Центральная Азия: вода, гидроэнергетика и накаляющаяся обстановка

Центральная Азия: вода, гидроэнергетика и накаляющаяся обстановка

Едва ли не главным итогом состоявшегося 7 сентября визита президента Узбекистана Ислама Каримова в Казахстан стало его резкое выступление против строительства крупных гидроэлектростанций у соседей - в Киргизии и Таджикистане, в верховьях рек, превратившихся после 1991 года в трансграничные. Слова И.Каримова обратили на себя внимание ещё и тем, что киргизские ГЭС будут строиться российскими партнёрами, причем соглашение по этому вопросу, связанному с обеспечением населения Центральной Азии водой и электроэнергией, планируется подписать до конца сентября…

Противоречия между «верхними» (Киргизия, Таджикистан) и «нижними» (Узбекистан, Казахстан, Туркменистан) странами Центральной Азии по поводу использования водных ресурсов существуют давно. В условиях жаркого и засушливого климата водных запасов Амударьи и Сырдарьи зачастую не хватает. Особенно сильно от стока рек зависит Узбекистан, большая часть населения которого проживает в сельской местности и тесно связана с сельским хозяйством, зависящим от поливной воды. Противостояние между Узбекистаном и Таджикистаном из-за строительства Рогунской ГЭС (в Таджикистане) резко ухудшило отношения двух стран. Последние два-три года Ташкент, стремясь воспрепятствовать возведению ГЭС, даже задерживал пропуск в Таджикистан грузовых железнодорожных составов. Однако даже на этом фоне заявление И. Каримова прозвучало непривычно резко.

«Водные ресурсы могут стать проблемой, вокруг которой обострятся отношения в Центрально-Азиатском регионе, - цитирует его слова Киргизское телеграфное агентство (КирТАГ). - Всё может усугубиться настолько, что это может вызвать не просто религиозное противостояние, а войны» (выделено мною. – А.Ш.). Заинтересованность Киргизии и Таджикистана в энергетическом использовании стока рек понятна, однако Амударья и Сырдарья являются трансграничными реками, и их использование, по словам И. Каримова, должно регулироваться международными нормами, в частности - чётырьмя конвенциями ООН. Озабоченность узбекского лидера вызывают экологические аспекты строительства и вопросы безопасности. «По Камбар-Ате-1 (ГЭС, возводимая в Кыргызстане. - КирТАГ), которую собираются строить. Она будет стоить около 5 млрд. долларов, там будет плотина высотой 275 метров. Это одна из высочайших плотин, существующих в мире, - отметил президент Узбекистана. - По Амударье: в Таджикистане собираются строить Рогунскую ГЭС. Плотина составляет 350 метров. Это самая высокая плотина в мире. Решили, очевидно, рекорды Гиннеса перебить. Но тут речь не о рекордах идет, а о жизни и судьбе тех миллионов людей, которые без воды жить не могут». К тому же в районе строительства ГЭС проходит крупный тектонический разлом и периодически бывают землетрясения, что, в случае прорыва плотины, может обернуться катастрофой. Поэтому строительство ГЭС, по словам И.Каримова, требует международной экспертизы.

О том, что противоречия вокруг распределения водных ресурсов могут привести к «войнам», до сих пор никто из государственных и политических деятелей Центральной Азии не говорил. Хотя возможность такого развития событий не исключалась. Так, 26 июня с/г на заседании комитета Совета Федерации по обороне и безопасности главнокомандующий сухопутных войск России Владимир Чиркин заявил, что «в связи с прогнозируемым обострением межгосударственных противоречий в сфере энергетики, водо- и землепользования в странах Центральной Азии могут возникнуть локальные вооруженные конфликты с участием Узбекистана, Таджикистана и Киргизии». Сказано это было по поводу дальнейшей судьбы 201-й российской военной базы в Таджикистане. Подписание соглашения о продлении срока ее пребывания всячески затягивалось таджикскими властями, выдвигавшими России все новые условия, включая арендную плату в размере 250-300 млн. долл. Министерство обороны Таджикистана назвало заявление В. Чиркина «политически некорректным». Теперь же предостережние о возможных вооруженных столкновениях в Центральной Азии исходит уже не от российского генерала, а от президента соседнего Узбекистана.

Военный потенциал Киргизии и Таджикистана несопоставим с потенциалом Узбекистаном, армия которого является одной из самых сильных в Центральной Азии. Исход возможного вооруженного конфликта между ними, без вмешательства «третьих сил», ясен заранее. Однако ситуация гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. В конце июня с/г Ташкент приостановил свое членство в ОДКБ, тогда как Киргизия и Таджикистан остаются членами этой организации. Вооруженный конфликт Ташкента с Душанбе или Бишкеком теперь будет выглядеть как конфликт со всеми государствами-членами ОДКБ, включая Россию и Казахстан. А Россия, имеющая в Киргизии и Таджикистане военные базы, в случае нападения на эти страны рискует быть напрямую втянутой в конфликт, в том числе против своей воли. Надо учитывать также, что Узбекистан, приостановив своё членство в ОДКБ, всё более настойчиво демонстрирует симпатии к США. В конце августа с/г сообщалось, что Вашингтон ведёт с Ташкентом переговоры по вопросу о размещении в Узбекистане крупной военной базы США, которая будет называться «центром оперативного реагирования». Реагировать предполагается на обострение обстановки в Афганистане, а в том, что усилиями уверенно идущих к власти талибов и после переброски части американских оккупационных войск из Афганистана в другие точки эта обстановка обострится всенепременно, сомневаться не приходится. Помощник госсекретаря США по Центральной Азии Роберт Блейк наличие таких планов опроверг, но уже то, что источником сообщившей об этом газеты «Коммерсант» стали узбекские дипломатические круги, указывает на цель вброса информации - зондаж реакции Москвы.

Обеспокоенность Ташкента планами строительства ГЭС у соседей понять можно. В случае нехватки воды сельское хозяйство и сельское население Узбекистана окажутся в критической ситуации. Однако у Киргизии и Таджикистана есть свои жизненно важные интересы. В отличие от Узбекистана они не имеют собственных запасов нефти и газа и вынуждены их закупать. Ташкент является монопольным поставщиком газа для Душанбе и Бишкека, не стесняясь использовать это как рычаг политического давления. Значительной части населения Киргизии и Таджикистана зима ежегодно грозит бедствиями. В отсутствие другого топлива для обогрева домов используется электричество, а увеличить его выработку нельзя, так как сброс воды в зимний период приведет к тому, что летом Казахстану и Узбекистану ее не хватит для орошения полей. Многочасовые отключения электричества зимой стали в Киргизии и Таджикистане уже привычным делом. Строительство крупных ГЭС даёт этим республикам шанс не только покончить с дефицитом электроэнергии, но и начать ее поставки на экспорт.

Здесь нельзя не отметить, что в отношении России, планирующей в скором времени приступить к строительству Камбаратинской ГЭС-1 в Киргизии, Ташкент предпринял в последнее время целую серию недружественных шагов, начиная от выхода из ОДКБ и кончая лишением лицензий и арестом имущества дочернего предприятии МТС – крупнейшего в республике сотового оператора «Уздунробита», абонентами которой являлась треть населения Узбекистана. И всё это – в соединении с демонстративной активизацией контактов с представителями США. В частности, в ходе узбекско-американского бизнес-форума, состоявшегося в середине августа в Ташкенте, были достигнуты договоренности о реализации 21 проекта на общую сумму около 2,8 млрд. долл. в самых разных отраслях экономики.

Вероятно, единственно возможным бесконфликтным выходом из осложнившейся ситуации, в которой интересы «верхних» и «нижних» стран Центральной Азии объективно противоречат друг другу, может быть только одно - формирование общерегиональных координационных структур с участием России, присутствие которой в Центральной Азии, хотя и в разных политических формах, служит цивилизующим началом на протяжении уже полутора столетий.

Фонд стратегической культуры 


  • Дата публикации: 13.09.2012
  • 302

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться