О стратегии США в отношении Европы

О стратегии США в отношении Европы

Прошедший 28 ноября в Вашингтоне саммит США - ЕС займет важное место в современной геополитической истории. На нем впервые за время президентства Барака Обамы столь зримо проявился диктат Белого дома по отношению к европейцам. Более того, американская администрация обосновала такое поведение собственными внутриполитическими расчетами, потребовав от Евросоюза предпринять экстренные меры по спасению евро ради переизбрания Барака Обамы. А тот факт, что нынешние долговые проблемы Европы стали следствием пришедшего из-за океана кризиса, добавил ситуации ощущение циничного гротеска в стиле Джорджа Оруэлла с его персонажами, среди которых одни «более равны», чем другие.

Предварявшие саммит заявления пресс-службы Белого дома и Государственного департамента были составлены в максимально расплывчатых выражениях. Из них явствовало, что президент США Барак Обама пригласил председателя Совета Европейского союза Хермана Ван Ромпея, председателя Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу и верховного комиссара Евросоюза по международным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, для того чтобы обсудить «широкий круг вопросов, представляющих взаимный интерес». Ведущие информагентства были более откровенны. По свидетельству вашингтонских источников британского агентства «Рейтер», президент Обама решил лично «надавить на европейских чиновников», с тем чтобы они «достигли окончательного урегулирования кризиса со своим суверенным долгом».

 А причина, по которой Обаму столь озаботило финансово-экономическое положение Европы, предельно проста: долговой кризис «становится основной головной болью для президентских выборов в США 2012 года», - отмечает «Рейтер». По словам эксперта вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Хитер Конли, американский президент регулярно поддерживает тесные закрытые контакты с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Николя Саркози, поскольку убежден, что речь идет о «проблеме европейского лидерства». Представители Трансатлантического бизнес-совета, объединяющего в своих рядах такие корпорации и банки, как «Майкрософт», «Кока-Кола», «Интел», «Дойче банк», «Сименс» и «Форд» в своем приуроченном к саммиту США - ЕС открытом письме оказались более дипломатичными, но и они подчеркнули важность «обмена идеями» между США и Европой. 

Разумеется, европейский суверенный долг – лишь одна из тем, обсуждавшихся в Вашингтоне наряду с традиционными для подобных форумов вопросами обеспечения энергобезопасности, «продвижения демократии» в мире, иранской ядерной проблемы. Однако «привязка» отношений США и ЕС к американским президентским выборам и конкретно переизбранию Барака Обамы – безусловно, новое явление в практике евроатлантизма. До сих пор в Вашингтоне остерегались столь откровенно шантажировать европейских партнеров своими внутриполитическими коллизиями.

 Чем же так беспокоит администрацию Обамы ситуация в «зоне евро»? Прежде всего, тем, что она способствует укреплению доллара, лишая Федеральную резервную систему США возможности спекулировать на слабости курса. Ведь сильный доллар – отнюдь не такое благо для американской экономики. Не случайно параллельно с давлением на ЕС Вашингтон давит и на Китай, являющийся главным держателем американских долговых обязательств, с требованием изменить курс юаня в выгодном США направлении. Теоретически Китай и ЕС посредством финансовых рычагов способны обвалить американскую экономику. Неудивительно, что нобелевский лауреат-миротворец Обама, нацелившийся на переизбрание, не хочет стать перед выборами заложником вероломных европейцев и китайцев. Именно этим, а не заботой о кошельках греков, итальянцев, испанцев и других европейских налогоплательщиков продиктовано вспыхнувшее у американцев внимание к еврозоне. Кроме того, Обаме еще предстоит отчитаться перед своими избирателями за выполнение одного из своих ключевых обещаний – удвоить к 2014 году американский экспорт. 

 По инициативе администрации Барака Обамы в решения нынешнего саммита США - ЕС было включено положение о том, что Вашингтон верит в способность лидеров Европы «справиться с кризисом» - в том случае, если они проявят к этому «политическую волю». А министр финансов США Тимоти Гейтнер, обращаясь напрямую к европейцам, уже откровенно дал понять, чего именно Белый дом ожидает от ЕС в целом и ведущих его государств в частности: «Даже если вы придерживаетесь очень консервативных, пессимистических оценок относительно окончательной цены урегулирования настоящего кризиса в Европе – более сильные члены еврозоны имеют все возможности для того, чтобы абсорбировать эти затраты». А заодно господин Гейтнер призвал европейцев как можно скорее создать «огненную завесу» на пути дальнейшего распространения кризиса. 

Что касается предложенных администрацией США рецептов, то они не блещут новизной и сводятся к повышению роли Европейского Центробанка. Данная идея активно обсуждается в руководстве ЕС и, в частности, прописана в обнародованном на днях докладе ОЭСР. По своей «радикальности» она явно уступает рецепту, предложенному, например, бывшим руководителем Европейского банка реконструкции и развития Жаком Аттали. Последний настаивает на отказе от национальных бюджетов стран-членов ЕС в пользу единого европейского. В противном случае, по его прогнозам, единая европейская валюта может не дожить до Нового года, что уж точно никак не обрадует Барака Обаму.

Однако можно не сомневаться, что та же Германия, уже потерпевшая неудачу при размещении своих государственных обязательств, вряд ли будет в восторге от предложения зажечь «огненную завесу» за счет средств самих немцев. Прозвучавшее на днях предложение Баррозу о выпуске странами еврозоны общих антикризисных евробондов уже натолкнулось на жесткую отповедь правительства ФРГ. Вице-канцлер Филипп Рослер назвал «безответственной» попытку возложить ответственность за решение долговых проблем одних стран на плечи других.

 Однако отношения США и Евросоюза в лице его главных «тяжеловесов» Германии и Франции не сводятся к финансам. Именно в треугольнике «Вашингтон – Берлин - Париж» в последние годы разворачиваются самые сложные и непредсказуемые геополитические процессы по обе стороны Атлантики. Начало было положено в 2003 году американо-британской военной операцией в Ираке, против которой резко – насколько это вообще позволяют рамки НАТО – выступили Франция и Германия. В Вашингтоне тогда вдоволь поупражнялись насчет «старой Европы», якобы тормозящей развитие континента, – и обиду затаили. А когда пришел черед военной операции в Ливии, уже новая американская администрация сделала ответный ход, поддержав воинственный пыл Саркози и скромно отойдя в сторону, когда речь зашла о собственном прямом участии в гражданской войне. В итоге Франция и Германия, так и не ввязавшаяся в ливийскую драку, охладели уже друг к другу, еще больше подрывая единство ЕС. США же достигли своих геополитических целей руками - и деньгами – европейцев. По признанию эксперта лондонского Центра европейских реформ Томаса Валасека, «Ливия стала неожиданным триумфом американской дипломатии», поскольку изначально одной из главных целей Вашингтона было именно убедить своих европейских союзников «разделить военное бремя США» . И эта цель была достигнута. А заодно ослаблена только-только начавшаяся складываться ключевая для всей Европы ось Париж - Берлин.

Таким образом, становится очевидной двуединая стратегия США в отношении сегодняшней Европы – ослабить внутреннее единство Евросоюза и одновременно заставить его членов действовать в русле требований Вашингтона.

И заокеанские демократы, и их коллеги-республиканцы видят в Европе, прежде всего, средство осуществления своих геополитических замыслов и методов решения собственных проблем. Да и сам кризис в рядах Евросоюза во многом связан с попытками Брюсселя реализовать затратные геополитические проекты на Балканах, на постсоветском пространстве, в Северной Африке, на Ближнем Востоке – проекты, которые были во многом навязаны европейцам из-за океана.

 

Фонд Стратегической Культуры

  • Дата публикации: 05.12.2011
  • 244

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться