СТАНЕТ ЛИ КИТАЙ МИРОВЫМ ЛИДЕРОМ?

СТАНЕТ ЛИ КИТАЙ МИРОВЫМ ЛИДЕРОМ?

В минувшем году Китай по объему ВВП вышел на второе место в мире, обогнав Японию. При этом по объёму промышленного производства он вышел на первое место, опередив США. Получается, что американское лидерство держится сейчас лишь на «виртуальной» экономике (сфера услуг, финансы, интернет). Сейчас эксперты спорят о том, сколько времени понадобится КНР, чтобы стать мировым экономическим лидером. Одни говорят 10 лет, другие 15. Понятно, что США подобная ситуация совершенно не устраивает. Попробуем проанализировать шаги, которые могут предпринять США для сохранения своего лидирующего положения.

В минувшем году Китай по объему ВВП вышел на второе место в мире, обогнав Японию. При этом по объёму промышленного производства он вышел на первое место, опередив США. Получается, что американское лидерство держится сейчас лишь на «виртуальной» экономике (сфера услуг, финансы, интернет). Сейчас эксперты спорят о том, сколько времени понадобится КНР, чтобы стать мировым экономическим лидером. Одни говорят 10 лет, другие 15. Понятно, что США подобная ситуация совершенно не устраивает. Попробуем проанализировать шаги, которые могут предпринять США для сохранения своего лидирующего положения.

Не стоит думать, что Китаю гарантировано первое место в мировой экономике. В 1970–80-е годы все были уверены, что через какое-то время Япония обгонит США по размеру ВВП, но этого не произошло. Японская экономика погрузилась в глубокую депрессию, и прорывов от неё уже никто не ждёт. Но здесь необходимо понять, что стремительный экономический рост Японии, а ещё раньше — ФРГ не сильно пугал США. Ведь, с политической точки зрения эти страны были подконтрольны американцам. Не секрет, что на территории, и Японии, и Германии ещё со времён Второй мировой войны располагаются американские военные базы. Иное дело — Китай. Эта страна стремится проводить самостоятельную внешнюю политику и стимулирует продвижение своих компаний на зарубежные рынки, где они сталкиваются с американскими корпорациями.

Ранее американские стратеги рассчитывали на постепенную эволюцию политического режима КНР. Они надеялись, что рост числа предпринимателей и обеспеченных граждан приведёт к отказу Коммунистической партии Китая от монополии на власть. В этих условиях, американцам было бы легче влиять на стратегию Китая. Однако этого не произошло. Китайцы разрешили предпринимателям вступать в партию, а выборы проводят только на местном уровне. В США выходит множество книг и статей, в которых скрупулезно анализируется протестное движение в Китае: восстания крестьян и горожан, сепаратистские движения уйгуров и жителей Тибета, деятельность диссидентов.

Очевидно, что многие протестные движения поддерживаются из-за рубежа. Вполне возможно, что американцы попробуют провести в Китае «цветную» революцию, как они это делали в других странах. Но вероятность такого развития событий мала, так как позиции американских спецслужб внутри КНР не настолько сильны, чтобы рассчитывать на победу такого движения.

Впрочем, даже в случае успеха «цветной» революции, проамериканское руководство во главе Китая долго не продержится. Китай находится сейчас в такой «весовой категории», что любая новая власть неизбежно вступит в конфронтацию с США. В этих условиях американцы, скорее всего, сделают ставку на дестабилизацию ситуации, играя на раскол между экономически развитыми прибрежными районами востока страны и «крестьянским» центром.

Не секрет, что успехи Китая связаны со стремительным ростом производства промышленной продукции в восточных районах страны. По данным Народного банка Китая, 60 млн китайцев (5% от 1,3 млрд населения страны) относятся к среднему классу, представители которого имеют доход, эквивалентный более чем 20 тыс. долларов в год. Причем подавляющая часть среднего класса проживает либо в прибрежных районах, либо в Пекине. Противовесом этому тончайшему слою являются 600 млн. человек, семейные доходы которых составляют менее 1 тыс. долларов в год на семью, а также 440 млн человек с доходом 1–2 тыс. долларов в год. Получается, что территории, прилегающие к портам, процветают за счет торговли с США, Японией, ЕС, а остальное население прозябает в нищете.

Власти КНР прекрасно это понимают. Поэтому в последнее время они провозгласили своей целью поднять уровень внутреннего потребления, чтобы ослабить зависимость своей экономики от экспорта. Власти в Пекине пытаются сблизить интересы узкой прибрежной полосы и остального Китая.

Главная проблема, однако, заключается в том, откуда у населения внутренних районов появятся деньги на покупку товаров. Получается, что нужно будет стимулировать появление промышленных предприятий внутри страны за счет выдачи субсидий, дешёвых кредитов, налоговых льгот, что может вызвать недовольство у жителей прибрежных районов, так как деньги будут изыматься у них в качестве налогов.

Сегодня жители внутренних районов испытывают сильную зависть к своим богатым соотечественникам, живущим на востоке страны. Похожая ситуация наблюдалась в 1940-е годы, когда Мао Цзедун собрал мощную крестьянскую армию во внутренних районах и, получив оружие от СССР, очистил от компрадоров прибрежные районы. Победив, он установил партнерские отношения с СССР и закрыл страну для западного капитала.

Очевидно, что США попытаются с помощью своих союзников в Японии, Корее, на Тайване и ЕС стимулировать сепаратистское движение в прибрежных районах. Сегодня интересы прибрежного Китая намного ближе интересам его иностранных торговых партнеров, чем остального Китая. Если пекинские власти начнут подавлять это движение силовым образом, то это приведет к нестабильности в самых развитых регионах КНР и серьёзным экономическим потерям.

В истории были примеры противостояния прибрежных торговых районов с центральными сельскохозяйственным. Вспомним Пелопонесскую войну между Спартой и Афинами 431–404 гг. до н.э., в которой союз государств во главе с Афинами проиграл спартанцам. Однако последние, после победы стали быстро обогащаться, что привело к разложению спартанского военизированного общества. В результате, вскоре греческие города-государства были вынуждены подчиниться власти македонских царей сначала Филиппа, а затем знаменитого Александра. В российской истории наблюдалось противостояние Новгородской торговой республики с Московским княжеством, которое завершилось покорением Новгорода Иваном III в 1478 году. Однако торговля Новгорода с западными странами автоматически приводила к появлению оппозиционных Москве сил, поэтому в 1569–1570 гг. Иван Грозный осуществил здесь массовые казни, что сильно подорвало экономические позиции Новгорода.

Снизить противоречия между богатыми и бедными регионами — вот задача, которую, так или иначе, предстоит решить китайским властям. Есть, впрочем, и другие проблемы, которые могут помешать Китаю стать мировым лидером.

Первая — финансовая. Китайские банки выдают кредиты компаниям по указанию чиновников, поэтому здесь очень высока доля «безнадежных» долгов (порядка 25-30% ВВП). В Японии в 1990 году «безнадежные» долги достигли 20% ВВП, что привело к кризису, из которого страна, как известно, так и не смогла выбраться.

Вторая проблема — экологическая. Стремительный рост экономики Китая шел на фоне полного пренебрежения к защите окружающей среды. На очистных сооружениях экономили. Это привело к плачевным результатам. По оценкам Всемирной организации здравоохранения и Всемирного банка, 20 из 30 самых грязных городов в мире находятся в Китае, на трети территории КНР идут кислотные дожди, половина водных ресурсов непригодна для питья, а четверть — для промышленного использования. Многие реки просто исчезли с лица земли.

Лишь недавно власти Китая осознали размер опасности и стали принимать меры. С 2010 по 2012 год правительство Китая потратит 1,8 млрд долларов на региональные программы по защите окружающей среды и сокращению загрязнения. Кроме того, планируется закрыть 2 тыс. особенно «грязных» заводов. Очевидно, что создание очистных сооружений на всех предприятиях значительно повысит себестоимость китайских товаров.

Третья проблема — демографическая. Рост рождаемости в Китае наблюдался в 1960-70-х годах. В 1980-е годы в КНР начала действовать программа ограничения рождаемости под лозунгом «одна семья — один ребёнок». В результате может получиться так, что население Китая постареет, не достигнув мирового лидерства.

  • Дата публикации: 07.02.2012
  • 187

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться