т. д. Считается, что в двух килограммах таких гранул содержится столько же энергии, сколько в литре жидкого топлива.

Цена на гранулы, предназначенные для отопления жилых помещений, колеблется от 140 до 160 евро за тонну. Промышленные пеллеты, с большим содержанием коры, почти в два раза дешевле. Цены на гранулы, как и на другие товары, подвержены колебаниям. В 2006 году цены на экспортные топливные гранулы поднялись на 30‑40 процентов, а в начале 2007 года упали на 40 процентов. Сейчас происходит постепенный рост, несмотря на падение цен на нефть в три раза. Но на энергетическом рынке эти товары не заменяют друг друга, поскольку с помощью гранул генерируется «зеленая» электроэнергия, на которую существуют свои цены.



Европа на опилочной игле

Сегодня в мире производится порядка 8‑10 миллионов тонн топливных гранул. Традиционно в последние годы лидерами на европейском рынке пеллет были датчане, но сейчас пальма первенства перешла к Швеции, которая, кстати, строит два завода по производству гранул и в России. Пеллеты производят Австрия, Бельгия, Франция, Нидерланды.

Модное поветрие подхватили и другие развитые страны мира. Первый крупный завод мощностью около 250 тысяч тонн гранул в год недавно появился в Австралии. В прошлом году на европейский рынок начали поступать гранулы из ЮАР. Но мировым лидером производства пеллет считается завод во Флориде производительностью 550 тысяч тонн в год. Вообще, США и Канада вместе взятые производят основные мировые объемы топливных гранул, в то время как Европа пока потребляет этой продукции больше, чем производит: в ЕС ежегодно используется 6 миллионов тонн, а производится 4‑5 миллионов тонн пеллет. Недостаток топлива покрывается за счет производителей Северной Америки.

В Европе применение гранул активно стимулируется государством. В Швеции, например, пеллеты сейчас используются на теплоэлектростанциях, в котельных и в частных домах. Здесь до 2008 года было принято несколько законодательных актов, способствующих развитию этого энергетического направления: увеличение налога на выброс углекислого газа, введение «зеленых сертификатов» и разнообразных программ. При переводе котельных с угля или нефтепродуктов на топливные гранулы государство субсидирует от 30 до 70 процентов стоимости такого перехода.

Весьма показателен и пример Германии, планирующей к 2015 году ввести 1 миллион котельных, которые будут работать на топливных гранулах. Правительство Германии анонсировало грант в размере 1500‑2000 евро, который выдается каждому домовладельцу, устанавливающему котел на топливных гранулах.



Заменит нефтегазовый экспорт?

В 2008 году объем производства топливных гранул в России оценивался на уровне 500‑600 тысяч тонн, то есть примерно в 20 раз меньше, чем во всем мире. И это – при огромных ресурсах. Но биоэнергетика для нас – совсем новое направление. Первые заводы по производству гранул появились в России всего 5 лет назад и работали, главным образом, на экспорт. Еще 3‑4 года назад доля внутреннего рынка производимых в России гранул составляла около 5 процентов от общего объема, сегодня – не менее 30 процентов. Рост внутреннего сбыта дает меньшую зависимость от ценовых колебаний на мировом рынке. На российском рынке появляются новые инвесторы, начали проявлять интерес к этому направлению крупные дерево-обрабатывающие предприятия.

Примечательно, что производство пеллет, идущих на экспорт в Европу, рентабельно даже в удаленной от потребителя Сибири. В условиях кризиса и сокращения издержек подобные проекты необходимы для выживания предприятий.

Развитие производства топливных гранул в России могло бы протекать и более бурными темпами, но существует ряд затруднений. Во-первых, у нас до сих пор существует лишь один стандарт для твердого биотоплива, и называется он – «дрова». Никаких других нормативных документов – для гранул или брикетов – в России пока не разработано.

Вторая проблема – сырьевая. Несмотря на огромные запасы ресурсов, пригодных для биотоплива, – продуктов лесопереработки и прочих, они по большей части идут на удобрение почвы путем естественного разложения. Их заготовка и использование далеко не всегда могут приносить прибыль в наших условиях. Даже трудно представить, сколько ценного сырья пропадает на свалках и лесных делянках, – комментирует исполнительный директор Национального Биоэнергетического союза кандидат экономических наук Ольга Ракитова:

– Мы можем заменить наш нефтяной и газовый экспорт экспортом биотоплива, потому что Россия является лидером по запасам как древесной биомассы, так и агропромышленной биомассы, которая, к сожалению, не используется. В сельском хозяйстве эти ресурсы просто запахиваются, закапываются в землю, в лесном хозяйстве не вывозятся из леса. Лишь 25 процентов всего, что может использоваться в лесном комплексе, на сегодняшний момент используется. От 20 до 60 процентов каждого дерева идет на отходы. Например, в фанерной промышленности продукцию получают лишь из 40 процентов используемой древесины. Я не говорю о порубочных остатках: они просто не вывозятся из леса, потому что это нерентабельно. И государство пока не поддерживает вывоз этой продукции, хотя это миллионы и миллиарды рублей, и в частности этот продукт мог бы стать экспортным – в виде топливных гранул и брикетов.



Спящий потенциал

Действительно, интерес к «зеленой» энергии растет, а в Европе, с другой стороны, нет необходимых запасов биомассы. А в России – есть. Немаловажно, что, в отличие от углеводородов, лес и агропромышленная биомасса – это быстровозобновляемые источники энергии. Если для восстановления леса требуется несколько десятков лет, то для сельскохозяйственного биотоплива – всего несколько лет, иногда всего год.

Сегодня для того, чтобы избежать штрафов за загрязнение окружающей среды, европейские теплоэлетростанции вынуждены искать биотопливо – источник «зеленой» энергии, и нынешних 10 миллионов тонн в год им явно не хватает. Древесина по Киотскому протоколу считается СО2‑нейтральным видом топлива, и выбросы от него приравниваются к нулю. Поэтому спрос на него будет расти, пока идет борьба за сохранение климата.

Однако важна и экономическая составляющая использования гранул, поскольку во многих регионах биотопливо использовать выгоднее, чем другие источники энергии, – считает Ольга Ракитова:

– Использование биотоплива внутри России зачастую намного дешевле, чем использование даже газа. Субсидирование завоза мазута или угля в лесные регионы – это абсурд, который не может понять ни один иностранец, но в России это так. И это выгодно региональным властям, потому что им выделяют деньги на закупку угля или мазута, хотя они сами сидят рядом с ресурсом, который намного дешевле, но так сложилась конъюнктура, что этот ресурс не используется.

По оценкам экспертов, уже через 10‑15 лет в мире будет требоваться порядка 200 миллионов тонн топливных гранул ежегодно. Сегодня производится лишь 10 миллионов. Потенциал для развития огромен. Американцы и канадцы давно почувствовали это, а поскольку лесов у них тоже немало и они далеко ушли вперед в технологическом отношении, то нам еще их предстоит упорно догонять. Но если производство биотоплива будет развиваться в России, то спрос на эту продукцию всегда найдется.

Остается подвести законодательную и экономическую базу, без которой наша страна вряд ли сможет стать крупным экспортером гранул, даже несмотря на то, что российские запасы биомассы сравнимы с запасами ископаемых видов топлива, если не превышают их.

Необходимо решить проблему утилизации древесных отходов, нужно сделать так, чтобы их вывоз из леса стал выгодным – давать субсидии или установить минимальную плату за вывоз. На Западе такие прецеденты есть, можно применить этот опыт и в России.

Дмитрий ЛУКАШЕВ

 Источник: «Энергетика и промышленность России»

  • Дата публикации: 27.07.2011
  • 715

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться