Возобновляемая энергетика и энергоэффективность: от мифов к реальности

Возобновляемая энергетика и энергоэффективность: от мифов к реальности

Теме ВИЭ – очень перспективной с точки зрения инвестиций и создания более устойчивых экономических моделей – был посвящен Международный форум по возобновляемой энергетике и энергоэффективности REF-2012, состоявшийся 5‑6 июня в Москве. Мероприятие было организовано IBCentre при поддержке Государственной думы РФ. Участниками форума стали топ-менеджеры ведущих компаний отрасли, инвесторы, представители международных организаций и государственных ведомств.

В ближайшие годы Россия, Украина, Казахстан, Белоруссия планируют ускорить реализацию проектов возобновляемой энергетики. Существуют положительные тенденции как для создания промышленной основы ВИЭ, так и для строительства объектов. Безусловно, возобновляемая энергетика не станет центральной составляющей в общем топливно-энергетическом балансе. Но те планы, которые наметили страны СНГ (10‑15 процентов в энергобалансе к 2020 году), выглядят вполне осуществимыми.



На пути к зрелой энергетике

О перспективах реализации проектов с использованием ВИЭ в России рассказал Владимир Басков, заместитель генерального директора Российского энергетического агентства:

– Специалисты давно настаивают, чтобы тема ВИЭ формировалась в отдельную отрасль. В России нам в одиночку не осилить этот вопрос, а с коллегами по СНГ тему можно попытаться внедрить, воплотить в жизнь, создать структуру, которая бы занималась этой темой серьезно, на основе бизнеса.

На сегодняшний день говорить об альтернативности нецелесообразно. Разнообразие носителей говорит о зрелой энергетике. Отказываться от тех возможностей, которые есть в северных странах с тяжелым климатом, не нужно. Если на сегодняшний день есть проблемы с атомной энергетикой, то их нужно решать, а не отказываться от этого полностью. Пока существует нефть, нужно ею пользоваться, переводя постепенно в какие‑то другие продукты.

Мы продолжаем пользоваться природным газом. Китайские партнеры очень серьезно смотрят на другое наше достояние – уголь. Конечно, эти ресурсы станет все труднее добывать. России нужно использовать все те источники энергии, которые у нас существуют. На сегодняшний день ВИЭ в мире составляют более 13 процентов. По мнению экспертов, эта цифра будет расти, и в России в том числе.

Государственная политика Российской Федерации на сегодняшний день четко определена в сторону уменьшения энергоемкости, и это непростая задача. Нужно 9,7 ГВт возобновляемых источников внедрить до 2020 года – это без учета гидроэлектростанций. Если говорить о том, как мы на сегодняшний день эту задачу выполняем, – нам пока похвастаться нечем.



Сколько стоит полный отказ от нефти

Для России, развивающей возобновляемую энергетику, пример стран, входящих в Евросоюз, в частности Германии, является показательным.

Ханс-Джозеф Фелл, депутат и член Комитета по экологической политике парламента Германии, основоположник системы «зеленого тарифа» (Feed-in-Tariff), поделился европейским опытом в создании отраслевой законодательной базы, стимулирующих механизмов развития возобновляемой энергетики и проектов энергоэффективности:

– В настоящее время мир сталкивается с большим количеством политических вызовов. Нам угрожает глобальное потепление, потеря биологического разнообразия, трудности с нефтью. Эти факторы ведут к проблемам с энергетической безопасностью, росту цен на нефть, бедности, экономическому кризису.

Экономический кризис должен быть решен в контексте энергетического кризиса не только в Европе – мы видим также падение всей мировой экономики, что обусловлено и высокими нефтяными ценами. Возобновляемые источники энергии помогут справиться не только с проблемами климата, но и серьезными экономическими проблемами в наших странах.

Глобальное потепление стало реальностью. Ученые предупреждают, что климатические катастрофы будут случаться все чаще и сильнее. Пример тому – участившиеся летние пожары лесов в России. Следовательно, мировая температура будет еще расти. Мы должны выработать защитную климатическую стратегию, не допускающую глобального потепления.

Существуют две возможные стратегии. Первая: остановить выбросы парниковых газов. Не только сдерживать их, а полностью прекратить и перейти на сто процентов на возобновляемые источники.

Вторая стратегия: изъять парниковые газы из атмосферы. Нужно стремиться к большей производительности нашего хозяйства. Производство необходимо переводить на возобновляемые источники и переключиться на сто процентов на возобновляемую энергию. Это реально сделать уже в скором будущем.

На примере распространения персональных компьютеров мы видим, что промышленная революция может происходить очень быстро, если политики, исследователи и производители будут работать над этим вместе. Два года назад учеными был разработан мировой план для полного переключения потребностей энергии на ВИЭ. Так называемую «зеленую технологию» можно реализовать в течение тридцати лет – точно так же, как это было сделано с компьютерными и информационными технологиями. Это также поможет преодолеть экономический кризис – создать рабочие места, инвестиции.

Полный переход на сто процентов на возобновляемую энергию будет стоить 100 миллиардов долларов США. Много? Да. Но в мире потребность в нефти огромна, а энергии ветра, Солнца, воды не требуется топливо. Нефть в качестве топлива нам больше не понадобится. Стоимость топлива для мира за тридцать лет на уровне цен 2008 года составляет 200 миллиардов долларов США. Мы можем избежать этого, если перейдем на более дешевую энергию без использования атомной промышленности, и тогда у нас получится стопроцентно возобновляемая энергия. Всему миру необходимо объединить свои усилия для достижения этой цели.



Украина выходит в лидеры

Отдельная сессия была посвящена реализованным и реализуемым проектам по ВИЭ в Восточной Европе. Виталий Давий, президент IBCentre, рассказал о достижениях и ошибках в сфере возобновляемой энергетики в странах СНГ.

– Украина, пожалуй, единственный рынок в странах СНГ, где так активно развиваются и строятся объекты возобновляемой энергетики. В прошлом году был настоящий бум, ажиотаж на рынке – в частности, в Южном регионе, в Крыму. Была введена в эксплуатацию крупнейшая солнечная электростанция в мире по состоянию на 5 июня 2012 года – станция «Перово» мощностью 100 МВт. Проект реализован компанией «Актив Солар».

Еще один проект также введен в прошлом году и относится к категории крупнейших и показательных – снова «Актив Солар», снова Крым, солнечная электростанция «Охотниково» мощностью 80 МВт. Эта станция также входит в пятерку крупнейших солнечных электростанций в мире.

В 2009 году был принят «зеленый тариф», и это стало основой для развития всего того, что мы имеем в балансе за последние три года. Первой солнечной электростанцией в Крыму стала скромная по сравнению с «Перово» и «Охотниково» станция «Родниковое» – всего 7,5 МВт. Первая очередь была введена еще в октябре 2010 года. Изначально мощность составляла 5 МВт, в феврале 2011 года к ней добавили еще 2,5 МВт.

«Актив Солар» – компания-тяжеловес с серьезными финансовыми ресурсами. Пул инвесторов для строительства электростанций в Крыму сформирован за счет ВТБ и Сбербанка России, эти российские банки очень интересуются данным сектором. Но есть и другие проекты. Например, солнечная станция мощностью 4 МВт построена в Одесской области, на границе с Молдавией. Проект реализован в марте 2012 года. Его оператор – израильская компания SunElectra. Компания намерена и дальше развивать проекты, используя незадействованные ресурсы на своих малых гидроэлектростанциях.

Украина также обладает мощными ресурсами ветровой энергии и может выйти на одно из ведущих мест в мире по использованию энергии ветра. Установленные мощности по Украине составляют 151 МВт, и значительная часть данной статистики принадлежит ветропарку «Новоазовский», входящему в объединение «Ветряные парки Украины». Сегодня это 57,5 МВт, а до конца года будет 107,5 МВт. В проекте используются ветрогенераторы немецкой компании «Фурландер», для их узловой сборки было создано специальное совместное предприятие на базе Краматорского машиностроительного завода. За счет этого производства удешевляются сами мощности, их себестоимость, и есть определенные возможности соответствовать требованиям местной составляющей, принятым в Украине, – когда не менее 15 процентов капиталовложений в мощность должны составлять украинские товары, услуги, продукция и т. д. Таким образом, стимулируется развитие инфраструктуры сервисного направления в сфере возобновляемой энергетики.

Второй ветропарк, который стоит отметить, – «Очаковский» в Николаевской области. Мощность 25 МВт, скоро увеличится до 37,5 МВт. Те же немецкие ветрогенераторы «Фурландер». Еще один ветропарк – «Березанский» в Николаевской области, его мощность скоро будет 7,5 МВт.

В России, в Калининградской области, в далеком 2002 году был построен ветропарк «Куликово». Его мощность составляет 5,1 МВт, установлен двадцать один ветрогенератор – Wind World и Vestas. В данный момент проект живет своей жизнью, не развивается и не стагнирует. То есть ветроэлектростанция действует, но дальнейших планов пока не предусмотрено. Многие специалисты отмечают потенциал региона для строительства ветропарков, поэтому в ближайшее время там будут строиться следующие очереди.

Солнце и ветер – это два столпа, на которых держится возобновляемая энергетика во многих странах. Но в России также находится крупнейший в мире производитель по установленным заявленным мощностям твердого биотоплива – это компания «Выборгская целлюлоза», которая с 1 миллионом тонн пеллет в год является сегодня безоговорочным лидером. Реальные объемы производства существенно ниже, но при выходе на полную мощность компания действительно может быть серьезным игроком, в том числе на европейском рынке твердого биотоплива, спрос на которое в Европе с каждым годом растет.

Моторное биотопливо – специфическая тема. В Европе до сих пор ведется активная дискуссия вокруг перспектив биодизельной и биоэтанольной отрасли. Здесь есть свои нюансы, но, тем не менее, многие компании в странах СНГ – в Белоруссии, Украине и России – экспериментируют с этим направлением. Стоит отметить завод по производству биоэтанола – компанию «Миранда» из Северной Осетии, прецедент есть, – заключил господин Давий.



Белорусский опыт

По мнению Владимира Нистюка, исполнительного директора Ассоциации возобновляемой энергетики Белоруссии, необходимо согласовывать усилия государств, деловых кругов и гражданского общества стран СНГ в развитии ВИЭ:

– Для Белоруссии крайне важно сейчас наладить реальное государственно-частное партнерство в рамках закона для совместной реализации инфраструктурных проектов. Речь идет о государственно-частном партнерстве в широком смысле этого слова. Создание механизма, при котором эти силы объединятся для решения проблем, – такая задача стоит перед нами сейчас. Необходимо формирование стратегических подходов, создание научно-технической базы, поддержка изысканий – у нас нет венчурного финансирования, нет венчурного фонда. Ученые носятся с изобретениями 10‑20 лет, потом уходят из жизни и оставляют наследникам свои творения, которые нельзя реализовать, потому что банкиры, инвесторы боятся вкладывать деньги в проекты, которые сегодня не гарантируют результат.

В рамках СНГ, оказывается, существует такая интересная структура, как электроэнергетический совет. В нем есть рабочая группа по охране окружающей среды, а в группе – секция по возобновляемым источникам энергии. Ее возглавляет представитель белорусского Министерства энергетики – эту информацию я нашел в Интернете. А наши ассоциации альтернативной энергетики, которые есть у нас в Белоруссии, в Украине, никому на государственном уровне не нужны. Существует водораздел между государством и теми, кто реально занимается ВИЭ, а значит, наш потенциал полностью не задействуется. Многое из того, что нарабатывалось десятилетиями, мы потеряли, а сегодня никак не можем это внедрить. А когда на межгосударственном уровне работают одни, а на реальном уровне другие, то ничего не получается. У меня есть практическое предложение попробовать все это в рамках СНГ скоординировать, с учетом привлечения всех вышеупомянутых сил.

Наша ассоциация – это некоммерческое негосударственное объединение, в ее составе работает орган государственного управления – департамент по энергоэффективности как член ассоциации. Также в ассоциацию входят три райисполкома, Полоцкий горисполком, шесть государственных заводов, три государственных научных центра – всего пятьдесят субъектов, основная масса которых некоммерческие организации, занимающиеся разработкой, внедрением, продвижением возобновляемых источников энергии в стране. Кроме того, мы занимаемся подготовкой кадров – Международный экологический университет им. Сахарова уже перевел на пятый курс юношей и девушек, которые обучаются по специальности «энергоменеджер возобновляемой энергетики». В государственный кадровый реестр внесено понятие «инженер-энергоменеджер», и через год мы получим первые собственные уникальные кадры.



Страны разные – проблемы общие

По мнению участников конференции, ключевой проблемой в реализации проектов в сфере возобновляемой энергетики является земельный вопрос. Оформление земли – это самая коррупционная часть, когда наряду с официальными платежами существуют неофициальные, и это существенно тормозит реализацию проектов. Данная проблема существует в странах СНГ, начиная от Украины и заканчивая Белоруссией.

Вторая проблема – подключение к энергосетям. Многие региональные энергораспределительные компании находятся в частных руках, и, наряду с действующим законодательством, у всех есть писаные и неписаные правила, которые устанавливаются акционерами. Поэтому в диалоге с этими компаниями часто возникают различного рода сложности: дополнительная финансовая составляющая, на которую не рассчитывал инвестор, технологические особенности и т. д.

Тем не менее проекты развиваются, двигаются, и в этом году за счет реализации ряда амбициозных проектов – в частности, по ветру и солнцу – их общая мощность увеличится как минимум вдвое. Речь идет, прежде всего, об Украине, но и в России (в Калмыкии) также будет построен ветропарк.

В СНГ существуют также проблемы с введением «зеленого тарифа». Виталий Давий отметил:

– Биогаз – это единственный ресурс производства электроэнергии в Украине, который не имеет «зеленого тарифа». У нас предпринимались две попытки ввести «зеленый тариф» на биогаз, но они не увенчались успехом. Сегодня в украинском парламенте находятся три абсолютно независимых законопроекта, которые предусматривают введение «зеленого тарифа» на разном уровне, от 14 до 20 евроцентов за киловатт электроэнергии. Тем не менее процесс тормозится.

Экологические штрафы никого не пугают. Животноводческие фермы предпочитают заплатить мизерный на фоне инвестиций в биогазовую установку штраф и продолжают складировать отходы, сливать их в реки. Поэтому биогаз вроде как есть, потенциал его очень велик – около 5 миллиардов кубометров в год, но, к сожалению, в реальности пока не двигается ничего.



Энергоэффективность: от слов к делу

Федеральный закон «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности» был принят два с половиной года назад. Пришло время подвести первые итоги.

Евгений Коныгин, заместитель председателя подкомитета Российского союза промышленников и предпринимателей по энергоэффективности, сказал:

– Закон об энергоэффективности получился куцым, поспешным, но свою позитивную роль он все‑таки сыграл. Теперь многие декларации, которые ничего не стоят, стали совершенно очевидны.

В чем именно заключается декларативность закона? Были созданы предпосылки для создания двух основных рынков. Это рынок энергоаудита и рынок энергосервиса с элементами подготовки площадок для производства энергоэффективных приборов, связанных, прежде всего, с освещением. Ситуация с освещением оказалась весьма трагической. Мы предупреждали о том, что надо в комплексе рассматривать все, что связано с утилизацией ртутьсодержащих и иных ламп. Только сейчас это начинает занимать умы нормотворцев, а когда разрабатывался закон, две тысячи конвейерных линий в Китае работали на производстве суррогатного материала, который выдавался за энергоэффективные лампы. В реальности отследить, какие из них соответствуют нормам, а какие нет, было очень сложно – таким образом, рынок заполонил суррогат. В этом контексте определенные искажения должны и будут исправляться.

Во-вторых, мы наплодили безумное количество энергоаудиторов. Больше всех в мире энергоаудиторов теперь в Российской Федерации – только в течение зимних каникул этого года 17 тысяч энергоаудиторов получили дипломы. Их количество и качество в значительной степени обесценило профессию, и реальные энергоаудиторские компании жалуются, что не могут выйти на серьезные проекты. Принцип государственных закупок применительно к получению энергоаудиторского договора связан с минимальной ценой, и когда демпинговая цена в десятки раз меньше обоснованной реальной цены трудозатрат, то государственным служащим не остается ничего иного, как нанимать суррогатных исполнителей – в результате суррогатные решения, которые они предлагают, ничего не стоят. Более того, эти решения не могут оцениваться в контексте инвестиционных последующих шагов, которые предполагаются как follow-up, последующие действия в результате энергоаудита.

Что касается энергосервисных компаний – когда создавали эту структуру, уже бывший министр энергетики тогда заявлял, что развитие энергосервиса будет проходить по пути последовательного укрупнения компаний, как это было во всем мире. То есть сначала займется энергосервисом компания, которая обладает технической квалификацией. Она будет готовить комплексные инвестиционные программы, которые будут опираться в значительной степени на энергоаудит. Дальше подключится банковский сектор, и в рамках государственно-частного партнерства будет происходить синдицирование финансовых ресурсов. В результате же слияния пока не произошло, финансовый сектор только-только начинает включаться в эту деятельность. Хотя перспектива сама по себе была оценена правильно.

Основная проблема – в России практически отсутствует возможность малого генератора, который выработал электроэнергию на своей гидростанции, продать ее в сеть. Например, компания «Норд Гидро», которая одна из немногих в стране реализовала серию проектов по реальному восстановлению малой гидростанции на старых створах. На старых створах уже проведены гидротехнические изыскания, поэтому стоимость инвестиций выходит на 30–40 процентов меньше, чем на новых. В результате, «Норд Гидро» теперь не может продать свою продукцию в сеть, поскольку сетевым компаниям дано право самим определять, у кого покупать. Необходимо законодательным способом закрепить обязательство сетевых компаний покупать электрическую энергию прежде всего у генераторов малой энергетики.

Без господдержки или так называемой коррупционной составляющей практически невозможно пройти сквозь органы управления, чтобы заключить договоры для участия в государственных программах. Региональные программы пока еще мало стыкуются с государственной программой по энергоэффективности. Необходимо гармонизировать отношения между региональными и муниципальными программами. Сегодня же практически все субсидии, которые выделены регионам в прошлом году, ушли на покрытие расходов по энергоаудиту, – резюмировал господин Коныгин.

Яна ЛИСИЦЫНА

"Энергетика и промышленность России"

  • Дата публикации: 20.08.2012
  • 1034

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться