ТОРИ ВЗБУНТОВАЛИСЬ ПРОТИВ МЕРКОЗИ

ТОРИ ВЗБУНТОВАЛИСЬ ПРОТИВ МЕРКОЗИ

«Меркози» — это ехидное прозвище правящего ныне в Европейском Союзе дуэта Меркель-Саркози, придуманное в Лондоне евроскептиками из консервативной партии, гордо называющими себя «тори», как четыре века назад. На фоне разваливающейся зоны евро Великобритания со своим фунтом стерлингов выглядит относительно благополучно, но экстренные меры по спасению европейской валюты, так или иначе, скажутся и на финансах Соединенного Королевства.

Как сообщает британская «Guardian», на состоявшемся в минувшее воскресенье в Брюсселе саммите ЕС отношения между лидерами Франции и Великобритании накалились до такой степени, что раздраженный поучительным тоном Дэвида Кэмерона Николя Саркози буквально прикрикнул на своего британского коллегу: «Ты пропустил очень удобный случай, чтобы заткнуться!». Продолжение разговора также не отличалось дипломатичностью: «Мы по горло сыты вашим критиканством и вашими поучениями. Сначала вы заявляете, что вам не нравится еврозона, а потом вмешиваетесь в наши встречи и еще учите нас, что нам делать». Еврозона всё более напоминает элитарный клуб внутри ЕС и не входящие в нее страны остаются на периферии экономических интересов правящего тандема. Кэмерону, казалось бы, действительно, можно бы было промолчать и только радоваться английской предусмотрительности, благодаря которой Лондон сохранил свою национальную валюту.

Однако, на самом деле, всё не так просто. Спасение любой ценой финансовых систем разорившихся Греции, Испании, Португалии и так далее, включая даже некогда благополучную Италию, ударит по карману всех членов ЕС. Банковские системы в Европейском Союзе переплетены весьма прочно. На территории стран, не входящих в состав еврозоны функционируют банки-кредиторы стран, балансирующих на грани дефолта. Таким образом, в случае банкротства этих стран удар придется и по тем, кто не только не входит в еврозону, но и не имеет проблем с финансовой системой. Глобализация на европейском уровне связала всех членов ЕС, в буквальном смысле, круговой порукой.

Великобритания поневоле становится надеждой стран-членов ЕС, не входящих в еврозону, которые чувствуют себя вытесненными на задворки Европы и лишенными права даже совещательного голоса при решении вопросов экономического (да и политического) будущего Старого Континента. Все они подспудно ощущают, что от Евросоюза, как это раньше называлось, «двух скоростей», начинается сползание к двум разным Евросоюзам. Только Лондону есть что противопоставить «Меркози» — мощь английской экономики, важнейший финансовый центр, крупные донорские вливания в европейский бюджет, либеральный подход к расширению торгово-экономических связей со странами, не входящими в ЕС и, наконец, активную поддержку расширения Европейского Союза.

Тем более неприятным оказался для британского премьер-министра вполне ожидаемый бунт в его родной партии. Несколько дней назад в Палате общин состоялся драматический полуфинал давно зревшей в недрах Консервативной партии акции протеста. Группа депутатов этой партии, предводительствуемая малоизвестным тёзкой премьер-министра Дэвидом Нутэллом (David Nutall), вопреки воле шефа попытались «протолкнуть» решение о проведении референдума по вопросу выхода Соединенного Королевства из ЕС, или, как минимум, возврата к переговорам об условиях членства страны в объединенной Европе. Пока парламент такого решения не принял, но «бунтовщики» и не рассчитывали на скорую победу. Несомненно, речь шла о привлечении общественного внимания к этой проблеме, и это им в полной мере удалось.

Известный политический комментатор ВВС Ник Робинсон напомнил Кэмерону, что нынешний министр иностранных дел Уильям Хейг предупреждал: «Европа — это бомба с часовым механизмом, которая взорвет когда-нибудь Консервативную Партию, и часы в этой бомбе тикают все громче». Документ о проведении референдума подписали депутаты из разных партий, в том числе и 50 тори. Они призвали правительство провести референдум до 2013 года. Сторонники референдума считают, что общественное мнение в стране поддерживает эту идею. В августе в резиденцию премьер-министра поступила петиция, подписанная 100 тысячами британцев, требующих проведения референдума.

Среди «подписантов» есть очень влиятельные депутаты парламента: Грэхем Брэди — шеф консервативного Комитета 1922, объединяющего депутатов-«заднескамеечников», с которым должен считаться любой консервативный премьер, миллионер Зак Голдсмит и даже такие еврооптимисты, как Кит Ваз, лейборист, бывший министр по европейским делам в правительстве Тони Блэра. Он считает, что в случае проведения референдума, победа противников ЕС гарантирована. Лейбористы, хотя и не являются противниками участия Англии в ЕС, изо всех сил раздувают тлеющие угольки недовольства в Консервативной Партии, радуясь ослаблению партии-конкурента.

Британцы всегда были самым евроскептичным общество в ЕС, так же, как и британские политические элиты. До сих пор Лондон не вступает ни в зону евро, ни в Шенгенское соглашение. Не надо забывать и том, что духовной матерью современных британских консерваторов является Маргарет Тэтчер, которая всегда считала ЕС «утопическим проектом и памятником гордыни левых интеллектуалов». Средний британец, воспитанный источающими антиевропейский яд бульварными «Sun» и «Daily Mail», считает ЕС бандой коррумпированных еврократов и дармоедов, навязывающих европейцам всё более абсурдные законы, и открывающими границы ЕС перед нежелательной иммиграцией.

Дэвид Кэмерон, идя на выборы, использовал риторику, вполне соответствующую такого рода оценкам, он не может полностью игнорировать настроения в своей родной партии и в обществе, однако, возглавляя правительство, он не может не понимать, что выход Британии из ЕС сегодня невозможен. Поэтому, несмотря на панику, царящую на Даунинг-стрит 10, Кэмерон пытается успокоить и общественность, и своих однопартийцев, обещая вернуться к вопросу об условиях членства Соединенного Королевства во время переговоров об изменении Лиссабонского Договора, которое начинает казаться неизбежным в связи с кризисом зоны евро.

При одной мысли о новой Европейской Конституции вся евробюрократия вместе с лидерами европейских стран должна покрываться холодным потом. Все прекрасно помнят, как трудно шла Европа к подписанному 19 октября 2007 года в Лиссабоне договору и как трудно далась почти каждой стране ратификация его национальными парламентами. Никто не забыл ирландский референдум, ясно сказавший «нет» Лиссабону и проблемы с Чехией, Францией, Голландией и другими членами ЕС.

Но у Кэмерону есть, кем прикрыться в этом вопросе — это не он, а его оппоненты «Меркози» требуют изменения договора. Их тоже можно понять: для спасения еврозоны необходимо управление финансами и экономикой всех стран, входящих в нее, из единого центра, некоего квази-европейского экономического правительства. А для его создания нужно менять европейскую Конституцию. Так что вся ответственность за открытие этого ящика Пандоры падет на головы Меркель и Саркози. 60 лет тому назад именно Германия и Франция стали основателями Европейского Объединения Угля и Стали — прообраза нынешнего ЕС. Может быть, мрачная ирония судьбы заключается как раз в том, что теперь именно они призваны стать его могильщиками.

Григорий Тинский

Источник: WIN.RU

  • Дата публикации: 30.10.2011
  • 307

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться