Убийство посла США в Ливии оказалось выгодно нефтегазовым монополиям Катара и Европы

Убийство посла США в Ливии оказалось выгодно нефтегазовым монополиям Катара и Европы

Посол любой страны – это фигура политического уровня, посол в Ливии – это три раза фигура политического уровня, посол США в Ливии – это 10 раз фигура политического уровня. Допустить то, что люди посмотрели кино, оно им не понравилось, они начали массовые беспорядки, пошли безобразничать на улицы выражать свой протест и убили посла, едва ли возможно, хотя до конца такой вариант исключать и нельзя. Но посольства всегда очень хорошо охраняются. Сколько бы ни было у нас сумасшедших на улицах, посол США в нашей стране не попадет под угрозу именно потому, что его слишком хорошо охраняют. А в Ливии – он погиб.

В посольстве работает большое количество дипломатов, и убит-то он был не в Триполи, а в Бенгази. Это заставляет подозревать, что эти беспорядки либо были спровоцированы, либо ими воспользовались для того, чтобы разобраться персонально с послом США Кристофером Стивенсом. Участие в этом действии сторонников Джамахирии маловероятно, потому что они бы готовили покушение в Триполи, где у них более сильные позиции и где их больше людей поддерживает. Скорее всего, тут речь идет о людях, которые решали свои конкретные, сиюминутные и (не исключено) конкурентные задачи.

Сейчас идет очень большая битва даже не за существующую нефть, а за перспективу, за то, как будет развиваться ливийская нефтедобыча и газодобыча. И в этих вопросах позиции, которые занимают американские монополии, противоречат позициям европейских монополий и монополий стран Персидского залива. То, что нужно США от Ливии, прямо противоположно тому, что нужно от ливийской нефти и газа европейцам, и прямо противоположно тому, что нужно от ливийской нефти и газа Катару и Саудовской Аравии.
В Ливии еще с 60-х годов строились одни из самых первых заводов по сжижению газа. Понятно, что они, по нынешним временам, совершенно устарели. Но ближе к концу своего правления полковник Каддафи начал вновь активно заниматься развитием проектов по сжижению газа. Эти проекты совершенно закономерны, главным образом потому, что нефтью они торгуют, а газ им некуда поставлять. С одной стороны – Алжир, сам крупный экспортер газа, а с другой – Египет, там пустыня. Из Ливии отправлять сжиженный газ в Европу гораздо дешевле, чем из стран Персидского залива, где Катар понастроил своих терминалов по сжижению газа, предназначенных для экспорта на европейский рынок. Хотя изначально идея была такая, что Катар будет отправлять свои танкеры со сжиженным газом в США, развитие технологии добычи сланцевого газа фактически превратило США в экспортера газа. При этом инвестиции в Катаре были совершенно баснословными, и строились эти проекты, естественно, в кредит. Таким образом, катарские компании крайне незаинтересованы в этих ливийских программах. В Европе существует ряд стран, очень недовольных положением, которое занимает Газпром. Газпром сотрудничает с Норвегией и Великобританией, и для них эти терминалы – тоже конкуренты.

Целый клубок спутался вокруг этой газовой проблемы, и часть государств заинтересована в развитии этих проектов, потому что получается, что газ есть, но непонятно что с ним делать. Это очень крупные проекты, связанные, в частности, с итальянской Eni. Но существует и ряд людей, для которых реализация этих проектов будет смертельным ударом, это, например, те, кто вложился в катарские проекты. И сейчас они ведут борьбу за установление контроля над ситуацией, в том числе и в Ливии. У каждого свои конкретные коммерческие интересы. Каждая из этих компаний имеет определенную долю влияния в своей стране, каждая из этих компаний имеет определенную долю влияния на соседние страны.

Примерно то же самое – с нефтью. Каддафи активно вел геологоразведку, были разведаны месторождения южнее и западнее существующих. Кто-то тоже сейчас эти месторождения будет осваивать.

Конечно, послов нельзя убивать. Послов ни в коем случае нельзя убивать по очень простой причине. Если убивать послов, дипломатов, то они не смогут работать, они будут жить в страхе и проще будет закрыть дипломатическую миссию и как-то где-то случайно встречаться и обсуждать вопросы. Это большая трагедия, но есть все основания предполагать, что посол стал жертвой целенаправленной атаки, что беспорядками воспользовались люди, которые хотели убрать с политической сцены именно посла как личность. Его очень хорошо охраняли, вместе с ним погибли два телохранителя из морской пехоты. Повод был очень незначителен, а операция – очень тщательно спланирована. Кто ее спланировал, мы сказать не можем, но если мы зададимся вопросом, кому выгодно, то это выгодно европейским нефтегазовым монополиям и странам Персидского залива.

Кого-то, конечно, назовут крайним, кого-то будут судить, кого-то убьют, но я думаю, что поиск заказчиков для людей, которые устраивают большую бойню за передел ливийской нефти, за перспективы будущих проектов, будет тайным, и до них со временем дотянутся. Нужно будет просто наблюдать за гибелью при странных обстоятельствах людей, завязанных на нефтяные проекты в Европе, Катаре и Саудовской Аравии. Тогда уже можно будет предполагать, что они заказчики, до них дотянулись, может быть, даже не спецслужбы США, а те люди, чьи интересы защищал убитый посол.

Вряд ли американцы станут провоцировать эскалацию ситуации в Ливии. Это не тот случай, когда американцы высадят на берег бригаду морской пехоты, и она будет в линейных боях кого-то уничтожать. Скорее всего, будет спецоперация, а то, что отправили к ливийским берегам два военных корабля – игра мускулами перед выборами. Не надо забывать, что в Америке идут президентские выборы, и там надо показать, что американцы – такие крепкие парни, их ничем не сломить. Конечно, нужно наказать людей, которые позволяют такие вещи, как убийство посла. Нужно бы наказать и Катар, где избили нашего посла.

Что касается фона, на котором произошло убийство американского дипломата, то эти вещи – клапан для выпуска народного гнева. В Египте, в Тунисе прошли революции, но жить почему-то люди не стали лучше. Казалось бы, и выборы уже прошли, проголосовали за исламистов, а жизнь ухудшается, детей кормить все сложней. Если раньше хотя бы знали, что дети не будут плакать ночью от голода, то сейчас даже этой гарантии нет. Гнев народный возрастает, требует выхода, и тут им показывают на какого-то полусумасшедшего американа, который снял провокационное кино. Понятно, что американцы будут долго извиняться перед мусульманами всего мира, будут делать это очень искренне, говоря, что "не могут каждого дурака, каждого провокатора в своей стране контролировать", может быть, примут против него какие-то судебные меры. Но это уже непринципиальный момент, потому что выпуск пара произошел. Если бы не гибель посла, американцы вообще никак бы на это не отреагировали – они уже привыкли и приспособились, они к этому готовы. Если они делают дипломатические заявления, то только потому, что так положено делать. На самом деле, это их вполне устраивает. Вместо того, чтобы бороться с американскими импортерами нефти или с американским капиталом, который входит на предприятия, люди выходят и шумят по поводу какого-то сумасшедшего провокатора, снявшего антимусульманское кино. То, что погиб посол – несколько меняет ситуацию, но непринципиально. Они считают, что лучше, когда люди беснуются на улицах с антиамериканскими лозунгами, чем если будут предприниматься меры против американского капитала. Если бы там закрыли завод "Кока-колы", это было бы страшно, а если люди пошумят и испачкают стены посольства, так его ведь отмыть можно.
 

Накануне.ру


  • Дата публикации: 19.09.2012
  • 297

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться