Первый российский прогноз Перспективы развития мировой энергетики

Первый российский прогноз Перспективы развития мировой энергетики

Долгосрочные прогнозы развития мировой энергетики давно и активно используются отраслевыми специалистами во всем мире. Наиболее известны ежегодные обзоры Мирового энергетического агентства, Министерства энергетики США, ОПЕК. Однако Россия, будучи ключевым игроком мирового энергетического рынка и производя без малого десятую часть всей первичной энергии, до недавних пор не занималась подобным анализом, пользуясь исключительно зарубежными разработками. Попытку восполнить этот информационно-аналитический пробел сделали ученые Института энергетических исследований РАН и специалисты Российского энергетического агентства, представив в апреле свой «Прогноз развития энергетики России и мира до 2035 года».

Опыт создания долгосрочных программных документов у России, конечно, есть. Это прежде всего различные редакции «Энергостратегии». Энергетический блок всегда присутствовал и в программах по социально-экономическому развитию страны. Однако этим документам всегда недоставало внимания к внешним рынкам. Удивительно, но СССР, а потом и Россия, будучи крупнейшим мировым производителем и вторым потребителем энергоресурсов, не вел системных работ по анализу тенденций и прогнозированию развития мировой экономики и энергетики, как это делают ОПЕК и крупные страны – импортеры энергоресурсов.

Ныне Россия уступает США и Китаю по производству и потреблению энергоресурсов, но остается крупнейшим экспортером топлива и критически зависит от конъюнктуры мировых энергетических рынков: продажа энергоресурсов обеспечивает до 15% ВВП, около 30% консолидированного бюджета и почти две третьих экспортной выручки страны. При такой высокой зависимости создание в России целостной системы мониторинга и прогнозирования мировых энергетических рынков с оценкой роли национальных энергокомпаний, возможных эффектов и рисков для них и экономики страны в целом становится без преувеличения вопросом национальной безопасности. Разумеется, такой анализ должен ежегодно обновляться с учетом бесконечных и многообразных изменений на мировых рынках.

Стремление восполнить этот вопиющий информационно-аналитический пробел и подтолкнуло две ведущие российские организации в сфере энергетической аналитики к разработке собственного прогноза: такая страна, как Россия, просто обязана анализировать внешние условия развития своей энергетики. Пользоваться зарубежными наработками, которые зачастую отражают интересы заказчиков этих продуктов и далеко не всегда прозрачны методологически, подчас просто опасно.

Важно, что «Прогноз-2035» – это не нормативный документ по аналогии с «Энергостратегией» с заранее заданными критериями, целями и нормами; он описывает объект исследования – мировую энергетику – в развитии наблюдаемых тенденций и анализирует влияние этих тенденций на ТЭК России. Это совершенно независимое исследование, выполненное безо всякого государственного или корпоративного заказа и исключительно на энтузиазме участников.

Инструмент создания российского прогноза – модельно-информационный комплекс SCANER, работу над которым ИНЭИ РАН вел последние 20 лет. Основой методологии являются совместное прогнозирование экономики и энергетики мира и России. Авторы поставили перед собой задачу прогнозирования мировых рынков топлива в их продуктовой структуре (нефть, основные нефтепродукты, сетевой и сжиженный газ, энергетический уголь) в увязке с территориальным развитием с большой степенью детализации (по всем крупнейшим странам мира). Это потребовало большой работы по анализу состава основных потребителей, производителей и транспортной инфраструктуры. В исследовании прогнозировались все основные параметры конъюнктуры рынков: от состава основных игроков с занимаемыми ими нишами до балансовых цен топлива с учетом влияния последних на спрос и финансовые показатели ведущих компаний и бюджетных обязательств основных стран-производителей. Моделирование учитывало складывающиеся в разных регионах типы рынков (конкуренция, олигополия потребителей или производителей).

Прогнозный горизонт до 2035 года выбран неслучайно. Как правило, с момента принятия инвестиционного решения до ввода крупных энергетических объектов в эксплуатацию проходит до 10 лет, срок окупаемости может превышать 15 лет. Прогнозирование на 25 лет позволяет адекватно оценивать картину и экономическую эффективность проектов с возможностью увидеть последствия принимаемых решений.

Переходя к результатам исследования, прежде всего хочется развеять расхожие опасения об исчерпании углеводородов и о пике нефти. Всякий раз, когда добыча, кажется, достигла пика, новые технологии позволяют увеличить резервы и добычу. Причем в последние годы объем прироста запасов превышает уровень добычи. По нашим оценкам, к 2035 году потребление нефти в мире вырастет на 20%, а газа – на 55%. Хотя наибольшие темпы прироста покажут возобновляемые источники энергии (70% за 25 лет, их доля в балансе достигнет 16%), нефть и газ по-прежнему будут обеспечивать более половины энергопотребления, поэтому говорить о конце углеводородной эпохи преждевременно.

Цена нефти традиционно привлекает к себе внимание в любом прогнозе, именно она во многом определяет состояние мировой экономики. Цены на нефть зависят от множества факторов, включая такие непредсказуемые, как аварии, теракты, геополитические конфликты, технологические прорывы, изменение ситуации на финансовых рынках и пр. Попытки их прогнозирования временами можно сравнить с гаданием на кофейной гуще, поэтому мы не указываем точного прогнозного значения рыночных цен, а показываем динамику балансовой цены (то есть цены равновесия спроса и предложения, без учета геополитических и спекулятивных факторов) и наиболее вероятный коридор движения рыночной цены, дающий диапазон возможных колебаний под влиянием спекулятивных и прочих факторов. Верхняя граница этого коридора обусловлена ценами переключения на биотопливо и альтернативную энергетику, а нижняя – инвестиционными потребностями отрасли и потребностями бюджетов стран-производителей. Так, по нашим оценкам, к 2035 году балансовая цена достигнет 125 долл./барр.

Рынок газа будет расти заметно быстрее рынка нефти – соответственно на 56% и 21% в период с 2010 по 2035 год. Спрос на газ к 2035 году прогнозируется на уровне более 5 трлн. куб. м и может быть в принципе повышен еще на 500 млрд. куб. м, но замыкающие цены при этом увеличатся примерно на 50%. Основным драйвером спроса на газ будет сектор электроэнергетики.

На развивающиеся страны Азии придется около 65% прироста мирового потребления углеводородов: именно этот рынок будет локомотивом дальнейшего развития спроса. Развивающиеся страны обеспечат и основной рост выбросов СО2. Развитым странам удается стабилизировать и даже снижать выбросы, однако это не может изменить ситуацию в глобальном масштабе.

Основными импортерами энергоресурсов к 2035 году будут Европа и страны Азии. Северная Америка снизит объемы импорта углеводородов, а по некоторым видам топлива способна и вовсе его прекратить. Высока вероятность выхода Северной Америки уже в ближайшие годы на самообеспечение природным газом и уверенного движения в этом направлении по нефти с возможностью отрыва ценообразования в этом регионе от мировых рынков. При этом даже в подсценарии, предусматривающем дальнейшее сдержанное развитие сланцевой добычи, США не начинают масштабного импорта СПГ. Нехватка предложения покрывается наращиванием собственной добычи традиционного газа.

Уже вскоре Северная Америка собирается выйти на мировой рынок СПГ как поставщик. Даже при небольших объемах экспорта СПГ (по нашим оценкам, до 30 млрд. куб. м к 2035 году) это может существенно перекроить мировую карту потоков газа, а главное, с большой вероятностью приведет к изменению системы ценообразования на СПГ с частичной привязкой к котировкам американской биржевой площадки «Генри Хаб».

Значительное влияние на рынок может оказать и разработка нетрадиционной, в частности, сланцевой нефти, чему способствует двукратное снижение издержек на ее добычу в 2006–2011 годах. Сланцевая нефть может фактически повторить успех сланцевого газа, в результате чего Северо-Американский регион в целом может практически перейти на самообеспечение.

Конечно же, изменения на рынке Северной Америки существенно влияют на мировую конъюнктуру. Сланцевый газ уже осложнил ситуацию в Атлантическом бассейне. При отказе Северной Америки от импорта нефти, по нашим оценкам, цены на черное золото могут снизиться на 23%, а добыча уменьшится по всем регионам, включая СНГ.

Ближний Восток и Северная Африка, будучи ключевыми поставщиками нефти и газа на мировые рынки, по-прежнему сохранят свою значимость. В частности, в прогнозе рассмотрен вариант затяжной военной кампании в Персидском заливе с сокращением производства нефти в регионе на 10%, при этом на период 2013–2019 годов полностью прекращает добычу Иран, Ирак сокращает добычу наполовину. При таком сценарии развития событий ни биотопливо, ни добыча в других регионах не смогут полностью компенсировать снижения экспорта с Ближнего Востока и Северной Африки. По нашим оценкам, такая долгосрочная дестабилизация в регионе может привести к скачку цен на нефть до 200 долл./барр. и дефициту топлива на мировых рынках.

В последнее время особенно активно обсуждаются радикальные идеи отказа от использования атомной энергии и глубоководной добычи нефти. Наши расчеты показывают, что попытка обезопасить мир таким образом приводит к резкому скачку цен на все энергоресурсы (примерно на 60% по сравнению с базовым сценарием), что создает реальный риск энергетического голода в некоторых регионах и обостряет борьбу за ресурсы. Таким образом, решение одной проблемы порождает другие, не менее серьезные. Следовательно, миру необходимо искать компромисс между безопасностью и энергообеспеченностью.

В развитии угольной отрасли бесспорна роль Китая и Индии, которые до 2035 года обеспечат 95% прироста спроса на этот вид топлива.

Очень интересный вывод по перспективам развития атомной отрасли сделан в прогнозе по результатам поблочного анализа всех АЭС в мире. Блоки с возрастом менее 20 лет составляют только пятую часть от всех действующих. Следовательно, в рассматриваемый период следует ожидать закрытия значительного числа станций. На фоне сдержанной выдачи разрешений по строительству новых перед многими странами встанет вопрос не дальнейшего наращивания мощностей, а решения проблемы замены существующих АЭС или поиска альтернативного топлива для замены в энергобалансе. При этом почти 75% новых энергоблоков строится сегодня в странах БРИКС. То есть развитые страны, где расположены основные мощности, не спешат обновлять свой парк.

Возобновляемая энергетика (ВИЭ) покажет самые быстрые темпы роста в рассматриваемый период. Но даже сокращение издержек в последние годы не позволяет ВИЭ пока полноценно конкурировать с газом и углем. Поэтому перспективы развития ВИЭ во многом будут определяться уровнем господдержки.

Значительный блок всего прогноза – анализ российского ТЭКа. Его первостепенной задачей является обеспечение потребностей собственной экономики. Да и конъюнктура внешних рынков не слишком благоприятствует экспансии нашего экспорта. Поэтому после 2030 года мы ожидаем небольшого снижения объемов экспорта при постоянном увеличении поставок на внутренний рынок.

Добыча углеводородов в России будет расти на протяжении всего рассматриваемого периода. Однако если производство нефти стабилизируется, то добыча газа будет уверенно расти с некоторым замедлением к 2035 году. Определяющую роль будут играть темпы роста экономики России, спрос на внешних рынках, темпы восполнения запасов, мировые и внутренние цены на энергоресурсы и, конечно, себестоимость добычи и налоговая политика.

Современные объемы капиталовложений в нефтяную и газовую отрасли явно недостаточны для долговременной стабилизации добычи и переработки нефти и уж тем более для наращивания добычи. Но, по нашим расчетам, при прогнозных уровнях мировых и внутренних цен на углеводороды и разумной налоговой политике российские компании смогут сгенерировать и привлечь необходимый объем инвестиций для реализации коммерчески эффективных проектов. Именно эти два условия – разумность (и индивидуализация по условиям добычи) налогов и эффективность проектов – критически важны для реализуемости этих прогнозов.

Анализ тенденций развития мировых рынков углеводородов показывает, что в предстоящие годы России предстоит конкурировать на внешних рынках во все более жестких условиях. На зрелом европейском рынке спрос и потребность в импорте углеводородов увеличиваются незначительно. С учетом растущего числа поставщиков нашим новым дорогостоящим проектам на этом рынке будет крайне сложно конкурировать. В перспективе доля в российском экспорте европейского направления будет падать за счет наращивания поставок в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР). Азия (особенно развивающиеся страны) – явный двигатель роста спроса на все энергоресурсы. Оба рынка останутся для нас привлекательны, но планы по развитию территорий внутри России и анализ зарубежного спроса говорят за увеличение интереса России к АТР.

Безусловно, Россия останется в долгосрочной перспективе одним из ключевых игроков мирового энергетического рынка. Однако мы видим с высокой вероятностью ухудшение конъюнктуры мировых рынков для российского газа и отчасти нефти с возможной стагнацией выручки от экспорта топлива и двукратным уменьшением к 2035 году ее доли в ВВП при трехкратном сокращении доли ТЭКа в ВВП. В такой ситуации наращивание экспорта энергоресурсов не должно быть самоцелью. Значительно важнее развитие собственной экономики и переориентация ее с сырьевой на инновационную направленность.

Представленный «Прогноз-2035», на наш взгляд, первый серьезный шаг в формировании целостной российской системы мониторинга и прогнозирования мировых энергетических рынков. Мы надеемся, что подготовленный документ и разработанный инструментарий станут основой российской системы долгосрочного анализа мировой энергетики и стратегического планирования.

Ситуация в мире стремительно меняется, и ее необходимо отслеживать систематически, постоянно корректируя оценки. Сегодня у нас есть инструментарий, позволяющий достаточно оперативно проводить масштабные расчеты, просчитывать самые разнообразные сценарии. Сформировался круг экспертов, работающих с этой информацией. Мы постоянно обновляем базы данных, добавляем новую проектную информацию, корректируем затратные и прочие показатели. При появлении новых явлений, вызовов или возможностей мы будем оперативно просчитать их последствия, это и есть наша текущая работа. Уже сейчас началась подготовка новой редакции прогноза, которую мы надеемся показать весной 2013 года.

Вячеслав Александрович Кулагин - начальник Центра изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН.

"Независимая газета" (Россия)

  • Дата публикации: 15.05.2012
  • 259

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться