Незалежная Украина: пробуждение от иллюзий

Незалежная Украина: пробуждение от иллюзий

Ровно двадцать лет назад, 24 августа 1991 года, Верховная рада Украины приняла декларацию независимости. Этапы недавней истории новой страны хорошо известны. Гораздо интереснее вопрос: что ждет Украину в будущем?

В начале 1990-х для Украины было исключительно важно заявить о себе как о государстве европейском, получить «сертификат несоветскости». А что могло быть лучшим сертификатом, нежели членство в престижных, казавшихся тогда даже элитарными европейских и евроатлантических структурах?

Однако национальная драма состояла не только в наложении колоссальных реформ на полное отсутствие какого бы то ни было опыта государственности. Она усугублялась еще и тем, что Украину на самом деле никто никуда принимать не собирался.

В ловушке

Неформальный консенсус Запада состоял в том, что перспективы «воссоединения» должны предоставляться только тем странам и народам, которые географически находились в несоветском мире до второй мировой войны. По отношению к ним Запад испытывал некое подобие чувства вины за то, что в Ялте и Потсдаме оставил их на произвол судьбы по ту сторону железного занавеса.

В январе 2005 года, сразу после победы Виктора Ющенко в третьем туре президентских выборов, США предприняли попытку сломать консенсус Запада в вопросе о членстве Украины в НАТО. Однако в том, что касается членства страны в ЕС, старые неформальные договоренности остались в силе.

Украинская дипломатия попала в настоящую ловушку. Европа говорила о «равных возможностях»: делайте реформы — станете как Польша. Но Украина давно уже преодолела ту отметку в развитии, по достижении которой членство в Евросоюзе было обещано соседним восточноевропейским странам. Даже у Косово ЕС нашел «европейскую перспективу», причем еще до провозглашения независимости, а вот у Киева ее до сих пор нет.

Попытки выхода из замкнутого круга предпринимались еще Леонидом Кучмой во время второго президентского срока. Он согласился на участие Украины в едином экономическом пространстве с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Но это происходило на крайне неблагоприятном фоне «кассетного» и «кольчужного» скандалов, да и с самого начала эти попытки не имели ясной перспективы.

Псевдорелигия

Приход к власти Ющенко отбросил страну фактически к началу 90-х. Но если тогда евроромантизм был понятен и органично проистекал из чаяний населения «хочу жить как в Европе», то на новом этапе он стал просто вреден.

В 2005 году было принято исключительно негативное и противоречащее интересам Украины решение о добровольной односторонней отмене визового режима для граждан ЕС и стран «большой семерки» без каких-либо встречных уступок в визовом вопросе.

Киев присоединялся к любым внешнеполитическим заявлениям Евросоюза, без оглядки на торгово-экономические отношения с той или иной страной. Результат известен. Однако годы «евроинтеграции без интеграции» оставили глубокий след в украинском обществе. Сформировалась каста политиков, экспертов, журналистов, политологов, для которых евроинтеграция стала фетишем, идеологической аксиомой, «священной коровой» их псевдорелигии.

Реальная политика

Суть пределов интеграции Украины и Евросоюза очень проста и была сформулирована еще в начале 2000-х годов президентом Еврокомиссии Романо Проди: «Все, кроме институтов». Реальных сфер сближения между Евросоюзом и Украиной на сегодня насчитывается три.

Во-первых, политическая плоскость, где пределом является политическая ассоциация Украины, нечто подобное ассоциации восточноевропейских стран с Евросоюзом, имевшей место в 90-х годах. Во-вторых, торгово-экономическая плоскость, где предел — зона свободной торговли с элементами регуляторного сближения. И, в-третьих, гуманитарная плоскость, где пределом поставлено согласие в обозримом будущем на безвизовый режим при краткосрочных поездках граждан Украины в страны ЕС.

Ничто из вышеперечисленного не приведет гарантированно к членству. Но именно такая политика реально соответствует как положению дел на Украине и в ЕС, так и последним тенденциям на европейском континенте.

Сеть пространств

Европейская политика Виктора Януковича отметает выклянчивание особых статусов и основывается на том, что конкретно готовы делать Киев и Брюссель. Поэтому ей не грозит нынешний политический и финансовый кризис Евросоюза.

С другой стороны, эта политика прекрасно вписывается в другую тенденцию — постепенный процесс создания Евросоюзом совместных пространств в политической, экономической, гуманитарной сферах и сфере безопасности с европейскими странами, находящимися к востоку от границ ЕС. В первую очередь, это касается России, которая имеет собственную стратегию сближения с Европой.

Именно в этом контексте надо рассматривать и европейскую, и российскую политику Киева, которая направлена на создание своего рода сети совместных пространств. Украина в скором времени может стать уникальной страной Европы, имеющей одновременно зоны свободной торговли и с ЕС, и Россией, и со странами СНГ.

Не стоит преувеличивать масштаб дискуссий между Киевом и Москвой по поводу возможности членства Украины в Таможенном союзе. В Киеве эти дискуссии подают как чуть ли не судьбоносную битву геополитических гигантов за Украину, от исхода которой будет якобы зависеть цивилизационная принадлежность. На самом деле ситуация проста: немедленное вхождение Украины в Таможенный союз, несмотря на доказанную масштабную экономическую выгоду, означало бы автоматическое прекращение переговоров по фактически готовому договору о зоне свободной торговли с ЕС.

Это вызвало бы не просто шквал, а настоящее цунами критики и обвинений в адрес власти за отход от принципов евроинтеграции. Политические риски настолько велики, что перевешивают экономические плюсы. Но, безусловно, нет смысла терять и торговую выгоду, поэтому появилась известная формула взаимодействия с Таможенным союзом «3+1».

Набраться терпения

Настоящая битва за Украину не столь видна постороннему глазу и ведется в сфере национальной безопасности. Позиция Януковича по вопросу внеблокового статуса страны, воплощенная в законе об основах внутренней и внешней политики, оказалась чересчур смелой. Она вызвала шок у многих, воспринявших внеблоковость не как указатель пути страны на десятилетия вперед, а как временную и вынужденную уступку России.

Считается, что от этой уступки можно в подходящий момент отказаться и снова начать подготовку к членству в НАТО. Было бы наивным полагать, что нынешнее, ослабленное афганской и ливийской войнами НАТО будет способно на вторую попытку интеграции Украины. Но мир настолько непредсказуем, что никакой сценарий, даже самый невероятный, игнорировать нельзя. Поэтому самой надежной гарантией закрепления внеблокового статуса Украины было бы внесение соответствующего положения в конституцию страны. Тем более что намерение Украины стать внеблоковым государством было провозглашено еще в декларации о государственном суверенитете в 1990 году.

Объявление о внеблоковости Украины и отказ от членства в НАТО стали основой для нормализации в начале 2010 года украинско-российских отношений. А ведь буквально два года назад украинские СМИ всерьез обсуждали сценарии вооруженного конфликта с Россией, а президент России обращался к украинскому коллеге заочно, с помощью видеоблога.

Выход Киева из состояния холодной войны с Россией дал возможность приступить к решению экономических и торговых вопросов, по которым между Киевом и Москвой идут сейчас такие непростые дебаты. Подобные переговоры по определению не могут быть ни легкими, ни быстрыми. Надо просто набраться терпения. Компромисс будет, в этом нет сомнения.

Пробуждение от сна

Двадцатилетие независимости Украина встречает страной, пробудившейся от долгого сна и власти иллюзий. Страной, пытающейся соотнести приоритеты своей внешней политики не с той или иной идеологией, а с реальными общественными потребностями и с объективными тенденциями мирового развития.

Несмотря на все потрясения, переживаемые европейскими институциями, вопрос о новых войнах и переделе сфер влияния на континенте не стоит. А значит, и Украина будет иметь шанс не просто вписаться в те объединительные процессы, которые сегодня, пусть и весьма медленно, но все же идут в Большой Европе, но и внести собственный уникальный вклад в их ускорение.

Анатолий Орел, Олег Грицаенко

|Источник: "Московские новости" (Россия)

  • Дата публикации: 16.11.2011
  • 201

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться