Греция как творец европейской истории

Греция как творец европейской истории

В конце июня 2011 года профессор истории Колумбийского университета Марк Мазауэр на страницах «The New York Times» писал о выявленной им закономерности в европейской истории. По мнению профессора, для того чтобы понять будущее Европы, необходимо абстрагироваться от крупных государств и присмотреться к тому, что происходит в Греции, которая вот уже на протяжении последних двухсот лет является передовым краем развития Европы.

В 1820-е годы, ведя войну с Турцией за независимость, Греция стала одним из первых символов бегства из имперской тюрьмы. В следующем столетии воплощенное в Греции сочетание конституционной демократии и этнического национализма распространилось по всей Европе. Кульминацией этого стал распад Османской, Габсбургской и Российской империй.

Вскоре Греция вновь проложила путь к будущему Европы, правда мрачноватому. В начале 1920-х годов лидеры Греции и Турции решили обменяться своими конфессиональными меньшинствами, переселив около двух миллионов христиан и мусульман. Греко-турецкий обмен населением стал моделью, по которой нацисты и прочие переселяли народы в Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в Индии.

Греция же оказалась в авангарде сопротивления нацистам. Зимой 1940-41 гг. она стала первой страной, отразившей нападение стран оси, унизив Муссолини. А несколько месяцев спустя многие восторгались подвигом юного Манолиса Глезоса, который ночью забрался на Акрополь и сорвал немецкий флаг со свастикой.

Всего через несколько лет после разгрома Гитлера Греция вновь оказалась в центре истории, став передним краем «холодной войны». В 1947 году, благодаря гражданской войне в Греции, Конгресс США поддержал «доктрину Трумэна» и выделение средств на «план Маршалла». Когда потекли доллары, американские советники сидели в Афинах, говоря греческому руководству, что нужно делать, а греческие холмы поливали американским напалмом, подавляя сопротивление коммунистов.

Считалось, что политическая и экономическая интеграция Европы покончит со слабостью и зависимостью разделенного континента, и здесь Греция также стала символом нового исторического этапа. Падение в 1974 году режима «черных полковников» позволило стране стать членом будущего Европейского Союза и выступить предтечей глобальной волны демократизации 1980-х – 1990-х годов. Эти события привили Европейскому Союзу вкус к расширению и желание превратиться из закрытого клуба богатых западноевропейских стран в организацию всего континента.

Сегодня же Греция вновь заставляет задуматься о том, что ждет Европейский континент. Мыслилось, что ЕС сплотит фрагментированную Европу, консолидирует ее демократический потенциал и превратит континент в силу, конкурентоспособную на мировой арене. Но получается иначе. «Видимо, неспроста в авангарде вновь одно из старейших и самых демократических национальных государств Европы, ставящее под сомнение все эти достижения. Теперь все мы - малые державы, а Греция оказалась на передовой борьбы за будущее», - завершает свои размышления Марк Маузар.

«Гордиев узел» Европы

Действительно, Греция оказалась тем «Гордиевым узлом» Европы, разрубить который опасно, а развязать практически невозможно, в чем сторонники европейской интеграции еще раз убедились в последние дни, когда в Афины в очередной раз прибыли внешние «ревизоры».

«Тройка» представителей Еврокомиссии, ЕЦБ и МВФ ищет доказательства того, что многомиллиардная кредитная помощь Афинам принесла хотя бы минимальные плоды. Однако даже «днем с огнем» вряд ли «плоды» эти получится обнаружить. Ведь данные января — июля 2011 года свидетельствуют об обратном: дефицит госбюджета вырос до 15,5 млрд евро против 12,45 млрд евро за аналогичный период 2010 года. При этом доходы бюджета за семь месяцев упали на 6,4%, а расходы подскочили на 7,1%.

Более того, греки не только не чувствуют себя провинившимися, но в последние дни принялись за откровенный шантаж объединенной Европы и остального мира. Министр финансов Греции Эвангелос Венизелос направил письмо правительствам 60 стран, в котором объявил, что Афины откажутся от реструктуризации своего долга, если на обмен гособлигаций на новые с большим сроком действия не согласятся не менее 90% частных инвесторов.

Львиная доля этих инвесторов – банки, страховые компании и пенсионные фонды – находится в Европе. Например, на долю банков ФРГ приходится 22,7 млрд евро греческого долга, Франции – 15 млрд евро, Бельгии – 4,9 млрд евро и т.д. Замысел греков понятен: либо продолжайте нас «спасать» и дальше, либо обанкротитесь.

«Спасать», однако, уже не хочется, ибо бездонная пропасть греческой экономики бесследно поглощает десятки миллиардов евро, на глазах порождая европейскую финансовую пирамиду. В спасении принимают участие не только относительно благополучные Германия или Франция, но и такие хронические должники, как Италия или Испания. Последним для выделения помощи грекам приходится производить дополнительные размещения собственных гособлигаций под 5 и более процентов доходности для их держателей, что только приближает к финансовому краху собственные страны. В этом смысле Греция уверенно прокладывает дорогу в «счастливое будущее» всей еврозоне.

«Есть мифы Древней Греции, а есть мифы новой Греции»

Комиссия парламента Греции по бюджету представила доклад, в котором говорится, что государственный долг страны вышел из-под контроля, и все принимаемые правительством в последнее время меры только усугубляют ситуацию…

По стране гуляет новый анекдот: «Есть мифы Древней Греции — их все знают, а есть мифы новой Греции — когда мы отдадим долги». То есть никто долгов отдавать не собирается. Это, во-первых. А во-вторых, власти стремятся создать для внешних «ревизоров» более или менее благостную картинку, чтобы добиться новой помощи от стран еврозоны.

Инвесторы, особенно частные, в способность Афин справиться с долговым кризисом, а тем более в мифы, не верят. Поэтому немало из них скорее согласны разорвать все отношения с греками и что-то на этом потерять, чем заниматься безнадежной реструктуризацией долговых обязательств греческого правительства и терять в будущем еще больше.

Дело в том, что рост доходности греческих государственных облигаций приобрел катастрофический характер. Как сообщила деловая газета «Ведомости», 31 августа доходность облигаций объемом 7,7 млрд евро по номиналу с погашением в августе 2012 года составила 61,17%, цена – 65,5% номинала. Столь «дикие» для делового мира показатели говорят о том, что дефолта Греции не миновать. Именно по этой причине облигации торгуются уже не по доходности, а по цене.

Поэтому европейские банки приступили к списанию средств, вложенных в греческие облигации. А что еще остается делать?! Например, французские BNP Paribas и CNP Assurances уменьшили их стоимость на 21%, объяснив это тем, что из-за низкой ликвидности невозможно определить их подлинную цену. С другой стороны, те, кто ориентируется на рыночные цены, определили более крупные потери. В частности, Royal Bank of Scotland списал 733 млн фунтов по долгу на 1,45 млрд фунтов, то есть 51%.

Знал ли мир что-то подобное? Да, опыт имеется, и трагический. Так, накануне знаменитого «дефолта Кириенко» цена выпусков ГКО России составляла до 70% от номинала. И, хотя президент РФ Борис Ельцин 14 августа 1998 года заявил, что «никакого дефолта не будет», уже 17 августа «киндер-сюрприз» прекратил выплаты по купонам ГКО, фактически объявив дефолт по внутреннему долгу.

Нечто подобное пережила и Аргентина, где цены облигаций с погашением в мае 2002 года и в мае 2003 года упали в ноябре 2001 года до 60%. В результате 23 декабря правительство объявило дефолт.
После дефолта у Афин не будет иного выбора, кроме как продолжить переговоры с оставшимися кредиторами о реструктуризации долгов. Однако прямые потери кредиторов и в этом случае неизбежны, не говоря уже о том, сколь призрачны надежды на то, что Греция сможет в обозримом будущем обслуживать долги.

Неприличное слово «евробонды»

Помимо неприятностей для Афин и инвесторов, дефолт способен вызвать эффект домино, который распространится через Португалию, Испанию и, возможно, Италию на всю еврозону и погубит евро. В этой ситуации известный финансист Джордж Сорос считает, что будущее евро зависит от Германии. «Германия в экономическом плане сильнейшая страна Евросоюза, с ее хроническим торговым профицитом одна стоит у руля. И она должна продиктовать Европе решение», - заявил гуру финансов в интервью журналу «Der Spiegel».

Суть этого решения в том, что «странам еврозоны нужно решиться на рефинансирование существенной части своих долгов на единых условиях. Об этом должна позаботиться Германия. И здесь не обойтись без такого неприличного слова, как евробонды», - говорит финансист.
Хотя, как считает Джордж Сорос, «сегодня лучшим решением действительно был бы максимально упорядоченный выход этой страны из ЕС. То же справедливо и в отношении Португалии. Евросоюз и его валюта такой сценарий переживут».

«Это как раз и есть неправильный путь»

Однако в Берлине даже слышать о еврооблигациях не хотят. А о выходе Греции из ЕС молчат, ибо понимают: хоть одно слово об этом может привести к такой сумятице умов, что от ЕС останутся только «рожки да ножки», а в Европе снова станет хозяйничать Америка.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель в интервью телеканалу «ZDF» заявила, что в нынешней ситуации «это (выпуск облигаций) как раз и есть неправильный путь». «Он приведет нас к союзу, основанному на долгах, а не на стабильности», - подчеркнула А.Меркель.

Ее партнеры по коалиции используют еще более жесткие формулировки. Глава баварской партии ХСС Хорст Зеехофер в интервью экономическому журналу «Wirtschaftswoche» подчеркнул: «С нами такое не пройдет!» В свою очередь, вице-канцлер, министр экономики и лидер либеральной партии СвДП Филипп Рёслер даже косвенно пригрозил распадом правящей коалиции: «Я исключаю введение евробондов при ныне действующем правительстве». В газете «Bild am Sonntag» он разъяснил немцам: выпуск таких облигаций привел бы к увеличению тех процентных ставок, под которые Германия получает деньги в долг, что стало бы «серьезнейшей угрозой» ее экономическому росту. Ведь еврооблигации, как подсчитали эксперты германского минфина, означают дополнительную нагрузку для бюджета страны в 20 – 25 млрд. евро в течение ближайших 10 лет, поскольку процентные ставки по евробондам будут примерно на 0,8% выше, чем по национальным облигациям ФРГ.

Те же настроения царят и в кругах предпринимателей. Президент Федерального объединения союзов немецких работодателей Дитер Хундт на страницах газеты «Hamburger Abendblatt» заявил: «Мы ни в коем случае не должны допустить, чтобы такие аккуратно ведущие свои дела страны как Германия расплачивались бы за долги небрежно хозяйствующих государств». По его мнению, введение евробондов стало бы для «слабых государств» стимулом наращивать свои долги, а потому оно неприемлемо «в нынешних условиях».

Надо признать, что оппозиционные СДПГ и «зеленые» придерживаются иного мнения. Так, глава фракции социал-демократов в бундестаге Франк-Вальтер Штайнмайер в интервью журналу «Der Spiegel» назвал введение еврооблигаций «неизбежным». В свою очередь, сопредседатель партии «зеленых» Джем Оздемир в журнале «Wirtschaftswoche» заявил, что «по сравнению с тем, во сколько нам обошелся бы крах евро и распад Евросоюза, это (выпуск еврооблигаций) была бы разумная инвестиция в нашу совместную валюту».

Однако немецкой оппозиции, для того чтобы спасти греков, а вместе с ними евро и Европейский Союз, нужна одна «мелочь» - победить на выборах в Бундестаг. Возможно, досрочных – некоторые предпосылки к тому в Германии имеются. Пока же европейскую историю продолжает творить Греция…

 

 

Фонд стратегической культуры

  • Дата публикации: 16.09.2011
  • 170

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться