Европа "двух скоростей" с доминирующей ролью Германии стала реальностью

	 Европа "двух скоростей" с доминирующей ролью Германии стала реальностью

Система управления Евросоюзом претерпела качественное преобразование после официального утверждения состоявшимся в Брюсселе саммитом ЕС нового института сообщества – регулярных саммитов зоны евро, который будет выполнять функции экономического правительства еврозоны. Согласно итоговому документу встречи, председателем саммита зоны евро стал президент ЕС Херман Ван Ромпей.

"Председатель саммита зоны евро будет назначаться главами государств ЕС, одновременно с назначением президента ЕС на тот же срок /2,5 года/. До ближайших выборов на саммитах зоны евро будет председательствовать действующий президент ЕС", – подчеркивается в документе. Таким образом, Ван Ромпей будет выполнять функции спикера зоны евро до истечения своих полномочий в мае 2012 года. Саммит зоны евро займется принятием оперативных решений в сфере финансовой и экономической политики сообщества. "Только справедливо, что государства, пользующиеся единой валютой, должны иметь собственный механизм для принятия экономических решений", – заявил на пресс-конференции саммита ЕС Херман Ван Ромпей. "Сейчас Евросоюзу нужно больше интеграции, больше тесного сотрудничества" – заявил после встречи лидеров стран еврозоны глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу.

Таким образом, теперь в Евросоюзе сосуществуют две руководящие структуры. Европейский совет, он же саммит ЕС, который объединяет глав государств и правительств 27 стран сообщества, и саммит зоны евро, в который входят лидеры только экономического ядра ЕС – 17 стран зоны евро. Эта ситуация может привести к острым трениям между 17 государствами зоны евро и 10 остальными странами ЕС, среди которых – Великобритания, Швеция и Польша. Отныне их возможности влиять на экономические решения ЕС внезапно оказались ограничены. Чтобы снизить напряжение между государствами зоны евро и остальными странами ЕС в положении об экономическом правительстве Евросоюза подчеркивается, что его президент обязан "плотно информировать все 27 стран ЕС о подготовке и результатах саммитов зоны евро".

Принципы взаимодействия саммита ЕС и саммита зоны евро еще предстоит определить, пока намечены только их контуры. Как заявил 23 октября на итоговой пресс-конференции саммита президент ЕС Херман Ван Ромпей, "лидеры Евросоюза договорились поддерживать баланс между существующими отныне двумя формами принятия решений в Европе – саммитами ЕС и зоны евро".
Следствием этого "баланса" стало решение провести перед запланированным на 26 октября дополнительным саммитом зоны евро, на котором будет утвержден антикризисный план ЕС, еще один саммит Евросоюза. Это сделано в попытке не оставлять не входящие в зону евро 10 стран ЕС "за бортом" принятия важнейших для всего сообщества экономических решений.
Таким образом, за четыре дня с 23 по 26 октября в Брюсселе пройдут четыре европейских саммита. Таких прецедентов не было за всю историю сообщества.

Параллельно с процессом обособления зоны евро в отдельное экономическое ядро ЕС нынешний саммит продемонстрировал быстрый рост влияния Германии на общеевропейские решения. Необходимость проведения двух дополнительных саммитов 26 октября вызвана обязательствами канцлера ФРГ Ангелы Меркель согласовать с парламентом Германии антикризисные меры ЕС, требующие выделения средств немецких налогоплательщиков. Это, в первую очередь, решения о расширении европейского стабфонда и формировании второй программы помощи Греции. Нелишне отметить, что Германия – это первая экономика ЕС, без которой антикризисные меры утрачивают смысл.

Вопрос о расширении полномочий Европейского фонда финансовой стабильности /ЕФФС/, который призван поддерживать проблемные страны еврозоны, выносится на голосование в немецком бундестаге 26 октября. Кроме того, в парламенте с правительственным заявлением по проблеме формирования европейского стабилизационного фонда выступит федеральный канцлер Ангела Меркель, которая затем в этот же день отправится в Брюссель на саммиты ЕС и зоны евро. Как подчеркнул председатель фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер, вопрос об увеличении объема ЕФФС путем его наделения дополнительными финансовыми полномочиями "из-за открытых дебатов по нему в последние дни получил принципиальное значение".

В настоящее время обсуждаются два варианта работы ЕФФС. Один из них подразумевает, что фонд в случае необходимости возьмет на себя компенсацию части потерь, связанных со вкладами проблемных стран, то есть будет наделен "полномочиями страховщика". Другой вариант предполагает участие в функционировании ЕФФС Международного валютного фонда. Возможно также использование смешанной модели, подчеркивает издание.

Ранее планировалось, что вопрос о расширении полномочий ЕФФС будет вынесен на обсуждение лишь бюджетной комиссии бундестага. По данным издания "Шпигель", размер доли участия ФРГ в фонде /211 млрд евро/ в парламенте затронута не будет. 29 сентября бундестаг большинством голосов уже одобрил поправки в закон о ЕФФС, позволяющие увеличивать размер этого фонд.

Таким образом, порядок действий в период с 23 по 26 октября выглядит следующим образом: саммит ЕС утвердил председателя зоны евро, затем саммит зоны евро согласовал план европейских антикризисных мер, далее до среды этот документ рассмотрит бундестаг, и, вероятно, утвердит участие в нем Германии. После чего лидеры ЕС снова собираются в Брюсселе 26 октября, и председатель саммита зоны евро информирует их о результатах переговоров, затем главы 17 стран зоны евро окончательно оттачивают все формулировки антикризисного плана и торжественно объявляют о его утверждении.
"Мы достигли сегодня хорошего прогресса по / антикризисному/ пакету мер, детали которого мы сможем сообщить 26 октября", – заявил 23 октября по итогам саммита ЕС Ван Ромпей. Комментируя сближение позиций Парижа и Берлина по этому плану, он отметил: "Соглашение Франции и Германии по антикризисным мерам ЕС необходимо, но оно недостаточно – нам необходимо решение всех европейских стран для утверждения антикризисных мер".

Для того, чтобы такая двухуровневая система управления ЕС могла работать, а также для введения в действие будущего антикризисного плана, сообществу, как признали лидеры Евросоюза, может потребоваться пересмотр его базовых документов, что, в теории, требует проведения референдумов во всех странах зоны евро. В этой связи, президент ЕС особо отметил, что "любые изменения базовых документов сообщества должны приниматься исключительно на уровне всех 27 стран ЕС". Таким образом, он вновь постарался подчеркнуть, что из процесса не окажутся исключенными не входящие в зону евро государства.
"Нынешний кризис государственной задолженности еврозоны продемонстрировал экстренную необходимость создания экономического союза, иначе произойдет распад зоны евро", – заявил в кулуарах саммита министр иностранных дел Финляндии Александер Стубб. – В 1992 году с подписанием Маастрихсткого соглашения мы создали валютный союз, но без формирования политического и экономического союза. Сейчас мы пожинаем плоды собственных действий". "Настало время сказать министрам финансов зоны евро /Еврогруппе/, что они не способны разрешить нынешний кризис. Координация экономических политик недостаточна, нам необходим единый экономический союз", – подчеркнул Стубб.

Идею создания экономического правительства ЕС в виде регулярных официально оформленных саммитов зоны евро еще на первой стадии мирового финансового кризиса в 2008 высказывал президент Франции Николя Саркози. Он же предложил назвать эту будущую структуру "экономическим правительством". Финансовый кризис быстро подтвердил, что Еврогруппа просто не имела достаточных полномочий, чтобы оперативно решать возникающие перед государствами зоны евро финансовые проблемы. Тогда европейские лидеры оказались не готовы учреждать саммит зоны евро, опасаясь появления в Европе новой границы между ее экономическим ядром и финансовой периферией.

В 2008-2010 годах саммиты зоны евро проводились раз в несколько месяцев, однако, все они носили неофициальный "исключительный" характер. Именно на них принимались все ключевые решения, в частности, о массированной господдержке европейских банков в 2008 году, о формировании антикризисной программы помощи Греции и о создании стабилизационного фонда ЕС в 2010 году.

Отсутствие четкого решения об этом новом институте и о разграничении его полномочий с Европейским советом / саммитом Евросоюза/ уже вызвало в последние годы нарастающее напряжение между государствами зоны евро и не входящими в нее странами ЕС, в частности, Швецией и Великобританией. Его следствием стал неприятный казус на очередном внеочередном саммите зоны евро в начале 2010 года, на который не пустили Гордона Брауна, бывшего в то время премьер-министром Великобритании.

Говоря о доминирующей роли Германии в современной интеграции, невозможно не вспомнить слова Уинстона Черчилля, которые, правда относились к созданию в послевоенной Европе НАТО, однако с тем же успехом могли быть применены ко всему процессу европейской интеграции: "Альянс придуман, чтобы прижать немцев, сохранить американцев в Европе, а русских – вне ее".
Конечно, фрагмент про американцев к Евросоюзу отношения не имеет – американская компонента – это исключительно элемент структуры НАТО, но вот германская часть цитаты – не в бровь, а в глаз.

Пруссия на протяжении веков была активнейшим участником большинства континентальных войн в Европе. В прошлом веке Германская империя, а впоследствии немецкий "третий рейх" стал инициатором двух мировых войн. В результате все послевоенное европейское устройство строилось на максимальной интеграции этой страны в европейские и евроатлантические структуры.

Эту задачу только облегчал мощнейший психологический шок и комплекс вины за совершенные в гитлеровский период преступления, которым пронизана вся немецкая мысль и культура второй половины ХХ века.

Так вот, мировой финансовый кризис 2008 года также продемонстрировал, что Германия незаметно для остальных стран оправилась от этого потрясения. Нынешнее поколение немецких политиков более не считает свою страну "должной" всей Европе за преступления фашизма. Самое интересное, что немецкий политический дискурс сменился буквально на глазах. Только в 2006 году братья Качиньские требовали от Германии уступок по проекту будущего Лиссабонского договора при обсуждении системы голосования в Совете ЕС, бросая Германии в лицо упреки в преступлениях нацизма против Польши. Дескать, если бы не фашистский геноцид, поляков сегодня было бы вдвое больше, соответственно при распределении голосов в Совете ЕС пропорционально населению страны, Варшава имела бы куда больший вес. А значит Германия должна согласиться с польскими предложениями по системе голосования, которая предусматривала бонусы для меньших стран Европы. /Поляки предлагали распределять голоса, пропорционально квадратному корню из численности населения страны, что значительно сокращало преимущества крупных государств, но это совсем другая история/.

Главное, что в тот период Германия лишь вяло отбивалась от этих нападок, пытаясь доказать, что между преступлениями фашизма и сегодняшнем Евросоюзом слишком большая дистанция.

Каково же было изумление европейских наблюдателей, когда в 2009 году аналогичную карту попыталась разыграть Греция. После волны инсинуаций в греческой прессе и заявлений отдельных политиков, что Германия "должна" предоставить Греции финансовую помощь, поскольку не искупила до конца свою вину за войну, из Берлина вместо обычных слабых оправданий последовало предельно спокойное и жесткое заявление: "Германия в полном объеме выплатила свои послевоенные контрибуции и более никому ничего не должна. А если греческие власти не имеют средств, они могут продать один из своих островов".
Таким образом, одним заявлением Германия нарушила сразу два правила – отказалась от привычного всем образа виноватой побежденной страны и одновременно напомнила, что принцип нерушимости границ в Европе – это всего лишь принцип, пусть и освященный международными конвенциями.

Сегодня эта тенденция продолжает развиваться. Все антикризисные проекты ЕС без Германии невозможны – в действующем сегодня европейском антикризисном стабилизационном фонде 21 процент активных средств принадлежит Германии. Подобная ситуация является для Берлина естественным условием, чтобы оформить свое новое место в Европе. И оформлять это место будет уже не Ангела Меркель. Придерживающаяся проевропейских взглядов канцлер ФРГ в этом процессе сегодня выполняет скорее роль посредника между европейскими институтами и немецкими политиками, которые осознали возможность перечертить векторы власти современной Европы.

Германия не будет выходить из зоны евро или ЕС. Эти идеи не имели смысла два года назад и полностью утратили его сегодня, когда перед Берлином раскрываются принципиально новые возможности в Европе, но только при условии сохранения целостности валютного и экономического союза, за которым неизбежно последует новое усиление европейской политической интеграции.

В этой связи обращает на себя внимание заявлении председателя Европарламента Ежи Бузека, сделанное им после его традиционного выступления на открытии саммита ЕС 23 октября. "ЕС находится на пороге третьего исторического этапа своей интеграции", – сказал он по итогам своей дискуссии с лидерами 27 стран ЕС. "Третий этап европейской интеграции должен заключаться в создании истинно европейского гражданского общества. Необходимо установление постоянного прямого контакта между властью и гражданами, проведение широкой общественной дискуссии, которая приведет к взаимопониманию. Необходимо слышать мнения европейцев и иметь возможность объяснить им, почему Европе необходимы те или иные решения", – подчеркнул глава Европарламента. "Мы стоим на пороге изменения базовых документов ЕС. Оно должно быть постепенным, поскольку европейцы сегодня устали от кризиса, в нашем обществе присутствуют чувства неуверенности и страха. Это создает неблагоприятные условия для проведения национальных референдумов. Непонимание простыми европейцами действий Евросоюза приводит к нежеланию перемен. Именно поэтому все мы, депутаты Европарламента должны начать активную работу со своими избирателями, в своих округах", – подчеркнул Бузек. "В этой работе по установлению живой связи с обществом особую роль должны будут сыграть журналисты, которые являются естественным передаточным звеном между гражданином и властью", – сказал глава Европарламента. Он озвучил следующее видение процесса европейской интеграции: "После войны мы осуществили первый этап политического сближения европейских стран. Это было очень непростое решение. В 1980-е годы был подготовлен второй этап европейской интеграции – создание экономического и монетарного союза, шенгенского безвизового пространства. Сегодня нам необходимо сделать третий шаг – создать европейское гражданское общество, единое информационное пространство, обеспечивающее взаимопонимание европейских институтов и граждан", – подчеркнул Бузек.

Что читается между строк в пророчествах этого политика? Читается намерение формировать новую культурную идентичность "европейца", которая должна с годами потеснить в умах жителей европейских стран представления о национальной самоидентификации. То есть, Бузек, наверное, предпочел бы в случае необходимости говорить о сосуществовании этих двух самоидентификаций, вот только так на практике не бывает. По сути, глава Европарламента предложил спрямлять связь Брюсселя с каждым гражданином Европы. А из этого неизбежно следует, что роль правительств европейских стран, которые находятся как раз посередине, должна плавно уходить в прошлое. 

 

 

Портал Родон

  • Дата публикации: 02.11.2011
  • 190

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться