ЕВРОСОЮЗ: СМЕНА ЭЛИТ?

ЕВРОСОЮЗ: СМЕНА ЭЛИТ?

Нынешний экономический кризис вызвал предположения о том, что в Евросоюзе назрела смена элит, так как действующие оказались неспособны предотвратить негативное развитие событий. Однако пока ничего подобного не происходит. Смена правительств в европейских странах осуществляется в соответствие с принципом чередования правоцентристов и левоцентристов, действующим уже в течение десятилетий.

Конец социалистов?

На первый взгляд кажется, что нынешний кризис подорвал позиции социалистов. На конец сентября они оставались у власти лишь в пяти государствах Евросоюза – Испании, Греции, Словении, Австрии и Кипре. Но и в них левоцентристы сталкиваются с серьезными проблемами.

В Испании и Словении назначены досрочные парламентские выборы. В Словении это произошло после развала правящей коалиции, проигравшей на референдуме о реформе пенсионной системы. Парламент выразил правительству Борута Пахора вотум недоверия, обвинив кабинет в коррупции и некомпетентности. Специалисты считают, что на выборах 4 декабря наилучшие шансы на успех – у правоцентристской Словенской демократической партии, возглавляемой предыдущим премьером Янезом Яншей. Согласно сентябрьскому опросу общественного мнения эта партия на досрочных выборах может набрать 27% голосов избирателей, в то время как социал-демократам Пахора прочат только 15%. Янша может возглавить новое правительство, но лишь в том случае, если будет оправдан судом на начавшемся в прошлом месяце процессе – по обвинению все в той же коррупции (сам Янша считает, что подвергся политическому преследованию).

В Испании премьер Хосе Родригес Сапатеро сам досрочно распустил парламент за несколько месяцев до истечения его полномочий – всенародное голосование состоится 20 ноября. Это обычная хитрость партии, находящейся у власти, – провести выборы в более удобное для нее время, пока оппозиция не успела полностью отмобилизоваться. Однако для самого Сапатеро, чья популярность сильно упала из-за кризиса, это последние выборы – на третий премьерский срок он не пойдет. В мае социалисты проиграли местные выборы своим традиционным оппонентам из Народной партии.

Новым главой правительства в случае победы социалистов станет глава МВД Альфредо Перес Рубалькаба, который не был непосредственно причастен к проведению непопулярной социально-экономической политики. По данным Испанского центра изучения общественного мнения, этот шаг привел к некоторому улучшению позиций правящей партии. Если в апреле социалисты имели поддержку лишь 33% избирателей, то сейчас – 36% («народники» остались на уровне 43%, так что прирост получен за счет колеблющихся избирателей). Почти 40% избирателей считают Рубалькабу лучшим кандидатом на пост премьера, тогда как лидера Народной партии Мариано Рахоя – лишь порядка 32%. Впрочем, избирательная кампания только начинается – и не факт, что новому лидеру социалистов, пусть даже и достаточно популярному, удастся переломить общую неблагоприятную для левоцентристов тенденцию.

Наконец, в Греции социалисты пока обладают парламентским большинством, но вынуждены проводить самую непопулярную политику за последние десятилетия. Напряжение в греческом обществе постоянно растет - поэтому не исключено, что и им придется пойти на досрочные выборы. Пока они этого не делают. Если у испанских социалистов, несмотря на непростую ситуацию, все же остается шанс на победу, то у их греческих коллег сейчас его нет.

Не надо спешить

Однако удручающая оценка перспектив левоцентристов в современном Евросоюзе выглядит поспешной, и не только потому что социалисты только что победили на выборах в одной из европейских стран. В Дании 15 сентября правоцентристская коалиция проиграла выборы, и новый кабинет в ближайшие дни сформирует лидер «красного блока», социал-демократ Хелле Торнинг-Шмитт, которая станет первой женщиной – премьером этой страны.

Но и в ведущих странах Евросоюза у социалистов есть неплохие шансы вернуться к власти на следующих выборах. Во Франции социалисты терпели поражения еще до кризиса – сейчас, напротив, у них есть возможность переломить ситуацию. В следующем году в стране состоятся президентские выборы, и, несмотря на скандал с Домиником Стросс-Каном, считавшимся наилучшим социалистическим кандидатом, партия имеет серьезные шансы на успех. Популярность Николя Саркози не выросла после ливийской кампании, которая не привела к быстрому триумфу НАТО – Каддафи поймать пока не удается, а внутренняя ситуация в Ливии остается крайне неопределенной, новые власти этой страны никак не могут создать сколько-нибудь эффективную систему управления.

В Германии правящий альянс ХДС/ХСС-СвДП проигрывает одни региональные выборы за другими – всего шесть за последнее время. В прошлом месяце они проиграли голосование в Берлине. Однако если в столице левоцентристы и ранее находились у власти, то результат выборов в Баден-Вюртемберге стал куда большим потрясением для партии Ангелы Меркель. Она находилась у власти в этой земле 58 лет, но в этом году правительство впервые сформировали левоцентристские силы, причем впервые в истории германской политики «земельный» кабинет возглавил представитель «зеленых». Особенно сильно просели в Германии свободные демократы, которые не прошли в ряд региональных парламентов; в Берлине, например, они получили менее 2% голосов. Впрочем, у Меркель и ее союзников больше времени для подготовки к общенациональному голосованию, чем у Саркози. Следующие выборы в бундестаг состоятся лишь в 2013 году. Свободные демократы уже начали подготовку к выборам, сменив весной председателя партии.

Пока есть средний класс

Чередование у власти правоцентристов и левоцентристов основано на том, что политическая конкуренция имеет свои правила. У каждой из этих политических сил есть своя идентичность, но у них со временем проявляется все больше общего, чем различий. Сейчас трудно представить себе ситуацию 1981 года, когда приход к власти во Франции социалистов (впервые в истории Пятой республики) привел к массовой национализации, осуществленной по идеологическим соображениям. Сейчас во главе европейских социал-демократических партий находятся прагматики, ориентированные не на рабочее движение, а на средний класс. К таковым относится и будущий датский премьер Торнинг-Шмитт, которую коллеги по партии критиковали за то, что она отправила своих детей в частную, а не государственную школу.

Прагматизм европейских левоцентристов проявляется, разумеется, не только в бытовых привычках, но и в политическом курсе. Более того, кризис только способствовал дальнейшему – пусть и временному - сближению позиций различных политических сил. Социалисты лишаются возможности больше тратить на зарплаты, пенсии и пособия, консерваторы – снижать налоговое бремя для бизнеса. Если правоцентристы признали необходимость более активной роли государства в экономике в кризисный период, то левоцентристы на это же время были вынуждены согласиться на проведение непопулярных социальных мероприятий, причем не только в Греции. В Португалии левоцентристское правительство было вынуждено уйти в нынешнем году после того, как оно должно было одновременно сокращать расходы и повышать налоги. В Словении отвергнутая на референдуме пенсионная реформа предусматривала увеличение минимального возраста пенсионеров – то есть местные левоцентристы пошли по стопам французского правоцентриста Саркози. Понятно, что без особой охоты, а только для того, чтобы свести концы с концами в государственном бюджете.

Кризис сильно ударил по европейскому среднему классу, заставив его затянуть пояса, но не уничтожил его доминирование в социальной структуре общества. Только массовая маргинализация среднего класса может привести к тектоническим изменениям в политической системе Евросоюза – как это было в европейских странах во время Великой депрессии. Пока же на очередных выборах чаще побеждает оппозиция, в которой появляются новые лица (например, португальский премьер Педру Пасуш Коэлью), но и они ранее были известны в политическом классе своих стран. Нонконформистам приходится рассчитывать лишь на периферийные позиции в партийных системах западных стран – будь то рост поддержки праворадикальных сил, вызванный антииммигрантскими настроениями, или же прохождение Пиратской партии в парламент Берлина, получившей почти 9% голосов и выступающей за отмену патентов и копирайта.

Мощные электоральные машины с «раскрученными» брендами и широкими возможностями для продвижения своих наиболее успешных активистов, которыми являются традиционные партии, продолжают демонстрировать свою жизнеспособность. В постиндустриальном обществе они все меньше вызывают искренний энтузиазм, даже у своих сторонников (как, впрочем, и профсоюзы, и религиозные организации), но сила инерции сохраняет свое действие. Но не только она, партийная система с чередованием у власти лево- и правоцентристов имеет свои пороки, но никто еще не придумал для современной европейской демократии ничего лучшего.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

  • Дата публикации: 05.10.2011
  • 162

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться