Персидский марш в Таджикистане Тегеран намерен вложить в республику более полутора миллиардов долларов

Персидский марш в Таджикистане Тегеран намерен вложить в республику более полутора миллиардов долларов

Вчера президенты Таджикистана и Ирана Эмомали Рахмон и Махмуд Ахмадинежад приняли участие в запуске первого агрегата Сангтудинской ГЭС-2. Они также подписали меморандум о строительстве Айнинской ГЭС на реке Зарафшан. Если этот проект будет реализован, то Иран закрепит за собой позицию крупнейшего инвестора в экономику Таджикистана. В целом в ближайшее время Тегеран намерен вложить в республику более полутора миллиардов долларов.

На церемонии запуска Сангтудинской ГЭС-2, которая транслировалась по всем таджикским телеканалам, Эмомали Рахмон отметил, что сдача в эксплуатацию первой мощности станции является этапом реализации одной из стратегических целей Таджикистана – обеспечения энергетической независимости республики.

«С вводом этой гидроэлектростанции производство собственной электроэнергии в стране увеличится на 1 млрд. кВт-ч, созданы новые рабочие места, улучшится социально-экономическое положение наших людей», – заявил Рахмон. Махмуд Ахмадинежад, в свою очередь, назвал запущенную ГЭС проектом дружбы и братства двух персоязычных народов. «Наше сотрудничество направлено на мир и стабильность в регионе», – сказал он.

Иран стал для Таджикистана одним из основных инвесторов. В республике работают более 150 компаний с участием иранского капитала. По данным Государственного комитета по инвестициям и управлению государственным имуществом Таджикистана, Иран стал крупнейшим инвестором в 2010 году, вложив в экономику республики 65,5 млн. долл. Россия, традиционно занимавшая первое место по объему прямых инвестиций в Таджикистан после завершения строительства Сангтудинской ГЭС-1, отошла на вторые роли, тогда как Иран расширяет присутствие, а следовательно, и влияние в республике.

После запуска Сангтудинской ГЭС-2, который состоится до конца нынешнего года, Тегеран намерен приступить к сооружению Айнинской ГЭС на реке Зарафшан. Объемов вырабатываемой электроэнергии на этой станции будет достаточно для обеспечения светом всей Зарафшанской долины с райцентрами Айни и Пенджикент. Иранцы также рассматривают возможность сооружения двух Нурабадских ГЭС на реке Хингоу. Ранее строительство этих объектов планировал осуществить Китай, но по различным причинам отказался от этих проектов.

Однако ирано-таджикское сотрудничество перспективно не только в энергетике, но и в транспортной сфере. Стороны ведут переговоры о создании автомагистрали от Нижнего Пянджа в Таджикистане через афганские города Ширхан, Кундуз, Мазари-Шериф и Герат до иранских транспортных коммуникаций. Строительство такой дороги позволит не только наладить автомобильное сообщение между Ираном и Таджикистаном, но и повысить их роль в экспортно-импортных операциях, осуществляемых в Афганистане. Не менее привлекателен проект строительства железнодорожной линии между Таджикистаном и Ираном. На его реализацию пока денег нет, но главы государств практически на всех встречах «вспоминают» об этой железной дороге, не предавая таким образом проект забвению.

Кроме экономических проектов Иран расширяет культурные связи с Таджикистаном. Речь идет об открытии совместного университета, учреждении нового телеканала, который будет вещать на три страны: Иран, Таджикистан и Афганистан. И, видимо, стоит ожидать, что в ближайшее время облегченный визовый режим между Ираном и Таджикистаном будет вовсе отменен. По мнению израильского ученого-ираниста Владимира Месамеда, идеологической основой особой доверительности в отношениях между двумя странами служит внедренное и устоявшееся в Таджикистане признание того, что нынешние Исламская Республика Иран и Республика Таджикистан являются наследниками некогда единой арийской цивилизации. «Иранская помощь Таджикистану базируется на признании Таджикистана своим главным политическим партнером в Центрально-Азиатском регионе. В Иране позиционируют эту страну как неотъемлемую часть «Великого Ирана», включающего в себя все государства с доминирующим ираноязычным населением», – отметил эксперт. При всем этом Таджикистан является единственной страной Центрально-Азиатского региона, имеющей военные связи с Ираном, – в Душанбе работает военный атташат при иранском посольстве.
 

Источник: «Независимая газета» (Россия)

  • Дата публикации: 06.09.2011
  • 158

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться