Новая Тридцатилетняя война или мир?

Новая Тридцатилетняя война или мир?

Обычно аналитики, работающие над проблемами международных энергетических отношений, с понятной опаской берутся прогнозировать грядущие катаклизмы, которые грозит спровоцировать соперничество за обладание ресурсами. Опасения их объясняются тем, что до настоящего времени, за исключением американского вторжения в Ирак и захвата Ливии после расправы над Муаммаром Каддафи, соперничество находится всё-таки ещё в стадии холодной войны и не переросло в горячую… А потому никому не хочется плескать бензин в тлеющий огонь, подогревая взаимные антипатии основных потребителей энергоресурсов. Никому не с руки «будить лихо».

Однако немало и тех, кто продолжают мыслить категориями игры с нулевой суммой, как, например член правления престижного экономического Клуба роста (Club for Growth) Луи Вудхилл. В конце сентября он пропел осанну законопроекту под номер 1638, согласно которому Федеральная резервная система может начать напрямую устанавливать цену на золото, что неизбежно приведет к обвалу рынка, в частности потянет вниз мировые цены на нефть.

Рассуждает Луи Вудхилл так: если зафиксировать цену золота на уровне 532 долларов за унцию, то нефть будет стоить не более 35,5 доллара за баррель. Следовательно, доходы от ее экспорта у всех недругов Америки рухнут. По его подсчетам, доходы Ирана, России и Венесуэлы снизятся примерно на 57%, а значит, «это быстро окоротит их возможности чинить неприятности, а со временем может даже повлечь за собой смену режима».

Наряду с записными американскими неоконами схожие воинственные планы все чаще оглашаются представителями, казалось бы, более сдержанного и ответственного экспертного сообщества.

Недавно Мэтью Халберт, эксперт по энергетике и автор сбалансированного в своей редакционной политике издания «Юропиен энерджи ревю», ополчился на проект «Северный поток» - новый маршрут доставки в Европу российского природного газа, реализуемый консорциумом европейских энергетических мейджоров во главе с Газпромом (первая нитка длиной 1224 км уже легла на дно Балтийского моря от Портовой под Выборгом до германского Грайфсвальда).

Халберт не хочет верить, что в итоге будет гарантирована безопасность поставок для Европы, поскольку обходятся стороной мало предсказуемые транзитные страны, а голубое топливо начнет поступать напрямую в Германию, Голландию, Данию и Великобританию. «Северный поток», пишет он, «откроет геополитический ящик Пандоры, и ни Брюссель, ни Берлин не смогут захлопнуть крышку». По его разумению, возникнет новый водораздел в Европе, который не только отдалит север от юга, но также запад от востока, потому что появятся энергетические «обладатели» и «лишенцы».

К последним Халберт причислил страны Центральной и Восточной Европы. Почему они станут «лишенцами», объяснения не даётся, зато предсказывается, что «Россия будет неизбежно использовать Нордстрим как рычаг давления на бывшие советские государства, включая Украину, Польшу и балканские страны, — путем навязывания высоких цен на газ или с помощью политического нажима».

Пусть не покажется, что Халберт одинокий рейнджер. Почти в одно и то же время, синхронно с Халбертом, своим пророчеством о будущем мировом энергетическом порядке поделился с читателями и Майкл Клэр, профессор из Хэмпшир колледж, занимающийся вопросами «мира и мировой безопасности».

Заголовок его статьи говорит сами за себя: «Новая 30-летняя война». Речь идет не о «вражде племен», а о конкуренции различных видов энергоносителей: нефти, газа, угля, традиционного расщепляемого атома и водорода, биотоплива, а также кинетической энергии ветра и солнца. Однако в зависимости от того, на какие виды энергии сделает ставку то или иное государство, будет зависеть его будущий статус в миропорядке.

Специалист в области исследования проблем мира Майкл Клэр пророчит (какая в этом зловещая ирония) именно войну, и это слово им выделено курсивом. Нагнетая страхи, профессор интригует таким предсказанием: «Будущая прибыль и даже выживание многих самых могущественных и богатых корпораций в мире находится под угрозой, потому что у каждой нации в этом состязании ставки сродни дилемме: жизнь или смерть».

Корни у будущего Армагеддона, мыслит автор, растут из процесса постепенного вымывания из энергетического баланса нефти, что для таких гигантов, как Бритиш петролеум, Шеврон, Эксон Мобил и Роял Датч Шелл, обернется тяжелейшими последствиями. Они будут вынуждены переходить на другие модели развития, делать ставку на альтернативные виды энергии и искать для этой новой продукции новые рынки. В противном случае им грозит банкротство и/или недружественное поглощение.

Ключевое предсказание Майкла Клэра сводится к тому, что на кон поставлена «судьба наций, которые сегодня либо выбирают конкурирующие между собой виды энергии, либо держатся за устоявшуюся энергетическую модель, или спорят между собой за глобальные источники энергии, рынки и ресурсы». Наконец, кульминационная точка в рассуждениях: коль скоро доступ к энергоносителям представляют собой вопрос «национальной безопасности», «борьба за жизненно важные ресурсы — сегодня это нефть и газ, а завтра, возможно, литиум или никель (для электромобилей) — приведет к вооруженным конфликтам».

Энергетический статус-кво не имеет шансов сохраниться, уверен автор. Оформились новые глобальные игроки, напрямую зависящие для поддержания темпов своего экономического роста от гарантированной обеспеченности энергоносителями, притом во все возрастающем масштабе. Через 30 лет, говорит Клэр, миропорядок будет вращаться вокруг иной оси — вокруг баланса спроса и предложения на энергоносители. Появится неведомая пока матрица международных отношений. Однако на пути к этому «смелому новому миру» маячит сумрак жестоких междоусобиц. Как не вспомнить еще одного пророка: в 70-е годы Збигнев Бжезинский, воспринимающий мир как шахматную доску (что во многом справедливо), провозгласил начавшуюся «третью мировую войну за ресурсы».

Кстати, когда в 1991 году австралийское правительство снаряжало эскадру на помощь антииракской коалиции, чтобы изгнать из Кувейта Саддама Хусейна, спровоцированного на вторжение в эту страну, в местной газете появилась карикатура, более напоминавшая агитационный плакат: «No blood for oil» («Ни капли крови за нефть»). Рядом была помещена заметка, в которой говорилось, что в США прошли демонстрации протеста у НПЗ, принадлежащего британской компании «Бритиш петролеум» (BP). Какая взаимосвязь? Разъяснялось, что 10% всей разведанной кувейтской нефти принадлежит BP.

Выходит, и Мэтью Халберт, и Майкл Клэр, и Збигнев Бжезинский оказываются провидцами? Да, вольно или невольно они образуют «школу мысли», возводящую в абсолют неизбежность перерастания соперничества держав за доступ к энергетическим ресурсам в вооруженные конфликты. От школы мысли до партии войны — один шаг.

С таким будущим трудно согласиться и тем более смириться. К счастью, есть и другая «школа мысли», предлагающая иную парадигму: мир вместо войны, партнерство вместо соперничества. В конце октября в ходе встречи в Париже на министерском уровне страны-участницы Международного энергетического агентства (МЭА) записали в итоговое заявление: стоит задача укрепить сотрудничество со странами-партнерами, международными и региональными организациями, а также игроками энергетического рынка для совместного противодействия вызовам, связанным с ростом спроса на энергоносители, а также в сфере энергетической безопасности и освоения экологически чистых энергоисточников. В этом контексте ключевой момент — «сотрудничество». Выражению «война за энергоресурсы» здесь места нет.

Сторонники мирной модели перестройки мирового энергетического порядка отдают себе отчет в том, что до 2035 года спрос на энергоносители, во многом за счет динамично развивающихся стран, вырастет на одну треть. Чтобы сбалансировать спрос и предложение в мире, потребуются инвестиции в размере 38 триллионов долларов США, которые необходимо направить на производство электричества, нефти и природного газа (распределение капиталовложений по этим видам энергоносителей составит соответственно 45, 26 и 25 процентов).

Назовите страну или сообщество стран, для которых такая масштабная инвестиционная программу будет по силам? Затрудняетесь? Не мудрено. Недавно Мартин Фергюсон, министр природных ресурсов и энергетики Австралии, высказал здравую мысль: сегодня в мире нет ни одного государства, которое может самостоятельно добиться трех целей — энергетической безопасности, экономического развития и защиты окружающей среды. Для обеспечения безопасных и поступательных поставок энергоносителей, заявил министр страны, имеющей реальные шансы стать вскоре одной из ведущих держав – производителей сжиженного природного газа, «необходимы согласованные усилия и быстрое реагирование всех стран». Так и есть. 

 Вадим ВИХРОВ

Фонд Стратегической Культуры (Россия)

  • Дата публикации: 29.10.2011
  • 217

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться