Непредсказуемые последствия победы противников Каддафи

Непредсказуемые последствия победы противников Каддафи

Назначение в конце минувшего августа на пост командующего всеми отрядами Переходного национального совета Ливии в Триполи Абдельхакима Бельхаджа заставило по-новому взглянуть на личности руководителей ПНС, а также на место радикальных исламистов среди тех, кого называют повстанцами.

Почему фигура одного из полевых командиров вооруженных формирований мятежников привлекла столь пристальное внимание? Что известно об этом человеке?

«Белый и пушистый» экстремист

Прежде всего сообщу кое-какие факты из «славного» прошлого «героя» кровавой междоусобицы, вроде бы без видимых причин вспыхнувшей в Социалистической Народной Джамахирии.

Абдельхаким Бельхадж (в джихадистских кругах он еще известен под боевым псевдонимом Абу Абдалла ас-Садык) является одним из основателей «Воюющей исламской группы – ливийской» (ВИГ-Л) и длительное время входил в число ее главарей. Эта организация не так давно вошла в «Аль-Каиду в странах исламского Магриба» (АКМ), оперирующую в государствах Северной Африки и Сахеля (Сенегал, Мавритания, Мали, Буркина-Фасо, Нигер, Нигерия, Чад, Судан и Эритрея). Именно поэтому в 2004 году Абу Абдалла ас-Садык был объявлен в розыск и арестован сотрудниками ЦРУ США, которые затем выдали его ливийским властям.

В марте 2010-го Бельхадж в составе большой группы других бывших боевиков ВИГ-Л вышел по амнистии из тюрьмы, пообещав при этом режиму Каддафи, что порвет с «Аль-Каидой» и ее методами. Понятно, что свое слово этот экстремист держал только до момента освобождения.

Примкнув к противникам лидера Джамахирии, Абу Абдалла ас-Садык с учетом имевшегося за плечами богатейшего диверсионно-террористического опыта быстро пошел в гору. Именно он командовал одним из отрядов повстанцев, прорвавшихся в августе к Триполи с западного направления. Именно его бойцы штурмовали превращенные в крепость казармы «Баб аль-Азизия». Тем не менее возвышение Бельхаджа вызвало ропот несогласия среди многих полевых командиров ПНС.

Примечательно, что оказавшись в новой роли, Абдельхаким попытался отречься от «Аль-Каиды». Из интервью, которое он дал 1 сентября радиостанции «Франс-24», следовало: его отношения с крупнейшей исламистской террористической организацией прерваны. Правда, при этом командующий признался, что воевал в Афганистане.

«Я не поддерживаю каких-либо связей с «Аль-Каидой», – заверил Бельхадж. Попутно он поведал, что отказался присоединиться к соратникам и продолжателям дела Усамы бен Ладена, хотя такое предложение ему было сделано. По всей видимости, Абу Абдалла ас-Садык блестяще освоил двуличие и лживость, присущие исламистам, которые, когда это им выгодно, могут отвергнуть все что угодно. Но только наивные идеалисты способны верить в то, что где-то существуют волки-вегетарианцы.

Однако катарский телеканал «Аль-Джазира», который уже давно называют не иначе как голосом «Аль-Каиды», в посвященной Бельхаджу передаче называл его шейхом, как это традиционно принято среди исламских радикалов. Кстати, выступая перед журналистами, Абдельхаким продемонстрировал, что не чурается славы, заявив: именно он был разработчиком операции по захвату Триполи.

Самое удивительное: версию о том, что Бельхадж «белый и пушистый», по каким-то своим соображениям поддержали французские официальные лица. Хотя многие СМИ Пятой республики придерживались диаметрально противоположной точки зрения на сей счет. «Мы не разделяем такой озабоченности (по поводу Бельхаджа. – В. К.). Глава личного штаба президента страны генерал Бенуа Пуга недавно встречался с ним и составил о нем свое мнение, которое не соответствует выдвигаемым в его адрес обвинениям», – отметил источник в канцелярии главы французского государства, назвав нормальным существование нескольких тенденций в силах, которые освободили Ливию.

Бельхадж не одинок в утверждениях, что противники Каддафи якобы не имеют никакого отношения к исламистам. Заместитель начальника «генерального штаба» формирований ПНС генерал Слиман Махмуд ранее заявил: «Я не исключаю присутствия каких-либо экстремистских элементов среди повстанцев, однако они не организованы в связанные с «Аль-Каидой» структуры типа тех, которые действуют в Афганистане и Йемене».

Вопреки очевидному факту участия многих сотен – если не тысяч – мусульманских радикалов ливийского происхождения в боях на фронтах всемирного джихада (о чем будет рассказано ниже. – В. К.), Слиман Махмуд упрямо настаивал на том, что «в Ливии с ее умеренным исламом и связанным узами солидарности обществом не существует риска прихода к власти экстремистских групп». По понятным причинам (из-за боязни утратить воздушное прикрытие НАТО) речи об «умеренности» ливийского ислама как заклинание настойчиво произносят и другие высокопоставленные представители Переходного национального совета.


Будем судиться и… Иметь нормальные отношения

Между тем 5 сентября Бельхадж уже в новом качестве показал себя с иной стороны. Он потребовал – ни больше ни меньше – извинений от Лондона и Вашингтона! Сей демарш последовал вслед за тем, как в документах, найденных в штаб-квартире ливийской разведки, подтвердилось, в общем-то, уже давно известное: Великобритания и США без соблюдения каких-либо формальностей отправили Абдельхакима, равно как и других ливийских исламистов, в распоряжение охранителей режима Каддафи.

Кстати, столь интересные документы обнаружили в здании ливийской спецслужбы и передали в СМИ активисты международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Уотч», которые в данном случае действовали как заправские «рыцари плаща и кинжала». Семь лет назад Бельхадж как один из вожаков ВИГ-Л и лицо, находившееся в оппозиции лидеру Джамахирии, был схвачен вместе с беременной женой агентами Лэнгли в Бангкоке. Потом американцы транспортировали пленника в Ливию.

В руках правозащитников оказался, в частности, меморандум ЦРУ, адресованный ливийским коллегам. В нем содержится информация о том, что Абдалла ас-Садык (в американских документах Бельхадж значился под псевдонимом. – В. К.) проследует из Куала-Лумпура в Бангкок, а также сообщается о намерении задержать его и доставить в Триполи.

Имеется и послание высокопоставленного британского «бойца невидимого фронта», в котором он поздравляет ливийских собратьев по оружию с успешным завершением операции: арестованный в Таиланде ас-Садык благополучно перевезен в столицу Джамахирии. «Это самое малое, что мы смогли сделать для вас», – написал достойный наследник Джеймса Бонда Мусе Кусе – тогдашнему главе ливийской разведки. В депеше, кстати, не без гордости подчеркивалось, что руководство захватом Бельхаджа было британским.

Для сведения: Муса Куса в 2009 году возглавил МИД Джамахирии. Вскоре после того как НАТО вмешалось в гражданскую войну в Ливии, выступив на стороне противников Каддафи, выехал (точнее – сбежал) из страны и 30 марта прибыл в Лондон, где и обосновался.

Однако вернемся в 2004 год. После ареста и выдачи Ливии Бельхадж очутился в печально известной тюрьме «Абу Селим» в Триполи, где, по словам исламиста, его допрашивали офицеры британских спецслужб. Абдельхаким рассказал, что его неоднократно подвергали пыткам: «Мне делали инъекции какого-то вещества, подвешивали на стене за руки и ноги, помещали в контейнер, окруженный льдом. Мне не позволяли спать, мешали постоянным шумом». Но ливийские заплечных дел мастера старались помочь «дорогим гостям» с Туманного Альбиона. «Я поражен тем, что британцы занимались моей персоной в этот тяжелый период моей жизни», – сетует теперь Бельхадж.

«То, что произошло тогда со мной, незаконно, и я требую извинений», – сказал этот ныне видный военачальник ПНС в интервью британской радиовещательной корпорации Би-би-си. А в другом интервью (лондонской газете «Гардиан») он заявил, что планирует подать в суд на правительства Соединенного Королевства и Америки, пообещав при этом, что его разоблачения не помешают новой Ливии иметь нормальные отношения с США и Великобританией.

Разоблачения Бельхаджа вызвали скандал в Лондоне. Независимая комиссия по расследованию действий британских спецслужб тут же объявила, что проверит обвинения, выдвинутые полевым командиром, и сведения о тесном сотрудничестве разведывательного ведомства старейшего демократического государства Европы с «цепными псами» североафриканского тирана. В частности, комиссию заинтересовала практика выдачи Триполи задержанных МИ-6 ливийских исламистов. По британским законам в подобных случаях разведка должна была потребовать гарантий гуманного обращения с ними.

Надежда «Аль-Каиды»

Выяснилось, что Бельхадж не единственный выходец из ВИГ-Л, занявший высокий пост в военной иерархии Переходного национального совета. По данным французской газеты «Либерасьон», сподвижник Абдаллы ас-Садыка – Исмаил ас-Салаби также является выходцем из этой террористической организации. Этот 35-летний бывший торговец не только «командующий» всеми повстанческими формированиями в Бенгази – колыбели повстанческого движения в Ливии, но и является командиром одной из самых боеспособных «бригад» (по-арабски катиба – фаланга) повстанцев – «Катиба 17 февраля» (17 февраля 2011-го в Бенгази началось восстание против режима Каддафи. – В. К.). Под его началом до 3,5 тысячи бойцов, многие из которых 23 августа приняли участие в штурме штаб-квартиры Каддафи в Триполи.

Несмотря на очевидное исламистское прошлое (и настоящее?), сам ас-Салаби, по всей видимости, чтобы не расстраивать до поры до времени западных союзников, предпочитает сейчас называть себя мусульманином-консерватором. Но утверждая, что он не участвует в акциях ВИГ-Л, защищает ее идеи: она-де «была первым движением реформаторов в Ливии в 80–90-е годы прошлого столетия. Требования ВИГ-Л были теми же, что выдвигались в начале революции: создание гражданского государства и уважение прав человека».

Ас-Салаби явно лукавит. Читатели убедятся в этом, когда чуть позже узнают, чего добивалась «Воюющая исламская группа» образца 90-х годов.

Что касается командира «Катибы 17 февраля», то он так излагает историю своего становления как оппозиционера: «Мои старшие братья разыскивались властями за их политическую деятельность и, в частности, за связи с ВИГ-Л. Я был тогда молодым, курил, играл в футбол и не интересовался политикой. Однако спецслужбы Каддафи арестовали меня, чтобы оказать давление на братьев. Я провел в тюрьме с 1997 по 2003 год».

По словам ас-Салаби, именно там он повернулся лицом к религии, не примыкая к какой-либо организации. Это не удивляет. Исламисты не только в Ливии, но и во многих других странах, включая европейские, уже давно превратили тюрьмы в своего рода исламские «университеты».

Примечательно, что ас-Салаби оказался достаточно критически настроен по отношению к ПНС: «Революционерами являются те, кто умирает на фронте, те, кто освободил Ливию. Это не относится к членам ПНС, которые были министрами при Каддафи и которые в последние месяцы провели в стране всего несколько часов, перемещаясь остальное время по заграницам».

Самое интересное сейчас: сколько еще таких Бельхаджей и ас-Салаби среди вожаков формирований Переходного национального совета? Ответа на этот вопрос пока нет. Однако очень похоже на то, что ВИГ-Л и АКМ действительно стали кузницами командных кадров для отрядов ПНС.

Достаточно показательно и отношение «Аль-Каиды» к событиям в ряде арабских стран (включая, разумеется, Ливию). По случаю 10-й годовщины терактов 11 сентября 2001 года в США она распространила в Интернете 62-минутное видеообращение к своим сторонникам во всем мире, которое содержит, в частности, аудиозапись выступления преемника убитого (?) в мае Усамы бен Ладена Аймана аз-Завахири. Продолжатель дела террориста № 1 заявил, что поддерживает революции в арабских государствах и надеется, что они вернут эти страны в лоно истинного ислама, что их возглавят правительства, которые будут действовать на основании законов шариата. Эти «народные» революции, полагает аз-Завахири, обязательно приведут к поражению Соединенных Штатов.

Немного из недавнего прошлого

Откуда же взялись в Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии радикальные исламисты, что они собой представляют и сколько примерно их может быть?

Одной из первых группировок исламистского толка (то есть использующих ислам для достижения политических целей) стал возникший в 1981 году Фронт за спасение Ливии (ФСЛ). Первую вооруженную вылазку боевики ФСЛ осуществили в 1984-м, напав на резиденцию Муамара Каддафи в Триполи – казармы «Баб аль-Азизия». Общепризнанно, что наибольшую силу и влияние мусульманские радикалы обрели в Киренаике, в историческом центре которой – городе Бенгази и родилось современное повстанческое движение. Одно из объяснений этому – после ливийской революции 1969 года именно в район Бенгази хлынул в поисках работы поток египтян и суданцев, причем многие из них были носителями и проповедниками исламистской идеологии.

Ливийские моджахеды приняли самое активное участие в войне в Афганистане. Там, как правило, не создавались национальные формирования. Исключение сделали только для граждан Джамахирии с учетом их многочисленности – свыше тысячи человек, из числа которых была сформирована так называемая Ливийская бригада.

Между прочим первоначально Каддафи пытался заигрывать с исламистами и использовать их в своих целях. Однако после серии вооруженных акций в ряде ливийских городов и покушения на самого полковника он в 1989 году признал существование исламистской опасности и объявил войну фундаменталистам. По стране прокатилась волна репрессий, и некоторое время об экстремистах ничего не было слышно. Они вновь напомнили о своем существовании уже в начале июля 1995 года, проведя многолюдные манифестации и спровоцировав массовые беспорядки в нескольких приморских городах, в том числе в Бенгази.

Лето 1995-го стало периодом консолидации ливийских исламистов. Из нескольких разрозненных групп они образовали ВИГ-Л, о чем объявили в «официальном» коммюнике от 19 октября. Ее вооруженными формированиями уже тогда руководил «эмир» Абдалла ас-Садык, настоящее имя которого в ту пору мало кто знал. ВИГ-Л, поставившая перед собой цель создать в Ливии государство, живущее по законам шариата, вскоре «отметилась» очередным неудавшимся покушением на Каддафи в середине февраля 1996 года в Сирте.

Новый всплеск вооруженных выступлений радикальных сторонников политического ислама пришелся на март 1996-го. Тогда 400 экстремистам удалось бежать из тюрьмы опять-таки, заметим, в Бенгази. Вместе с примкнувшими к ним сторонниками они укрылись в одном из горных массивов, где их окружили правительственные войска. После трех дней ожесточенных боев мятежники были рассеяны. Силовики Каддафи потеряли 26 человек убитыми.

Летом исламисты вновь перешли в наступление на ливийский режим. Последовало несколько кровопролитных столкновений с войсками и снова на востоке страны. Одно из них – близ города Дерна переросло в настоящее сражение, в ходе которого против боевиков из ВИГ-Л и Движения исламских мучеников власти бросили пять тысяч солдат при поддержке авиации. По данным Ливийской лиги по правам человека, за 8 месяцев 1996 года в боях между исламистами и правительственными силами стороны потеряли до 600 человек убитыми, около 800 ранеными.

Позднее сотни ливийских исламистов воевали в боснийском «Легионе моджахедов». Они же засветились в Алжире, Чечне, Ираке. Про последний нужно упомянуть отдельно. Как следует из обнародованного в январе 2008 года доклада американского аналитического Центра по борьбе с терроризмом (ЦБТ), так называемого Списка Синджара, из общего числа иностранных джихадистов, проникших в Ирак через Сирию с августа 2006 по август 2007 года, ливийцы занимали «почетное» второе место (18,8%) после саудовцев (41%). Вместе с тем за указанный период Ливия побила все рекорды по числу отправившихся на борьбу с «неверными» экстремистов на миллион жителей страны. Для Джамахирии этот показатель достиг 18 человек, за ней с большим отрывом шла Саудовская Аравия – 8 человек.

Подобные «ударные» показатели Ливии эксперты ЦБТ связывали с активизацией ВИГ-Л, которая 3 ноября 2007 года объявила о присоединении к «Аль-Каиде». Еще тогда определенные выводы аналитики могли сделать из данных, касавшихся городов, в которых проживали будущие джихадисты. В Ливии главными поставщиками «пушечного мяса» для «Аль-Каиды» стали Дерна и Бенгази.

Таким образом, не приходится сомневаться как в возможностях ливийских исламистов мобилизовать на джихад в случае необходимости тысячи своих сторонников (что, по всей видимости, и произошло в феврале 2011-го в Бенгази), так и в том, что в антикаддафиевском движении самое активное участие приняли те, кто вернулся на родину, обогащенный зарубежным опытом партизанской войны.

И еще. Стоит напомнить, что Усама бен Ладен был впервые объявлен в международный розыск еще в 1998 году, причем не Соединенными Штатами – заклятыми борцами с терроризмом, а… Ливией. Согласно поданному Триполи в Интерпол досье вожак «Аль-Каиды» обвинялся в причастности к убийству 10 марта 1994 года сотрудника германской контрразведки (Федерального ведомства по защите конституции) Силвана Беккера и его жены.

Обстоятельства этого преступления до сих пор остаются неизвестными. Тела супругов Беккер были обнаружены возле Сирта. Триполи обвинил в причастности к их гибели трех боевиков ВИГ-Л, а также бен Ладена, находившегося тогда сравнительно недалеко – в Судане. Ливийское исковое досье было представлено в Международную организацию уголовной полиции 16 марта 1998 года и там зарегистрировано. Аналогичные документы на розыск террориста № 1 от США и Испании поступили в Интерпол в 2000 и 2003 годах соответственно.

Спохватились. Но не поздно ли?

Похоже, американцы только начали осознавать, что они натворили в Северной Африке. А иначе как понимать речь госсекретаря США 1 сентября на прошедшей в Париже международной конференции по оказанию помощи Ливии? Хиллари Клинтон потребовала от новых властей в Триполи освободиться от экстремистов в их рядах и «работать с нами для обеспечения гарантий того, чтобы запасы оружия, расхищенные со складов Каддафи, не превратились в угрозу для соседей Ливии в частности и всего мира вообще».

В начавшейся перепалке госпоже Клинтон ответил глава МВД в Исполнительном совете ПНС Ахмед Даррат, который фактически сравнил ее с Каддафи, заявив, что тот, кто говорит о вооруженных экстремистах в Ливии, поступает как лидер Джамахирии.

Здесь стоит напомнить, что с самого начала выступлений повстанцев в Бенгази полковник утверждал (и, похоже, имел на то основания), что за ними стоит «Аль-Каида». По оценке Каддафи, в случае падения его режима к власти в Триполи придут исламисты, которые превратят Ливию в исламский эмират, живущий по законам шариата.

Тот же Даррат доказывал, что ПНС уже озаботился проблемой широкого распространения оружия в стране. Подобная «забота» новых ливийских властей понятна: исламистам совсем не хочется получить еще один вооруженный конфликт, на сей раз с соотечественниками, не разделяющими их радикальные взгляды.

Что касается американцев, то боюсь: истории с Усамой бен Ладеном и афганскими талибами, к поддержке которых в свое время США приложили немало усилий, ничему их не научили. И в Ливии все может повториться вновь, но уже на новом уровне, в новом качестве.

Какие выводы следуют из того, что «командующими» вооруженных отрядов повстанцев по меньшей мере в двух крупнейших городах Ливии являются мусульманские радикалы? Во-первых, одно их назначение на эти посты означает: исламисты играют в Переходном национальном совете не последние роли и обладают возможностью держать на ключевых военных должностях сподвижников.

Про ПНС известно, что он состоит примерно из 40 человек, причем до последнего времени имена свыше половины из них держались в секрете. Почему? Они, дескать, могут стать целями для сторонников Каддафи. Но не было ли для этого еще одной причины? Например, члены совета, которые предпочли остаться анонимами, имели и имеют непосредственное отношение к ВИГ-Л. Ведь если бы это предположение подтвердилось, данное обстоятельство могло бы кардинально изменить отношения между западными странами и ПНС.

Во-вторых, очевидный рост роли исламистов в военных делах ПНС в ближайшей перспективе неизбежно приведет к внутреннему расколу в лагере врагов Каддафи, поскольку те из них, кто руководствуется светскими идеями демократии и свободы, вряд ли согласны пребывать в лоне новой диктатуры, на сей раз религиозной. Возможное подтверждение тому – состоявшийся 10 сентября в оплоте повстанцев Бенгази первый марш протеста против «победителей», в котором приняли участие несколько сотен человек. В ходе акции представители различных политических течений, которые сейчас как грибы после дождя возрождаются после десятилетий запрета на деятельность партий, заявили, что ПНС не выражает чаяний ливийского народа.

Кто выйдет победителем из возможной новой междоусобицы, предсказать пока трудно. Уже 11 сентября в первой вооруженной «разборке» между двумя группами повстанцев в городе Аль-Ассабаа на юго-западе Ливии погибли 12 человек, 16 получили ранения.

В-третьих, очевидно, что в Ливии (и не только в ней) мусульманские радикалы рвутся к браздам правления. Этот вывод подтверждают авторы распространенного 6 сентября ежегодного доклада влиятельного и респектабельного лондонского Международного института стратегических исследований. Эксперты, в частности, предупреждают, что исламистские группы могут извлечь выгоду из вакуума власти, образовавшегося после народных восстаний в ряде арабских стран, и самое вероятное, что они сделают в первую очередь, – бросятся на мирный или силовой захват командных высот в госструктурах.

В-четвертых, если в результате «развода» среди повстанцев в Ливии у властных рычагов встанут исламисты, пусть даже приклеившие себе ярлык умеренных, Европа, ранее отказав в поддержке относительно стабильному – пусть и одиозному, не вызывавшему каких-либо симпатий режиму Каддафи, в среднесрочной перспективе получит взамен в своем «подбрюшье» мину замедленного действия, которая может взорваться с самыми непредсказуемыми последствиями.

Владимир Куделев

 

ВПК  (Россия)

  • Дата публикации: 27.09.2011
  • 169

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться