Кризис евро ведет Европу по пути ускоренной федерализации

Кризис евро ведет Европу по пути ускоренной федерализации

Историческая аксиома, что процессы объединения государств и народов происходят особенно интенсивно при наличии внешней угрозы, вновь подтвердилась в современной Европе. Правда, в условиях Евросоюза сегодняшнего дня в роли внешней угрозы выступает не военная опасность, а финансовый и экономический кризис, который при худших сценариях может оказаться не менее разрушительным. После двух с половиной лет острого кризиса евро стала очевидной четкая тенденция, что все усилия по восстановлению европейской экономической и финансовой системы ведут по пути укрепления европейской интеграции. Речь идет о быстрой федерализации Евросоюза, обретении институтами ЕС таких новых властных полномочий, какие невозможно было представить еще 5 лет назад. Обратной стороной процесса становится ослабление роли национальных правительств стран ЕС.

Таким образом, идея создания Соединенных штатов Европы, которая еще пять лет назад казалась наивной и утопической, сегодня неожиданно обретает серьезные перспективы. При одном серьезном "но" – при быстром усилении роли технократических европейских институтов Брюсселя под вопросом оказывается демократическая основа Европы. Посты в исполнительной структуре ЕС – Еврокомиссии, также как руководящие кресла во всех остальных институтах ЕС распределяются в рамках закрытых переговоров между главами 27 государств сообщества. Никакие выборы не оказывают прямого влияния на их состав. Это было нормально и естественно еще 5 лет назад, когда эти структуры занимались только координацией действий внутри сообщества. Однако как быть, если процесс быстрой аккумуляции власти даст им в руки реальные экономические и политические рычаги влияния на жизнь каждого из государств Европы и каждого гражданина?

Сегодня становится очевидным, что если единой Европе суждено справиться с кризисом – что будет сделать очень непросто, и результат этой работы никем не гарантирован – то посткризисный Евросоюз будет иметь очень мало общего с аморфной и неповоротливой организацией, в которую сообщество превратилось после расширения 2004 года, разом приняв 10 стран Центральной и Восточной Европы.

В качестве конкретного примера изменения системы властных полномочий в ЕС можно привести концепцию "европейского семестра", утвержденную в прошлом году. Она предоставила Еврокомиссии право регулярных проверок и корректировок процесса формирования и исполнения национальных бюджетов стран зоны евро. По итогам, последнего саммита Евросоюза, прошедшего в Брюсселе 28-29 июня полномочия Еврокомиссии в этой сфере будут дополнительно усилены в рамках согласованных главами государств и правительств сообщества четырех базовых параметров монетарного союза.

"Мы согласовали четыре главных блока монетарного сообщества", – заявил по итогам саммита ЕС президент сообщества Херман Ван Ромпей.

Речь идет, во-первых, об "усилении системы принятия политических решений в зоне евро". Вторым блоком стало утверждение принципов фискального союза, который подразумевает дальнейшую унификацию бюджетных и налоговых политик стран Евросоюза и усиление системы контроля над ними со стороны Еврокомиссии в рамках "европейского семестра".

Третий блок – решение о создании единого Европейского механизма по мониторингу банков при активном участии Европейского центрального банка /ЕЦБ/. Этот инструмент позволит осуществлять общеевропейский контроль над деятельностью банков, пресекая возникновение в их работе кризисных или чрезмерно рискованных практик. После запуска этого механизма по мониторингу, намеченного на конец этого года, стабфонд ЕС получит право прямой рекапитализации банков. Здесь важно отметить, что появление такого механизма на европейском уровне, с одной стороны, закономерно, поскольку в случае кризиса помощь банкам предоставляется из общеевропейских фондов. Однако, с другой стороны, это новый шаг по усилению Брюсселя по отношению к остальным столицам. В докризисной Европе невозможно было даже представить передачу функций по контролю над деятельностью банков от национальных правительств к некому наднациональному органу.

Наконец, последним блоком станет утвержденный на саммите набор мер по стимулированию роста и конкурентоспособности единой Европы. "Об этих мерах невозможно было даже и думать еще несколько лет назад", – прямо заявил в этой связи глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу по итогам саммита. По его словам, работу над дальнейшей разработкой элементов нового механизма Еврокомиссия и Совет ЕС начнут немедленно. "Во взаимодействии с Европарламентом нам предстоит решить, какие шаги мы можем предпринять в рамках действующих базовых документов Евросоюза, а какие потребуют их изменения", – подчеркнул он. Таким образом, Баррозу дал понять, что сегодня, через два с половиной года после вступления в силу Лиссабонского договора, вопрос о пересмотре базовых соглашений Евросоюза более не является табу для европейских лидеров. Ожидается, что "дорожная карта" создания монетарного союза будет готова уже к октябрю.

Примечательно, что к разделу "институционального пирога" новых властных полномочий в единой Европе стремится успеть и Европейский парламент. Этот орган вообще чрезвычайно интересен – это единственный из европейских институтов, который избирается прямым голосованием по всем европейским странам. Каждая страна ЕС избирает определенное количество депутатов по своей национальной квоте, условно пропорциональной доле населения страны в составе ЕС. Сегодня количество европарламентариев превышает 700 человек. Многие аналитики отмечают, что при столь большом количестве евродепутатов эффективная законодательная работа вряд ли возможна. Однако Европарламент и не является законодательным органом! Это совещательный орган, который изначально создавался как механизм учета общественного мнения при принятии ключевых европейских решений. С течением лет он не переставал стремиться к обретению новых функций, при этом его "заветной мечтой" является превращение в полноценный законодательный орган с полноценным правом принятия законов.

Верным этой традиции остался и нынешний глава Европарламента Мартин Шульц, который заявил на саммите, что для успеха борьбы с кризисом в Европе необходимо усилить роль Европарламента на европейской арене. Шульц подчеркнул, что Европарламент еще два года назад предложил набор мер по выводу зоны евро из кризиса, которые вполседствии были "взяты на вооружение Советом ЕС и Еврокомиссией", однако "время было потеряно".

Чтобы избежать подобных ситуаций в будущем, он предложил принять новое межинституциональное соглашение Евросоюза, которое подпишут Совет ЕС, Еврокомиссия и Европарламент для повышения координации действий между собой в борьбе с кризисом. Подписание такого соглашения – это упрощенный путь усиления в Брюсселе позиций Европарламента, не требующий сложной процедуры базовых документов ЕС и их ратификации на национальном уровне.

Мартин Шульц считает, что "Европарламент может одновременно способствовать ускорению и повышению качества европейских решений сегодня". Нельзя сказать, что этот тезис легко принять на веру: идея, что 700 депутатов Европарламента способны ускорить процесс согласования европейских решений, очевидна, пожалуй, только для самих европарламентариев.

Итак, нынешний саммит стал уже третьим этапом радикального усиления европейской интеграции с начала кризиса евро. Экономический суверенитет национальных правительств вновь сократится, но, в условиях кризиса, они это едва ли заметят. Однако здесь важно сделать оговорку об особом месте в этой структуре Германии – первой экономики ЕС и зоны евро. Германия продолжает закреплять за собой позицию не только экономического лидера сообщества, но и политического тяжеловеса, которому в ближайшем будущем будет принадлежать последнее слово в обсуждении всех экономических вопросов.
Результатом саммита также стало принятие двух ключевых мер для краткосрочной финансовой поддержки кризисных стран зоны евро, на которых настаивали правительства Италии и Испании.

После 14 часов сложнейших переговоров, завершившихся в буквальном смысле на рассвете второго дня саммита, лидеры зоны евро приняли неожиданное и важнейшее решение о предоставлении до конца года стабфондам зоны евро права прямой рекапитализации европейских банков без посредничества национальных правительств. Правда, прежде чем это станет реальностью, ЕС должен будет создать единый Европейский механизм надзора за банками, который займется мониторингом и контролем деятельности финансовых организаций не от лица правительств, а от лица Еврокомиссии и Европейского центробанка. Лидеры ЕС также договорились наделить европейские стабфонды /EFSF, ESM/ правом выкупать на первичном и вторичном рынках долговые обязательства кризисных стран зоны евро. На практике эти меры стали значительным шагом в направлении объединения долгов зоны евро, который неизбежно приведет к утяжелению финансовой нагрузки на первую и наиболее благополучную экономику зоны евро – Германию. Взамен, Мадрид и Рим поддержали создание долгосрочного Пакта роста и занятости.

Проект этого пакта направлен на преодоление экономического спада и создание новых рабочих мест в Европе за счет инвестирования средств в новейшие разработки, энергетику и инфраструктурные проекты. Объем его финансирования должен составить около 120 млрд евро. Эта сумма будет собрана из трех источников: около 55 млрд из структурных фондов Евросоюза, 60 млрд – кредиты, привлеченных Европейским инвестиционным банком и еще 4,6 млрд должна дать эмиссия проектных облигаций, то есть ценных бумаг, выпускаемых отдельными европейскими компаниями для финансирования крупных инфраструктурных и энергетических проектов в Европе, таких как строительство дорог, создание энергосетей, парков ветряков. Гарантии по этим облигациям обеспечит Еврокомиссия на уровне 230 млн евро из бюджетных средств ЕС на период до 2014 года. Пакт должен быть введен в действие уже до конца этого года.

Сумма в 120 млрд евро соответствует примерно 1 проц. суммарного ВВП 27 стран ЕС. Эта величина имеет, в первую очередь, символическое значение. Она должна убедить избирателей в Европе в том, что Брюссель и национальные лидеры не только навязывают им меры бюджетной дисциплины, которые ведут к снижению уровня жизни европейцев, но и прилагают активные усилия для обеспечения экономического роста и увеличения занятости, что в будущем позволит восстановить и приумножить благосостояние жителей Европы. Таким образом, лидеры Европы пытаются сегодня сбить накал социальной напряженности в условиях продолжающихся долгосрочных программ бюджетной консолидации и болезненных, но необходимых структурных реформ государственных секторов европейских стран.

По новым технологиям Евросоюз сделал сегодня пусть и менее заметный, но очень важный шаг вперед – лидеры ЕС договорились о создании единой патентной системы ЕС, которая должна качественно упростить путь от инновации к ее экономической реализации. Стоит отметить, что безуспешные попытки ее создания предпринимались в Европе в течение 30 лет!

Назвать саммит поражением Германии в ее битве за восстановление бюджетной дисциплины в ЕС, или, выражаясь простыми словами, требование к странам сообщества жить по средствам, а не в долг, стало бы преувеличением. Речь идет о необходимом тактическом отступлении канцлера Меркель, благодаря которому удалось впервые с начала года серьезно усилить позиции единой европейской валюты. Если бы Германия сегодня не сделала этого шага, в перспективе нескольких месяцев спасать единую валюту могло бы стать бессмысленным, а ее крах обойдется Берлину гораздо дороже, чем усилия по ее поддержанию.

Кроме того, канцлер четко произнесла, что любые меры долговой поддержки стран сообщества будут приниматься "только под конкретные условия", то есть, взамен этим странам предстоит предпринимать усилия по реформированию элементов своих финансовых и экономических систем, оказавшихся несостоятельными /или невыгодными для Брюсселя и соседей по ЕС – вроде сверхльготного налога на прибыль компаний на Кипре/. В долгосрочной перспективе этот процесс также будет вести к дальнейшему сближению и унификации норм финансовой деятельности в ЕС – ведь рекомендации, а вернее, указания по реформам будут создаваться по общим "лекалам". Наконец, оговорка об условиях оставляет для Германии хотя и небольшую, но реальную возможность отказаться от участия в финансировании той или иной программы.

Многие немецкие комментаторы упрекают Меркель, что она сделала большой шаг по пути, который ведет к введению еврооблигаций – то есть, максимально полного объединения долговых обязательств стран зоны евро. Здесь проблема в чрезмерной политизации самого термина "евробонды" в Европе в целом и в Германии в особенности. Из-за этого уступка Меркель действительно может стоить ей снижения политического рейтинга, однако, это политический ущерб лично для канцлера ФРГ, а не для позиций Германии.

Бременем для Германии станет не само введение еврооблигаций, а их введение в несбалансированной экономике зоны евро, где есть серьезно ослабленные и некредитоспособные государства. Если ФРГ сможет до введения евробондов навязать остальным странам концепцию бездефицитных бюджетов /дефицит допускается на уровне 1 проц. ВВП/, а главное, добиться ее выполнения, то от введения евробондов вся Европа, включая Германию, будет в большом выигрыше. Конечно, путь в этом направлении обещает быть очень сложным, но он, по крайней мере, будет. Таким образом, в действительности Меркель сегодня ценой угрозы снижения собственного политического рейтинга значительно усилила позиции Германии на европейской арене. А также заметно оживила надежды на восстановление самой "арены".

Комментируя итоги саммита, председатель Еврогруппы, премьер Люксембурга Жан-Клод Юнкер в свойственной ему мрачно-ироничной манере отметил, что "про Европу никогда нельзя сказать, что здесь все хорошо, но результаты сегодняшней дискуссии могли быть гораздо хуже". Реакция рынков стала более оптимистичной. Сразу после объявления итогов первого дня саммита ЕС в Брюсселе на Токийской фондовой бирже произошел мощный скачок курса евро к йене, а также основных индексов – Никкэй и ТОПИКС. Буквально за несколько минут Никкэй взлетел на 1,7 проц., и впервые с 14 мая вернулся на отметку выше 9 тыс. пунктов. Европейская же валюта подорожала более чем на иену и вплотную приблизилась к отметке в 100 иен за один евро. Тенденция к усилению евро сохранилась и в последующие дни, однако в более спокойном режим.

Портал "Родон"


  • Дата публикации: 17.07.2012
  • 238

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться