Неизменного больше нет Энергетические проблемы ближайших лет – стимул для стратегических решений

Неизменного больше нет Энергетические проблемы ближайших лет – стимул для стратегических решений

Как уже неоднократно отмечалось, современный экономический уклад отличает прямая корреляция между масштабом потребления первичной энергии и мировым валовым продуктом, она надежно подтверждается статистическими данными. Вторым важным свойством современной экономики является то обстоятельство, что экономика привыкла нормально развиваться при относительно низких ценах на первичную энергию. Как следствие, превышение доли затрат на первичную энергию в валовом продукте свыше 10% приводит к нарушениям в нормальном экономическом развитии и провоцирует кризисные явления. Третий значимый фактор современного этапа развития цивилизации заключается в том, что наблюдается четкая тенденция по выравниванию экономик и потребительских качеств развитых и развивающихся стран. В современном мире еще присутствует довольно большое разнообразие между странами по уровню экономического развития, но постепенно оно нивелируется, выявляется генеральная тенденция – тенденция сближения, которая получила название «глобализация». Выравнивание удельного энергопотребления между развитыми и развивающимися странами приводит к серьезному напряжению на энергетическом рынке. Процесс глобализации касается не только потребления материальных ресурсов, но и сопряжен с повсеместным распространением ценностных ориентиров потребительского общества.

Существующий социально-экономический уклад самых разных экономик демонстрирует и приблизительно схожие относительные затраты общества на однотипные сферы деятельности. Относительные затраты ВВП на каждую из таких сфер деятельности, как образование, здравоохранение оборона, наука и т.п., составляют величины порядка 3–7% ВВП, несмотря на существенно отличающийся масштаб экономик. Технологическое наполнение промышленности и сельского хозяйства также в значительной степени одинаково. Эволюция промышленных технологий и конкурентная борьба за рынки обеспечивают отбор наиболее эффективных, и они постепенно распространяются повсеместно. Все это указывает на то, что есть серьезные основания рассматривать при стратегическом прогнозировании путь развития мировой экономики как усредненную доминанту, вокруг которой будут выстраиваться траектории движения отдельных стран.

Роль энергоресурсов

В таком выражении важным фактом современного этапа развития общества является то обстоятельство, что оно сформировало экономику, в которой доля затрат на обеспечение ее жизни и развития энергетическим ресурсом относительно невелика, и нормальное развитие экономики происходит только тогда, когда эта доля составляет около 5%. Для пояснения этого ниже представлен график зависимости доли затрат в мировой экономике на первичную энергию.

Казалось бы, изменение затрат на первичную энергию на несколько процентов не должно представлять больших проблем для экономики, однако это совсем не так. В качестве чувствительности экономики и общества к расходам ВВП подходит наглядный, совершенно свежий пример. Европейские страны, обеспокоенные финансовой стабильностью Евросоюза, призывают Грецию сократить в текущем году разные статьи расхода примерно на 3,5 млрд. евро. В результате весь мир наблюдает, с какими большим социальными возмущениям сталкивается страна, а ведь масштаб сокращений составляет всего лишь около 1% ВВП Греции.

Наблюдая за данными по доле оплаты энергетических ресурсов мировой экономикой, мы видим, что эта доля варьируется в течение последних 30 лет в диапазоне 2–10%. Для государств, не обладающих достаточными собственными энергетическими ресурсами, увеличение цен на энергоисточники требует сокращения других статей расходов, а это очень болезненно, и как результат – в первую очередь рост расходов на первичную энергию сопровождается снижением темпов экономического роста. В то же время для стран-доноров рост цен на энергетическое сырье обеспечивает дополнительные поступления и в целом благотворно сказывается на их экономическом росте.

В начале прошлого, 2011 года в большинстве оценок состояния мировой экономики звучали оптимистические нотки – в то время затраты на первичную энергию составляли около 7% мирового ВВП, – и мы хорошо помним, с каким оптимизмом стали звучать высказывания по поводу преодоления финансового кризиса. Но уже к лету положение существенно изменилось, начались многочисленные пересуды по поводу новой волны экономического кризиса, спровоцированного на этот раз уже долговыми обязательствами разных стран. Хотя практически такой же масштаб долговых обязательств присутствовал и год, и два, и несколько лет назад. В то же время, если мы внимательно посмотрим на то, как менялись цены на первичную энергию в долях от мирового валового продукта, мы обнаружим интересную картину. В начале 2011 года доля затрат на первичную энергию после экономического провала мировой экономики в 2009 году составляла около 7% и постепенно росла в течение полугода, достигнув к лету 2011 года величины около 9%, а дальше стабилизировалась на этом уровне. Рост цен на первичные энергоисточники приостановился с одновременным началом стагнации европейской экономики. В экономике США тоже стали активно развиваться негативные тенденции, хотя существенно меньшие цены на первичную энергию избавили ее пока от рецессии европейского масштаба. Главным образом на это повлияли вовлечение в энергетический баланс подешевевшего сланцевого газа, дотации нефтяным корпорациям. Эти меры оказалась столь масштабными, что отразились на цене североамериканской нефти, которая стала на 10–15% дешевле европейской Brent.

Стагнация экономики еврозоны на обозрение публики выставила проблемы долгов Греции, Португалии, Испании, Италии и других стран, то есть именно ту проблему, с которой столкнулись финансовые институты власти. Надо платить по долгам, а нечем. Неприятности начались и в других странах, завязались сложные переговоры и совещания по разрешению долгового бремени и совершенствованию финансового сопровождения современной экономики. Опять формируется иллюзия, что, стоит только договориться о более строгих правилах игры на финансовых рынках, на рынке заемного капитала, и все наладится.

Кризис и его последствия

Финансисты по-своему правы, их кредо – это симптоматическое лечение экономических болезней с целью приглушить текущие проблемы. Все это немного похоже на то, когда утерянную вещь ищут под фонарем, потому что там светлее. Но представляется нелишним постараться все же за деревьями увидеть и лес.

Анализ ситуации в ракурсе материального обеспечения экономического развития обнаруживает, что сложившаяся практика все полнее и полнее указывает на развитие глобального системного энергетического кризиса в мировой экономике, и решение возникших проблем реформированием только финансовых институтов вряд ли возможно. Такая политика не способна изменить содержательную сторону происходящего.

Прогнозы развития мировой экономики на текущий год разнообразны, но заметных успехов большинство экспертов не ожидают. Расчеты изменения мирового валового продукта были сделаны два года назад, то есть в середине 2009 года, и оценки на 2010 и 2011 годы пока неплохо согласуются с практикой. Посмотрим, насколько этот прогноз будет соотноситься с реальностью в 2012 году. Из того, что изображено на рис.1, следует, что мировая экономика вступила в циклическую фазу своего развития, поочередного роста и падения с периодом около четырех-пяти лет и с большой вероятностью в 2012 году, как и в 2008-м, нам опять придется переживать острую фазу экономического кризиса со всем букетом неприятностей, ей соответствующих.

Как уже отмечалось выше, современная экономика может нормально развиваться, когда доля затрат на первичную энергию будет заметно меньше 10% валового продукта, и если обратиться к опыту предыдущих десятилетий, то хорошо бы, чтобы плата за первичную энергию не превышала 5% мирового валового продукта. Находясь на грани допустимого, то есть 10% ВВП, мировая экономика балансирует на грани кризиса, и в таком состоянии говорить о каком-то серьезном ее развитии просто нет оснований. Наиболее остро сейчас обострились проблемы в Европейском регионе, зависимость которого от поставок энергоресурсов извне наиболее существенна по сравнению с другими регионами мира.

В сложившихся обстоятельствах вернуться опять в допустимую зону экономического роста можно, например, за счет того, что цены на первичные энергетические источники упадут примерно в два раза, а это может произойти, в частности, если на рынок поступит большое предложение энергии. Совершенно очевидно, что в ближайшей временной перспективе 5–10 лет ни о чем подобном говорить не приходится, источника, способного значительно повлиять на цены рынка, не видно. Сланцевые газ и, возможно, нефть не успеют за столь короткий срок набрать требуемые масштабы даже в том случае, если все спекуляции относительно их потенциала окажутся в наибольшей степени оправданными, в чем, строго говоря, пока приходится сомневаться. Возобновляемая энергетика до сих пор просто крошечна по своим масштабам и весьма дорога. В условиях существующей неопределенности большое значение приобретают и политические игры. Стремление стать обладателем односторонних привилегий вызывает колоссальное напряжение на Ближнем Востоке и в отличие от прошлых лет не разгружает напряженную ситуацию, а только создает дополнительные риски, что в конечном итоге отрицательно сказывается на развитии энергетического сектора и этого региона.

По существу, в данный момент мы находимся в безальтернативной ситуации. Получается так, что экономическая стагнация мировой экономики будет продолжаться сколь угодно долго вне зависимости от того, какая финансовая политика будет реализована. В конечном итоге мировая экономика постепенно приблизится к состоянию чистого листа, на котором все заметки об истории будут стерты, все начнут с начала, но уже в состоянии, когда ресурсная энергетическая база окажется в весьма плачевном положении. Какую стратегию выберут для себя в этой ситуации крупные и мелкие страны, предсказать весьма сложно, здесь обширное поле прогнозов для политологов, но то, что изменить положение в экономике не удастся без кардинального изменения ее ресурсно-энергетической базы, – это точно.

Роль атомной энергетики

Что потенциально может быть предложено в качестве энергетической альтернативы? Без сомнения, только атомная энергетика. Ее экономический потенциал и ресурсные возможности вполне достаточны, чтобы вывести экономику нынешней цивилизации на новый принципиальный уровень устойчивого развития с масштабом около 30 тыс. долл./чел. по сравнению с современным уровнем 9 тыс. долл./чел. Такой масштаб, порядка 30 тыс. долл./чел., можно рассматривать как стартовый этап для формирования условий устойчивого развития на очень длительную перспективу. Достаточно простые расчеты показывают, что в такой ситуации появляется реальная возможность, сохранив социальную структуру, начинать переход к новой, возобновляемой, экологически чистой энергетике – как базы устойчивого развития, и такое перестроение не будет выдвигать непосильных обременений.

Стоимость возобновляемой энергетики, а именно таких ее опций, как солнечная и, возможно, ветровая, сейчас примерно в три-четыре раза дороже в сравнении с существующей. Активное развитие возобновляемой энергетики сегодня приведет к тому, что в эквивалентном пересчете на первичную энергию затраты на нее составят около 20–25% ВВП. Этого не выдержит ни одна из существующих экономик. Человечество пока слишком бедное, чтобы построить свою экономику на основе возобновляемой энергетики. Если же удастся вырастить экономику в три-четыре раза больше существующей в расчете на одного жителя планеты, то для ее энергетического сопровождения можно будет привлекать и более дорогую первичную энергию. Именно для роста экономики с выходом на траекторию устойчивого развития и необходимо масштабное развитие атомной энергетики. К настоящему времени люди построили развитую индустриальную экономики и потратили на это около 600 млрд. тнэ энергии (тонн нефтяного эквивалента). Для того чтобы вырастить экономику до масштаба в три-четыре раза больше с учетом роста численности населения, экономии энергии потребуется еще не менее 2000 млрд. тнэ, то есть нужен еще такой масштаб, который освоить на базе ископаемого органического топлива просто не представляется возможным, в том числе и по экологическим ограничениям.

Конечно, сейчас, после аварии на «Фукусиме», утверждение об стратегическом приоритете атомной энергетики выглядит необоснованным, но, к сожалению, все другие энергоисточники, которые сейчас могут быть привлечены к решению глобальной цивилизационной проблемы, непригодны и по масштабному фактору, и по экологическим ограничениям. Катастрофические аварии на АЭС показали не неприемлемость атомной энергетики, а неприемлемость созданной опции атомной энергетики. Нужна новая атомная энергетика в такой ее конфигурации, которая исключила бы тяжелые аварии, приводящие к загрязнению окружающей среды радиоактивными изотопами. И вполне возможно, что это свойство атомных реакторов общество может потребовать продемонстрировать на действующих станциях, а не ограничиться только рассказами авторитетных чиновников об их полной безопасности. Это нужно для того, чтобы вернуть доверие к атомной технологии. Нужна такая атомная энергетика, которая могла бы быть развернута в любом месте на земле, и при этом не возникала бы опасность несанкционированного распространения делящихся материалов. Нужна новая атомная энергетика – в меру дешевая и ориентированная на практически неограниченную сырьевую базу урана-238.

Как ни странно, но обозначенные выше условия беспокоили ученых еще на заре развития атомной энергетики. Еще в 1958 году на 2-й Женевской конференции по мирному использовании атомной энергии были представлены идеи, в которых многое из сказанного выше нашло отражение. К сожалению, гонка за результатом заставила выбрать технические решения, которые можно было сделать быстро. Это и было сделано. Но это совсем не означает, что существующие конструкции реакторов наилучшие из всех. Это не означает, что есть принципиальные ограничения по созданию реакторов, обладающих адаптивными качествами в гражданской энергетике в существенно большей степени по сравнению с существующими. По всей видимости, в области реакторостроения люди переборщили с консервативным подходом. На протяжении более полувека практически тиражируются одни и те же конструкции с небольшими модификациями и надстраиванием новых барьеров системы безопасности. Однако есть ряд вполне конкретных идей и предложений, которые имеют существенно более высокий потенциал, чтобы создать атомную энергетику – действительно безопасную и высокоэффективную в части топливного цикла. Они пока далеки от практической реализации, и потребуются весьма серьезные исследования для их воплощения в практику. Потенциал ядерной энергии многократно выше того, что из нее извлечено, а значит, люди найдут эти новые решения и воплотят их в практику. Нужен лишь ясно мотивированный заказ со стороны общества.

Виктор Филиппович Цибульский - доктор технических наук, главный научный сотрудник РНЦ "Курчатовский институт".

"Независимая газета" (Россия)

  • Дата публикации: 15.05.2012
  • 181

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться