Как соотносить изменчивый рынок энергоносителей с кошельком потребителя

Как соотносить изменчивый рынок энергоносителей с кошельком потребителя

Тарифы на газ и электроэнергию в Беларуси с 1 декабря очередной раз выросли. По оценке заместителя премьер-министра Анатолия Калинина, увеличение незначительное, если, например, на сегодняшний день граждане платят за мобильный телефон в среднем 100 тыс. рублей, а за коммунальные услуги – 260 тыс.

«Конечно, нам необходимо создать защитные меры для тех граждан, которые имеют низкие доходы, а все остальные должны платить по себестоимости», – считает заместитель премьер-министра.

Но это только одна сторона «медали». А как в целом успеть за меняющимся энергетическим рынком? Как можно корректировать стратегию, чтобы сдерживать рост цен при общем увеличении энергобаланса?

Последнее время в Беларуси при европейском вдохновении наблюдается активное воздействие на развитие нетрадиционных источников энергии. Запускаются биогазовые станции, в меру возможностей поднимаются ветропарки.  Но нынешние результаты западных стран самих европейцев не удовлетворяют. По мнению независимого  аналитика по энергетике из Берлина Пола Хокеноса (Paul Hockenos), сейчас европейские страны пытаются ответить на вопрос: «Как ослабить зависимость от российского газа?». Ответ Германии состоит в энергетической политике по переходу на «чистую» энергию из возобновляемых источников (ВИЭ). Например, за 12 лет на рынке электроэнергии Германия увеличила долю ВИЭ почти с нуля до 27%. Однако, что касается многих других аспектов новой энергетической политики, работа проделана очень плохая. В частности, по мнению немецкого эксперта, совсем мало сделано в области внедрения электромобилей в транспортный сектор. Почти ничего не сделано в отопительном секторе, а также в области улучшения энергоэффективности.

На ВИЭ направляются огромные субсидии, и в то же время растет доля угля. В результате европейцы не выполняют своих задач по снижению выбросов и тратят деньги неэффективно. По мнению эксперта, логики в сверхинтенсивном развитии ВИЭ нет.

Чем оно мотивировалось, помимо снижения экологической нагрузки и зависимости от внешних источников? Инновациями, ростом производства оборудования, загрузкой собственных предприятий. А в результате большую долю этого рынка захватывают китайцы, и европейцы субсидирую китайских производителей. В отрасли солнечной энергетики это уже очевидно, тенденции прослеживаются и в отрасли ветряной энергетики. Тогда за что европейцы бьются?

Ряд экспертов полагают, что уже в ближайшее время акценты в энергополитике ЕС будут смещены.

В этой связи в Беларуси большие надежды возлагаются на строящуюся атомную станцию. Аргументов в пользу строительства у общественности много. И один из главных – пусть не в скором, но все-таки, в снижении тарифов на электроэнергию.

Есть аргументы и глобального плана. Например,в недавно распространенном заявлении Министерства экономики, торговли и промышленности Японии говорится о том, что в стране резко возросли выбросы углекислого газа. И связано это с тем, что после аварии на АЭС "Фукусима-1" все 48 атомных реакторов были заглушены и на смену ядерному топливу в качестве энергоносителя пришли органические виды топлива. Как полагают эксперты, если простаивающие АЭС возобновят работу, выброс парниковых газов существенно уменьшится. В этой связи правительство Японии заявило о том, что возврат к атомной энергетике неизбежен, несколько станций уже готовятся к запуску.

Снижение выбросов парниковых газов - задача глобальная, и Беларусь здесь не исключение. Согласно Государственной программе развития Белорусской энергетической системы на период до 2016 года, необходимо к 2020 году обеспечить снижение выбросов углекислого газа и диоксида азота не менее чем на 15% к уровню 2010 года.

Это, в свою очередь, в разумных пределах приводит к росту роли газа. Но нужно учитывать − сейчас европейский рынок искусственно сдерживается. По мнению известного российского эксперта Владимира Фейгина, в этом вопросе есть чисто политический навес.

Какова же должна быть стратегия России в этой ситуации? По мнению Фейгина, нужно снижать цены и менять подходы к экспорту, увеличивать долю СПГ, расширять число поставщиков трубопроводного газа, что было засвидетельствовано в процессе состоявшегося визита российского президента в Турцию и окончательно решило судьбу «неустойчивого»  проекта «Южный поток».

В этой связи для белорусского энергетического рынка происходящее становится более открытым и предсказуемым. А это, в свою очередь, должно отразиться на устойчивости тарифов для населения и экономики в целом. 

 

 

 

www.energobelarus.by

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  • Дата публикации: 04.12.2014
  • 654

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться