"Ветряки" для отвода глаз в Литве, амбиции Латвии и навязанная альтернатива Эстонии: Как в Прибалтике развивается "зеленая" энергетика

"Ветряки" для отвода глаз в Литве, амбиции Латвии и навязанная альтернатива Эстонии: Как в Прибалтике развивается "зеленая" энергетика

Считается, что скандинавские страны не используют всего лишь 1-3% своих бытовых отходов. Все это уходит на переработку, используется как биотопливо, сортируется и всячески приносит пользу еще раз. В Литве - все наоборот. Повторно используется лишь несколько процентов отходов. Все остальное вываливается на традиционные свалки-города, где просто гниет и разлагается. Под свалки еще и целые леса вырубают.
 
Традиционная энергетика в целом по Прибалтике в полной монополии. Эстония, пожалуй, в очередной раз в этом секторе вырвалась вперед. Латвия строит амбициозные планы. Однако возобновляемые источники практически не используются. Построили сколько то парков ветряков, да и то там сплошные проблемы и стоят они почти без дела.
 
Однако это общепринятые штампы. А как же на самом деле развивается альтернативная энергетика в Прибалтике? На этот вопрос корреспонденты ИА REGNUM в Литве, Латвии и Эстонии решили ответить в очередном сравнении своих стран по различным категориям.
 
Литва
 
Обдумывая очередное сравнение, предполагал, что в основном придется анализировать негативные примеры использования (точнее - неиспользования) возможностей альтернативной энергетики. Но, оказывается, в этом секторе энергетики немало положительного. С хороших примеров и начнем.
 
Еще в 2003 году в Скуодасе, расположенном на северо-западе Литвы, поставлена и включена в общую электрическую систему первая в Литве ветровая "мельница". Хотя долгое время она стояла без дела из-за технических проблем, именно это строительство можно считать началом альтернативной энергетики в Литве. На следующий год был сделан еще один шаг в сторону освоения энергии ветра: в Кретинге в общегосударственную электрическую систему была включена Видмантская ветровая станция.
 
Сегодня в Литве, преимущественно на побережье Балтики, работает с десяток ветровых электростанций. Все они импортированы, а произведены в Дании, Германии и Финляндии. Планируется, что данными генерациями в недалеком будущем в стране будет вырабатываться больше, чем 300ГВт электроэнергии.
 
Любопытно, что противники ветроэнергетики выступаю не против добычи электричества из ветра, а против механизмов, с помощью которых оно вырабатывается. Огромные, 80 метровой высоты трехлопастные "мельницы" выглядят совсем неромантично. Принято считать, что своим суперурбанистическим видом они сводят на нет потенциал так называемого "деревенского туризма", которому в Литве отводят едва ли не приоритетную роль в турбизнесе.
 
Владельцы отелей на побережье Балтийского моря в 2007 году даже провели несколько акций протеста против создания ветряных парков. Справедливости ради стоит заметить, что пикеты и митинги власть оставила без внимания.
 
В Литве есть возможности для развития ветроэнергетики, но, по общему признанию, ее укоренение тормозит несовершенное законодательство. Трудно разобраться, чего в нежелании принимать нужные законы больше: лоббирования депутатами парламента традиционных производств или непонимания ситуации?
 
Не так давно в Литву стали привозить немецкие мини-технологии. Так называемый в народе "ветряк" для собственного дома, коттеджа или группы домов в зависимости от мощности установки. Казалось бы, все просто: купил установку за примерно 25 тысяч евро - пусть вырабатывает электроэнергию. При этом цена агрегата хотя и немала, но не отпугивает. Владельцы очень многих частных домов для получения холодной воды бурят многометровые скважины, которые стоят примерно столько же. Подсчитано, что скважина окупается через 5-7 лет эксплуатации. Следовательно, за сопоставимое время окупится и "мельница". Тем более, что избыток произведенной энергии можно будет продавать по так называемой в Европе "зеленой" линии.
 
Однако дело не пошло именно по вине или недомыслию депутатов Сейма. По сей день не принят закон, который позволял бы физическому лицу продавать излишки электроэнергии государству, другому физическому или юридическому лицу. Фактически власть отказала частнику в возможности присоединения к электропередающим системам и сетям. А без такой возможности вся игра в "мельницу" не стоит свеч.
 
Так получилось, что буквально за неделю до подготовки этой публикации автору довелось беседовать с авторитетным литовским консультантом по энергетическим проблемам Мартинасом Нагявичюсом. Не обошли в беседе и темы производства электричества с помощью ветра. Нагявичюс высказал любопытную мысль:
 
"Складывается впечатление, что несколько ветряных парков нужны правительству Литвы только для того, что успокоить общественность Европейского Союза и показывать их экспертам ЕС, как пример претворения в жизнь брюссельских директив".
 
Такого же взгляда придерживается сегодня директор Ассоциации литовских ветропарков эколог Саулюс Пикшрис.
 
Впрочем, оба эксперта отдают себе отчет в том, что на таком маленьком рынке, как литовский, производители всех видов энергии не поместятся. Ведь Литва, Латвия и Эстония сообща потребляют в год электроэнергии в 3 раза меньше, чем Белоруссия, или в 5 раз меньше, чем Польша.
 
Отсюда стремление правительства предоставить большую часть рынка АЭС. На развитие все остальных видов производства электроэнергии выделяется лишь 15% средств, предназначенных для развития этой сферы экономики.
 
Впрочем, довольно бросать слова на ветер. Идем дальше.
 
Традиционные виды альтернативных источников энергии для Литвы - все, что определяется термином растительная биомасса. То есть, древесина и энергетические растения. Это одновременно и самый распространенный вид топлива, главный источник энергии в сельской местности, в небольших городах и частном секторе крупных населенных пунктов. Как топить печь дровами или готовить шашлык на углях, знает каждый - посему останавливать на деталях нет смысла.
 
Лишь в качестве аргумента приведем мнение известного литовского экономиста, профессора Повиласа Гилиса:
 
"Представление об использовании энергии ветра или сжигании древесных отходов для получения дешевой энергии немного ошибочно. Ветровая энергия намного дороже, чем энергия тепловых станций. А продукты сгорания древесных отходов без специальной обработки и вовсе представляют опасность для здоровья".
 
Но из традиционной биомассы производится не только тепло- и электроэнергия. Все чаще ее используют при производстве биотоплива: биоэтанола, который делают из сахара и крахмала, и биодизелина, который производят из растительного масла и алкоголя. Согласно директиве ЕС, Литва с 2005 года должна не менее 2 процентов топлива заменить биотопливом. И надо заметить, с этим заданием страна успешно справилась.
 
Кстати, министерство окружающей среды провело специальное исследование и пришло к выводу, что стране было бы полезно заняться производством биотоплива. Во-первых, это создало бы новые рабочие места в деревнях и городах. Во-вторых, увеличило бы доходность сельского хозяйства. В-третьих, при растущих потребностях в биотопливе, Литва могла бы экспортировать его в соседние страны Европейского Союза. Например, в Польшу или Германию.
 
К сожалению, расчеты и пожелания остались на бумаге. Сегодня Литва может гордиться лишь тем, что в Шилуте уже производит биоэтанол, а в Мажейкяе - биодизелин.
 
Нам осталось поговорить о солнце и мусоре. Если в США Силиконовую Долину планируют сделать национальным центром энергии солнца и альтернативной энергетики в целом, если россияне нечто подобное пытаются сотворить в подмосковном Сколково, то в Литве о солнце и мусоре думают и заботятся отдельные энтузиасты. Дело как бы сдвинулось с мертвой точки после закрытия 31 декабря 2009 года Игналинской АЭС. Но при ближайшем рассмотрении дискуссии так и остались дискуссиями. Минэнерго расходует на развитие этих видов энергетики копейки. Посему и результат тоже, простите, "копеечный".
 
Солнечной энергией в Литве пока интересуются только как объектом для исследований. С этой целью еще в 2006 году было создано 6 постов для регистрации интенсивности солнечного излучения. В 2011 таких постов стало 15, и появилось одно сборочное производство для сборки панелей солнечных батарей. Надо прямо сказать - прогресс не велик.
 
Между тем, оказывается, в стране около 150 кв. км - это 0,3% общей площади государства, - занимают крыши домов, которые без вреда окружающей среде могут быть использованы для солнечных станций. Для нагрева воды, сушки сельскохозяйственной продукции, отопления жилья и его освещения. Однако в настоящее время в быту использование солнечных коллекторов очень невыгодно. Они дороги.
 
Поэтому на сегодняшний день можно говорить только об использовании солнечной энергии в госсекторе. Совсем недавно в Круонисе начала работать самая большая система солнечных батарей. Принцип действия солнечного коллектора - это превращение солнечных лучей в тепловую энергию. С июня 2011 года произведено 11,6 МВт энергии.
 
Для эксперимента это количество огромно. Для реального сектора экономики - ничтожно. Остается лишь надеяться, что постоянное повышение цен на нефть и газ, отрицательные тенденции экономического кризиса, проблемы с экологией подтолкнут страну к серьезному вниманию к возобновляемым источникам энергии. Хотя бы в той мере, в какой это уже делают скандинавы, немцы или голландцы.
 
И, наконец, бытовой и производственный мусор. По данным уже упомянутого минприродоохраны, в Литве почти 90% бытовых отходов уходит на свалки. Для сравнения - в скандинавских странах лишь 3 % процента бытовых отходов не перерабатываются и находят свое место на полигонах для бытовых и промышленных отходов.
 
По планам Европейского Союза, Литва до 2013 года должна начать перерабатывать или использовать в других целях не менее 50% отходов. Однако, по данным на 1 декабря 2011 года, их перерабатывается лишь 10%. И уже понятно, что за оставшийся год система переработки отходов не начнет действовать. Следовательно, Литве грозят совсем не шуточные финансовые санкции за несоблюдение евродиректив.
 
По стандартам, на каждые 50 тыс. жителей страны должна приходиться 1 площадка для крупногабаритных бытовых отходов. По планам самоуправления, например, Вильнюса, таких площадок должно быть в столице 12. На самом деле существует лишь одна. Что лучше всего иллюстрирует стремление власти решать проблему. Кстати, в других самоуправлениях ситуация не лучше - во многих из них таких площадок вообще не существует.
 
Что делать с теми отходами, которые нельзя переработать, до сих пор не решено. Нет такой системы, которая могла бы мотивировать жителей сортировать мусор. "Хотя сортировка, (это когда люди кидают в специальные контейнеры бумагу, в другие - стекло, в третьи - пластик) одна из главнейших задач, если мы хотим, чтобы через 10 лет свалки не были бы переполнены", - говорят активисты экологических движений, в частности, Александрас Керпаускас.
 
Напомним что лишь малая часть отсортированных отходов затем перерабатывается. Наверное поэтому сегодня в Литве только один из 10 жителей сортирует отходы. В городах не хватает контейнеров. Нет бытовой рекламы, а людям непонятно, куда потом отправляются рассортированные отходы.
 
Недаром местные юмористы на тему утилизации отходов шутят:
 
"Литва - единственное государство в мире, где сортируют бытовые отходы только для того, чтобы потом на свалке свалить их в общую кучу".
 
Самое смешное, что эстрадные шутники совершенно правы. Единственный завод по переработке бытовых отходов и производству тепла не в состоянии справиться с мусорным океаном.
 
Специально поинтересовавшись технологией, выяснили для себя, что работающая в столице Литвы фирма "Экосервис" отправляет рассортированные отходы в пригород Вильнюса на так называемую линию дополнительной сортировки. Там отходы еще раз перебирают руками, а потом отвозят на переработку. Завод в состоянии переработать лишь 7% процентов всего столичного мусора. Остальное, рассортированное горожанами, затем повторно - на заводской линии дополнительной сортировки, отправляется на общие свалки.
 
На вопрос, сколько мусора завод перерабатывает в масштабе всей Литвы, рабочие даже отвечать не стали. Подумав, мы сами пришли к выводу - примерно 1,1%.
 
Резюмирую все вышесказанное, приходится сделать несколько малоутешительных выводов.
 
Если темп освоения производства энергии из мусора сохранится, через лет 20 Литва может стать одной громадной свалкой.
 
Если Минэнерго не будет активно поддерживать развитие альтернативных источников энергии, солнечная энергия никогда не займет и 1% рынка.
 
Литва - равнинное государство. Ветряные парки здесь выгодно создавать лишь на побережье. Но пока дело строится на энтузиазме отдельных экспериментаторов.
 
Параллельно с разработкой альтернативных источников энергии необходимо проводить разъяснительно-пропагандистскую работу. В Литве альтернативная энергетика не развивается интенсивно в том числе из-за традиционно скептического взгляд на такие новшества.
 
Латвия
 
В последнее время все большее количество экспертов и предпринимателей выступает за максимальное развитие в Латвии альтернативных и возобновляемых источников производства энергии - особенно тех, что могли бы использовать местные ресурсы. По мысли авторов подобных проектов, это способствует росту занятости населения республики и приведению в порядок ее территории. К тому же, необходимо учитывать, что более 40% электроэнергии Латвия ежегодно закупает за рубежом (у Литвы, Эстонии, России). Плявиньская, Кегумская и Рижская ГЭС ориентированы, главным образом, на обеспечение Риги и прилегающего к ней региона. Так что, вариант с развитием в стране альтернативной и возобновляемой энергетики представляется очень своевременным и перспективным. Недавно Министерство экономики Латвии обнародовало амбициозный план, согласно которому цель страны - за восемь лет увеличить долю потребления от возобновляемой энергетики до 40%. При этом, в числе основных возобновляемых источников энергии названы биомасса, биогаз, ветровая энергия и гидроэнергия. Согласно последним обобщенным данным, доля конечного брутто-потребления энергии, полученной от возобновляемой энергетики, составляла 32,5% от общего потребления. Правда, в позапрошлом 2010 году, сравнительно с 2009 годом, общая доля возобновляемой энергии упала на 1,8% и составила 32,5%. Что касается доли возобновляемой энергетики в производстве электроэнергии, то она увеличилась на 0,1%, достигнув 42,1%. В транспорте в 2010 году эта доля утроилась, достигнув 3,3%. Общее же снижение доли возобновляемой энергетики на данный период произошло за счет снижения ее использования в отоплении и охлаждении - что составляет большую часть потребления. Однако, в любом случае, в Латвии процентное соотношение электроэнергии, вырабатываемой из возобновляемых источников, к общему объему производимой электроэнергии значительно превышает средний показатель по Евросоюзу. Дальше развивать данную разновидность энергетики предлагается за счет активного продолжения строительства ее объектов - главным образом, в небольших населенных пунктах. Причем, особенно много внимания уделяется проектам получения энергии для массового потребителя из биомассы (опилки, щепа, отходы деревообрабатывающей промышленности, биогаз).
 
Что же касается энергетических проектов, связанных с такими источниками, как ветер или солнце, то отношение к ним, в основном, более скептическое. Специалисты указывают на их дороговизну для Латвии, пока не способной производить необходимое оборудование (ветрогенераторы, солнечные батареи) на своей территории, а также на то, что воплощение подобных проектов не приведет к появлению большого количества новых рабочих мест. Несмотря на эти выкладки, солнечная энергетика принадлежит к числу реально разрабатываемых в Латвии отраслей. Так, под конец 2008 года в стране заработала первая и одна из крупнейших в Европе установок для обогрева и вентиляции помещений на солнечной энергии - Solar Wall. Эта "солнечная стена", разработанная канадской компанией Conserval Engineering, установлена в логистическом центре Elipse BLC, в Рижском аэропорту. Энергетическая установка согревает воздух, обеспечивает проветривание помещений и позволяет сократить расход теплоэнергии на 20-70% (что позволяет сэкономить 970 МВт•ч энергии в год или 50 тыс. евро).
 
Впрочем, как показывает практика, проекты солнечных электростанций действительно являются для Латвии трудновыполнимыми. Например, в 2009 году подобный объект решила построить под Даугавпилсом местная компания ProLat. Общая стоимость данного проекта оценивалась примерно в 16,5 млн. евро. Мощность электростанции должна была составить 4,6 МВт, или, проще говоря, 4600 киловатт, произведенных в течение одного часа летом, во время пика солнечной активности. Продавать произведенную энергию предполагалось государственному АО "Латвэнерго". Однако проект так и "завис" в силу того, что его инициаторам не удалось окончательно договориться с предполагаемыми инвесторами из Германии. Правда, позже интерес к идее проявили бизнесмены из Китая, однако он так до сих пор и не вылился в конкретные действия. В любом случае, в принятых в 2007 году правительственных Правилах об условиях производства электроэнергии с помощью возобновляемых энергоресурсов производители "солнечной" энергии не значатся в числе адресатов финансовой поддержки.
 
Зато производители биотоплива (наряду с производителями зерна и молока) являются главными получателями европейских и государственных субсидий в Латвии. Данный вид производства в Латвии сейчас является очень распространенным - недаром, многие местные крестьяне переключились на выращивание рапса, являющегося сырьем для биотоплива. Кстати, благодаря рапсу селяне нашли хорошую замену сахарной свекле - выращивание которой почти сошло на нет в результате слишком уж буквального выполнения Латвией директив Евросоюза. Масштабы внедрения новой культуры очень впечатляют: если под свеклу в свое время было отведено 10 тысяч гектаров земли, то под рапс сейчас - 100 тысяч гектаров. Львиная доля местного рапса уходит за границу, на производство биодизельного топлива. Третья часть остается в Латвии и идет, главным образом, на выработку местного биодизеля. Его доля на латвийском топливном рынке составляет около 5%. Правда, пока что у латвийских автомобилистов немало нареканий на качество этого экологического топлива, примешиваемого к обычному дизелю. К тому же, производство биодизеля отличается высокой себестоимостью. Поэтому, государство выплачивает субсидию производителям - 39 сантимов за литр. В списке тех, кто в прошлом году получил максимальные субсидии, значатся такие компании по выработке биотоплива, как Bio-Venta, Jaunpagasts Plus и Mežrozīte. Всего за четыре года им было выделено 67,3 млн. латов. Значительные средства досталось также производителям биогаза Bio Ziedi, Ziedi JP, AD Biogāzes stacija, Bio Auri и другим.
 
Одним из последних по времени воплощения проектов латвийских "биогазовиков", по которому можно получить представление о деятельности и других компаний этого профиля, является строительство фирмой AD Biogāzes stacija завода неподалеку от Силене, в Латгалии. Непосредственно данное предприятие возводилось немецкой фирмой MT Energy. В основу производственного процесса положено производство газа на основе зеленой биомассы: травы, силоса, кукурузы - в общем, всего того, что растет из земли. Сырье загружается в огромные резервуары-ферментеры и подвергается процессу ферментации с последующим выделением метана. Данная технология разработана в Германии, являющейся мировым лидером в ее применении. Полученный во время ферментации газ сжигается в двигателе внутреннего сгорания - и на его основе вырабатывается электрическая энергия, идущая на продажу "Латвэнерго". Побочным продуктом производства биогаза является дигестат, считающийся высококачественным сельскохозяйственным удобрением. Его AD Biogāzes Stacija предназначило к использованию на своих полях, для выращивания сырья для завода. Годовое потребление силоса на заводе составит не менее 45 тысяч тонн.
 
Что касается латвийской ситуации с освоением энергии ветра, то она в настоящее время неудовлетворительна. По данным "Латвэнерго", ее доля в местной энергетике составляет только около 1%. Для освоения ветровых энергоресурсов требуются значительные инвестиции, которых пока нет. Это неудивительно, ведь информация о силе и направлении местных ветров, а также о других важных параметрах до сих пор полностью не обобщена. А без этой информации развивать проекты производства ветровой электроэнергии в Латвии практически невозможно - поскольку пока еще окончательно не ясно, есть ли вообще в них смысл.
 
Зато в стране активно развивается гидроэнергетика - особенно это касается малых ГЭС. Если в 1993 году малых гидроэлектростанций в республике было только три, то к концу 2001-го - уже 91. Интерес к ним оказался связан с возможностью реализовывать в "Латвэнерго" избыточную энергию и, следовательно, быстрой окупаемостью таких ГЭС. В результате, даже в бедной Латгалии лишь один предприниматель построил за два года более десятка таких маленьких станций. Правда, позже на большинстве латвийских малых речушек новые ГЭС строить было запрещено. Запрет, по официальной версии, оказался введён по экологическим соображениям. По неофициальной - из-за финансовых интересов отдельных партий.
 
В целом, развитие латвийской альтернативной энергетики вызывает заинтересованность представителей зарубежья. При этом, как отметила посол США в Латвии Джудит Гарбер, Латвии необходимо создать прозрачное игровое поле для иностранных инвесторов. По ее словам, к числу тех трех основных отраслей, на которые республика может рассчитывать привлечь инвестиции из США, относятся транзит, высокие технологии и альтернативная энергетика. Но чтобы добиться этих инвестиций, Латвии необходимо создать прозрачную среду для инвесторов, а также вести борьбу с коррупцией. Высокая привлекательность отрасли очевидна и для представителей Евросоюза. В частности, вице-президент банка Rietumu Ренат Локомет отмечает, что его банк готов обсуждать подобные проекты не только с местными предпринимателями, но и российскими бизнесменами, становящимися все более активными на латвийском рынке. Локомет указывает: "Внимание ЕС направлено на развитие многих перспективных отраслей латвийской экономики, как, например, альтернативная энергетика, которая, на наш взгляд, обладает большим потенциалом развития в Латвии". Причем реальные случаи привлечения зарубежных инвестиций в латвийскую альтернативную энергетику уже имеются. Например, в 2011 году греческая инвестиционная компания Libra Group (среди реализованных ею проектов - сеть солнечных парков и ветропарков в регионе Средиземного моря) дала согласие на инвестицию средств в строительство биогазовой и когенерационной станции в Ниценском крае, в Курземе. Финансирование данного проекта в равном объеме взяли на себя обе стороны - латвийская и греческая. Сырье для нужд биогазовой станции решено было закупать у местных крестьян, которым предлагаются долгосрочные договоры, вплоть до десяти лет. Здесь также вырабатывается дигестат - чтобы он не пропадал, девелоперы проекта предназначили его на экспорт. Характерно, что компания Libra Group рассматривает участие в данном проекте лишь в качестве своего первого шага в рамках изучения возможностей развития бизнеса в Латвии. Есть мнение, что в будущем деятельность иностранных инвесторов на латвийском рынке возобновляемых ресурсов станет куда более оживленной и интенсивной, нежели сейчас.
 
Эстония
 
Альтернативная энергетика - это многолетний и устойчивый бзик эстонской элиты, ведущих национальных СМИ, а через них - основной массы населения страны. Согласитесь, когда читаешь ежедневно о чудовищном загрязнении окружающей среды, гибели на севере в результате глобального потепления тюленей и белых медведей, когда тебе доказывают при помощи красивых клипов и графиков, а авторитетные ученые это подтверждают, что новые лампочки экономнее на 50%, а КПД при использовании ветроэнергогенераторов выше, чем при сжигании газа и нефти, то поневоле решишь, что альтернативная энергетика - единственный выход из создавшейся "бедовой" ситуации. Если же начнешь разбираться беспристрастно и буквально "по пунктам", отделяя мух от котлет, то открывается циничная и морально неприглядняя истина, суть которой: альтернативная энергетика - сложный симбиоз из общественных "технопрогрессивных" настроений народов Западной Европы, все возрастающей зависимости Евросоюза от внешних рынков энерготоплива, технологической революции в науке и агрессивных устремлений крупных корпораций, которые при помощи как всегда коррумпированных правящих политиков пытаются добиться новых суперприбылей и рынков сбыта.
 
Понятно, что в этой моде на альтернативу Эстония как обезьяна копирует Запад. Это и политически, и идеологически вернее и правильнее: можно заработать похвалу Брюсселя и крупных и влиятельных фирм, получить ряд выгодных условий для себя или своей партии (например, через спонсорство партий и ее членов или лоббирование в коридорах евровласти). Главное - ты находишься в модном тренде и не выглядишь "старпером". Кроме просто обезьянничанья есть и весьма конкретные обязательства в рамках Евросоюза: принятые нормативы по модернизации энергетики, источников электро- и теплоэнергии, внедрению "зеленых норм" жестко регламентируют то, с чем Эстония предстанет перед миром в 2020 году. Не случайно, в стратегической программе ЕС тема модернизации энергетики занимает третье место после решения проблемы безработицы и увеличения научных исследований и инновации. Всего же в стратегическом плане "ЕС 2020" пять направлений. Цель амбициозная - 30%-ное снижение загрязнения окружающей среды в Евросоюзе к данному сроку. Особо любопытен пункт программы согласно которому "необходимо отделить экономический рост от использования ресурсов и экономики, поддерживать идеи сохранения энергии", то есть сделать так, чтобы в дальнейшем рост ВВП не был тождественен соответствующему росту энергозатрат, что выглядит абсолютной ахинеей и нонсенсом в глазах уважаемых экспертов и экономистов. Те же эксперты могут с цифрами в руках доказать глупость большинства аргументов против традиционных видов энергетики, в том числе теплоэлектростанций, работающих на горючем топливе. И загрязнение окружающей среды от них не такое "адское" (если действительно хотите чистого воздуха на планете - забейте всех коров или уничтожьте все рисовые поля, которые вредят больше любых ТЭЦ!), и при соответствующей техномодернизации (сейчас это - самое обычное дело) эти выбросы уменьшаются либо транфсормируются в другие виды электро- или теплоэнергии. Да и вообще: нынешние ТЭЦ - это современное высокотехнологическое производство в большинстве стран Европы, а их модернизация происходит без остановок и по нарастающей! Но кого интересуют аргументы и правда, когда принято политическое решение? "Партия сказала "надо", комсомол ответил "есть"...
 
Итак, политическое обоснование для агрессивно-навязываемого сверху внедрения альтернативной энергетики есть, программа утверждена, параметры оценки определены. Обидно и весьма симптоматично в свете вышесказанного, что для альтернативной энергетики в Эстонии созданы искусственные тепличные условия "вне рыночных отношений", когда государство насильно вводит новые налоги и пошлины (так называемый "зеленый налог" в электросчета пользователей), чтобы обеспечить альтернативщикам прибыль и покрыть их колоссальные расходы, навязав ставшее из-за этого дорогущим электричество конечному потребителю. Чтобы потребитель не ворчал и терпел этот произвол, ему в очередной раз скармливают через различные неправительственные организации и СМИ мифологию "зеленой Европы" и "чистой энергии", а правительство и министерства запугивают высокими мировыми ценами на энергоносители (хотя давно доказано, что 75 % в цене топлива в Эстонии составляют те самые государственные налоги, акцизы, пошлины и поборы на "экологическую солидарность").
 
Что же внедрение альтернативной энергетики на практике означает для Эстонии?
 
Эстония - одна из немногих стран региона, которая полностью обеспечивает себя энергией благодаря активному возведению здесь в советские годы целого комплекса мощных теплоэлектростанций, расположенных под Таллином и Нарвой. Эти ТЭЦ дают примерно 80 % всей электроэнергии и более 90 % всего тепла в эстонские дома. После закрытия в Литве АЭС у эстонских энергетиков появились возможности продавать по коммерческим ценам излишки электричества соседям, а через морской подводный энергокабель Estlink получать и отдавать энергию в Финляндию и дальше - в страны Скандинавии. Объединенная со времен СССР в единую энергосеть с бывшим советскими республиками Эстония пользуется благами и плюсами такого положения, что гарантирует ей решение практически любой возникающей проблемы с электроэнергией в случае чего.
 
Абсолютный монополист электроэнергии Эстонии - государственный концерн ГАО "Эстонская Энергия" (Eesti Energia), самая ненавидимая монополия в стране, если верить социологическим опросам. Ему принадлежат все главные ТЭЦ страны, а через дочерние и "партнерские" предприятия - электрораспределительные сети, шахты по добыче горючего сланца, химзаводы по его переработке, километры железнодорожных путей, логистические и прочие центры, бюро обслуживания клиентов и прочая-прочая. "Государство в государстве". Эстонцы стонут от счетов за электроэнергию, которые им приходят ежемесячно. Ужас ситуации в том, что альтернативная энергетика.. ничуть не лучше - цена на ее услуги для конечного потребителя оказываются еще выше, а риски с ненадежными партнерами высоки. Оно и понятно: где гарантия, что как только политические ветры в Брюсселе подуют по-другому или еврофонды обмелеют, то вся эта свистопляска вокруг ветрогенераторов, ТЭЦ на дровяных опилках и соломе не прекратится, а задранные вверх ценники поползут вниз?)
 
Немаловажно и то, что альтернативная энергетика не только политически поддерживается Брюсселем, но и финансируется им. Различные фонды ЕС предлагают в той или иной пропорции со-финансирование проектов внедрения альтернативной энергетики в Эстонии, и многие этой опцией пользуются. Хотите смейтесь - хотите нет, но именно на евроденьги предприниматели из эстонского ООО Energy Smart строят в стране первую электростанцию... на солнечных батареях. Понято, что подобный проект реализовать в стране, где 300 дней в году пасмурно и холодно, можно только за счет чужих денег! Мощность будущего комплекса по сути "чисто символическая" - 100 кВт, но деньги на это из Брюсселя поступили весьма конкретные (400 000 евро). Все стороны договора в этой цепочке довольны: Евросоюз реализует прогрессивные проекты, евроконцерны получают заказы, эстонцы - возможность "подхалтурить" и покрасоваться. Кроме, конечно, местного потребителя, которому данное "солнечное электричество", скорее всего, просто навяжут и которого в итоге заставят оплатить все издержки проекта.
 
Еще одна мифологема альтернативной энергетики Эстонии - парки ветроэлектрогенераторов. Суммарная мощность парка ветрогенераторов по всей Эстонии составляет почти 160 мегаватт/час, в перспективе она должна достичь 740 мегаватт/час. При этом эстонское государство гарантирует дотирование (за счет потребителей) 600 мегаватт/час "ветроэнергии" от общего объема. В нынешнем году в Эстонии откроется еще один парк ветрогенераторов мощностью 39 мегаватт/час на месте закрытого в 2009 году могильника золы Балтийской электростанции под Нарвой. Если учесть, что максимальное потребление электроэнергии зимой в Эстонии составляет 1600 мегаватт/час, зато летом - 400 мегават/час, то понятно, что данная "ветромания" имеет конечные чисто физические объемы потребления даже при условии, что все остальные отрасли энергетики придется закрыть и забыть. При этом известно и практически доказано, что при низкой температуре и просто морозной погоде (а в Эстонии это длится больше половины года) ветряки малоэффективны. И совсем не случайно, что практически во всех ныне действующих ветропарках Эстонии одновременно работают от силы половина ветроэнергогенераторов.
 
Однако ларчик с активным возведением ветропарков открывается куда проще: согласно Закону "О рынке электроэнергии", с каждого произведенного в Эстонии киловатт-часа в строительство именно таких проектов выделяется определенная сумма, и чтобы получить ее, тот же ГАО-монополист "Эстонская Энергия" строит и строит и ходатайствует о новых ветропарках. А после открытия таких парков, чтобы не тратиться на дорогущий ремонт и продлить срок их эксплуатации, предприятие ветряки просто... не включает. Остановить эту безумную нескончаемую стройку могут лишь отмена данного принудительного финансирования за счет потребителей, так и уменьшение потоков евродотаций.
 
Чтобы оправдать правительственные программы по внедрению альтернативной энергетики, политики и связанные с ними СМИ уверяют, что все делается в интересах потребителей, а в результате нововведений те получат безопасные, экологически чистые и дешевые виды энергии. То, что ветрогенераторы безопасны, - кажется бесспорным, лишь если принимать во внимание один-единственный ветрогенератор, красиво стоящий в поле цветущей ржи. В Германии, где ветропарки работают десятилетие, уже выявлены серьезные негативные последствия и для окружающей среды, и для живущих там людей. Да и стоимость сервиса и бесконечных ремонтов, техосмотров и замены деталей обходится не в копеечку...
 
Стоит также упомянуть реализуемые проекты по открытию (опять же на деньги ЕС и связанных с евроофондами западных концернов) мини-теплостанций, работающих на древесных опилках и соломе. Но это уже совсем экзотика, больше рассчитанная на внешний эффект "альтернативщина", истинное влияние которой на энергетику и на энергорынок страны (не говоря уже об экономике) можно узнать лишь спустя десятилетия.
 
Если верить подсчетам самих энергетиков и связанных с проблемой экспертов, то альтернативная энергетика стала по сути прикрытием и "занавесочкой" для взвинчивания цен на электроэнергию и энерготопливо, введения повышенных акцизов, налогов и сборов. Поневоле подумаешь, что вся эта "альтернативная энергетика" задумана исключительно для пополнения госказны. По данным эстонской оппозиции, средняя эстонская семья потребляет в год 3500 киловатт/час электроэнергии, за которые платит ГАО "Эстонская Энергия" почти 400 евро, причем львиную долю в счете составляют акциз на электричество и налог с оборота на отопление (почти 30 %). На фоне всего вышесказанного выглядит абсолютно логичным, что правительство Эстонии с наступлением экономического кризиса в 2009 году не уменьшило, а еще больше увеличило налоги и акцизы на все виды энерготоплива. Акциз на электричество сегодня в Эстонии в четыре с лишним раза выше требуемого Евросоюзом минимума.
 
Можно ли этому чудовищному произволу противостоять? Одиночные примеры есть, но они почему-то замалчиваются эстонскими СМИ, правящими партиями. Например, отдельные предприятия строят свои мини-электро и теплостанции, работающие на газе или традиционных видах энерготоплива. Однако - признаемся - дело это по сути хлопотное, технологически емкое и затратное, и можно только похвалить таких бизнесменов за отчаянную веру в экономическую стабильность своего предприятия в ежесекундно меняющемся мире. Можно покупать электроэнергию у латышей, что и делают многие предприятия и учреждения Эстонии, и число таких растет. Хотя понятно, что разница в ценах эстонских и латвийских не такая уж и серьезная, чтобы в итоге наживать себе врага в виде могущественной ГАО "Эстонская энергия". Странно, но в Эстонии, в отличие от Литвы или Польши, до сих пор широкого распространения не получили мини-электрогенераторы (те же ветряки) индивидуального пользования, хотя их полезность и энергоэффективность очевидна. Видимо, пока это вопрос не столько отдаленного будущего, сколько принципиальной позиции эстонских журналистов, которые при желании могут эту тему сделать широко обсуждаемой и помочь сдвинуть ситуацию с мертвой точки... Пока же, если следовать логике эстонской жизни, то получается, что термин "альтернативная энергетика" может означать, что угодно, но только не "альтернативу" монополии госконцерна...
 
Самое противное во всей этой истории с навязыванием эстонцам альтернативной энергетики: это по сути "оккупационный режим" поведения в Эстонии представителей новой энергетики, тесно связанных с государственными и местными властями, режим, при котором конечный потребитель является просто беззвучным заложником обстоятельств и рабом задранных вверх ценников.
 
Не менее противно и то, что идеологическое обоснование под навязываемость такой энергетики у эстонской элиты старо как мир - "угроза России". Любой политик правящих партий с ужасом в голосе расскажет вам о "преступной" зависимости Эстонии от российских газа и энерготоплива, о необходимости во что бы то ни стало добиваться энергетической независимости, для чего, не считаясь с возможными издержками и расходами, следует а) объединять все больше и больше энергорынок Эстонии с Финляндией (строим уже второй энергокабель по дну Финского залива), б) объединять через Латвию и Литву энергетику с Польшей и Германией, в) со-финансировать строительство в Литве АЭС, а лучше построить собственную мини-АЭС, г) строить портовый терминал для сжиженного газа, экспортируемого из Норвегии или арабского мира. При этом бизнесмены Эстонии признают, что Россия является самым надежным партнером в вопросе энергопоставок, а цены на российское топливо ниже, чем на соответствующее топливо партнеров по Западной Европе, например, той же Норвегии. Цены на АЗС "Лукойл" заметно дешевле для автовладельцев, чем на заправках скандинавского Statoil. И кто тогда, спрашивается, представляет бОльшую угрозу для энергбезопасности и потребителей энергии в Эстонии?
 
Типичный пример подобной паранойи - решение парламента Эстонии от 17 июня 2010 года, которое предусматривает искусственно регулируемое в обход рыночных отношений ограничение экспорта газа из России. Данный закон, названный красиво и пафосно "О ценовом ограничении монополий", также заметно ограничил традиционные виды энергоносителей и тепла, отдавая преимущества возобновляемым видам топлива, тепла и электроэнергии, а также сланцевой энергии, вырабатываемым преимущественно в Эстонии и находящимся в собственности ГАО Eesti Energia. По сути своей закон как раз, наоборот, еще больше увеличил монополию госконцерна, использовав по привычной для эстонского обывателя схеме "страшилку" о злом Иване.
 
Очевидно, что на данном отрезке истории альтернативная энергетика и эстонская элита "нашли друг друга" и поняли без лишних слов, в чем их взаимный интерес. О самих потребителях, как всегда, было забыто...
 

ИА REGNUM

  • Дата публикации: 13.03.2012
  • 1862

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться