ВОЛЬТОВА МЕЧТА НИКОЛАЯ ИОСИФОВИЧА

ВОЛЬТОВА МЕЧТА НИКОЛАЯ ИОСИФОВИЧА

Не зря сказано, что когда идея овладевает массами, она становится материальной силой. Сколько революций «наворочали» ставшие материальной силой идеи. Однако зачастую совсем не обязательно идее овладевать массами. Достаточно ей овладеть одним человеком, и она уже становится силой. Для одного человека. Но такой силой, что может вести его всю жизнь. Так случилось и с Николаем Иосифовичем Степановичем из Пуховичского района, который уже много лет занимается созданием малогабаритной поплавковой гидроэлектростанции. Как указано в реферате, представленном в Национальный центр интеллектуальной собственности Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь, «изобретение относится к области энергетики и может быть использовано как малогабаритная, бесплотинная гидроэлектростанция на реках земного шара».  Далее в реферате говорится, что поплавковая гидроэлектростанция – это установка, выполненная «в виде жестко связанных между собой поплавков, колеса с полостями, размещенного между поплавками на горизонтальном валу и кинематически связанного с генератором. Станция легко изготавливается,.. не требует дефицитных материалов, сложного оборудования,.. экологически чистая и может найти применение как в отдельных хозяйствах, так и на предприятиях». Но самый главный документ, касающийся станции, – это патент за номером 1665, выданный Национальным центром интеллектуальной собственности в августе 2004 года. В нем Николай Иосифович значится и как автор, и как владелец патента. Этот патент и означенное в нем изобретение являются точкой, вокруг которой вертится вся  его жизнь.

Видимо, жизнь человеческая интересна прежде всего тем, что никто не знает, что ему на роду написано. Николай Иосифович родился в Пружанском районе, что на Брестчине, а изобретательством заболел в Сибири, в ленинских местах, правда, с деятельностью и судьбой вождя мирового пролетариата это никак не было связано. Просто в начале пятидесятых прошедшего уже столетия, рассказывает Николай Иосифович, когда в колхозах платили «палочками» в ведомостях, и весили эти палочки не больше нуля, стали люди вербоваться в Сибирь, Казахстан и другие края. И услышали его родители от приехавших на побывку земляков, что есть на свете места, где, нормально работая, можно есть не только хлеб, но и белую булку, блины каждый день печь. Тогда отец и мать, только что пережившие страшную войну, в которой и Николаю пришлось побыть малолетним узником, решили рискнуть и попытать счастья вдалеке от родных мест. И уехали в Шушенское, где в свое время Ленин отбывал ссылку.

Нет, конечно, специально это место не выбирали, но поехали именно туда, завербовавшись на участок по сплаву леса. И оказалось, что попали во вторую Швейцарию. Там ведь арбузы и дыни вызревают, помидоры растут по килограмму весом, потому что земля черноземная, как на Украине. Да еще рыбы сколько хочешь и какой хочешь. А что морозы зимой сорока градусов достигают, так это ненадолго. Там трава на лугах растет высотой с наш камыш. Она, когда перемерзнет, становится сладкой, потому коров зимой и выгоняли из сараев попастись на этой высокой траве, засыпать которую никакого снега не хватит.

–Нет, не стоит Ленину обижаться на судьбу, что попал в Шушенское, – говорит Николай Иосифович. – Наоборот, пусть благодарит Бога. Солнца там очень много. Мы одних помидоров ведер по двадцать на зиму засаливали. И это после Беларуси, где о помидорах в ту пору и не слыхивали.

Там, в Сибири, он окончил школу, училище, работал мотористом на самоходной барже, таскавшей грузы по Енисею на север: на Диксон, в Дудинку. И там «заболел» рекой. А Енисей – сильная река и норовистая, в половодье метров на шесть поднимается. Местами у Енисея такое течение, что их барже не хватало силенок бороться с потоком, потому брали ее на буксир мощные пароходы. И еще тогда задался Николай Иосифович вопросом: почему такая силищапропадает, почему не берет ее никто. Потом Енисей плотиной Красноярской ГЭС перекрыли, чтобы поставить его энергию на службу хозяйству, так он стал заливать водой прибрежные селения, да так, что по улицам катера ходили. И снова задумался Николай: ну неужели нельзя сделать так, чтобы и энергию у воды забрать, и водным окрестностям не навредить.

А еще пришло желание учиться. И учиться решил в родной Беларуси. Окончил в Минске энергофак института механизации сельского хозяйства – нынешнего БАТУ – и был направлен на работу в колхоз «Красное знамя» Дзержинского района, в Негорелое. Потом переселился в Пуховичский район, куда к тому времени переехали и родители из заливаемой водой поймы Енисея. Устроился в мелиоративную ПМК энергетиком, поставил дом. И всю жизнь мастерил. То приспособление для подогрева топлива, то защитные экраны для котлов в котельных, чтобы не лопались эти котлы. На различных семинарах его изобретения показывались и обсуждались. А для домашних нужд сделал картофелекопалку, механические грабли, каких ни у кого больше нет. Земляки часто по разным делам обращаются. Списанный трактор купил и «на ноги» поставил. Хозяйство-то содержать надо. В Марьиной Горке снова у реки поселился, рядом со Свислочью. И Титовка недалеко. Рыбачь, сколько захочется, и думай, сколько получится. А дума у Николая Иосифовича всегда была одна и та же: почему столько энергии пропадает, а главное, почему ее никто брать не желает.

Не думать Николай Иосифович не может.

–Надо совершенствоваться, – уверен он, – мозги не должны закисать. Без идеи у человека нет смысла жизни, он становится серый, неинтересный ни для себя, ни для других. Всю жизнь думай и всю жизнь делай. Не то, так другое, не для себя, так для других, но делай. Строй, сажай, чтобы тебя всю жизнь мучило недостроенное и недосаженное. Если проснулся и не знаешь, что делать – это конец.  А что касается поплавковой гидроэлектростанции – какие только варианты в голову не приходили. Ведь речка течет все время, это не ветер, то он есть, то его нет. И все равно, сколько ветряных электростанций в мире построено.

 Со всеми своими думами и идеями поехал как-то к другу Василию в «Белгипроводхоз». А тот – как отрезал: ни черта у тебя не получится, высота, перепад воды нужен, да и дорогие эти гидроэлектростанции, на экологию влияют.

–Так моя же поплавковая, никакого природного баланса нарушать не будет, а работать способна, как вечный двигатель и у нас в Беларуси, и, тем более, в Сибири, – возопил Николай Иосифович.

Но даже вопль результата не возымел. Почти на двадцать лет отбил охоту друг Вася. А еще семья, хозяйство, работа. Но мысль жила: как же это так, вот она, энергия, поставь шест в воду – удержать невозможно. Взял два велосипедных колеса, приспособил лопасти, попробовал на воде – крутится.   Не устроило Николая Иосифовича, что КПД низкий. Но голова  продолжала работать. А несколько лет назад пришло для Николая Иосифовича время заняться своей идеей более тщательно– вышел на пенсию. И ценная мысль все-таки осенила: потому КПД низкий, что в лопастях закавыка. Обычная лопасть не только принимает на себя энергию воды, но и забирает ее, когда той лопасти надо из потока выходить. Значит, надо, чтобы она выходила из воды свободнее, без торможения. И Николай Иосифович сделал такую лопасть– с шарнирной заслонкой. Когда вода напирает, заслонка прижата и принимает напор, когда же лопасти надо подниматься из потока, заслонка открывается и потока не задерживает. Лопасть выходит из воды без сопротивления.

Теперь надо было доказать, что эта идея оригинальна. Поехал в техническую библиотеку, объяснил, чего желает. Ничего не нашли. О солнечных, тепловых, ветряных станциях естьмного чего, а о поплавковых – ноль. Младшего сына попросил в Интернете порыться. Со знакомым своим – Виталием Степановичем Бабурко начали искатьи наткнулись на изобретения грузина и  немца, но уних сооружения очень громоздкие, КПД низкий. Идея Степановича была куда более эффективной. Бабурко даже руками всплеснул: такое простое изобретение – и такое полезное. Помог с чертежами и описанием. Наконец был получен патент.

–Эх, – вздыхает Николай Иосифович, – был бы  Березовским – за свои деньги все сделал бы. Но живу на пенсию. Смотрю как-то телевизор и вижу мужик один столичный рассказывает о получении чистой энергии. Вот, думаю, ты мне и нужен. Оказалось, это ректор одного из институтов. Поехал, приняли меня, говорят, что хорошее дело затеял, но помочь не можем, денег нет. Познакомился с одним строителем электростанций. Тот тоже сказал: давай деньги, все сделаем. Вернулся в институт, те связали с комитетом по энергосбережению, работники которого часто рассказывают, рекламу показывают, как надо опилками топить, чтобы экономить. Там тоже сказали: хорошее дело, но нет денег. В журнале одном еще прямее заявили: не может быть, чтобы такое простое дело до тебя никто не придумал. И не раз приходилось слышать, мол, неужели ты такой умный, весь свет не изобрел, а ты удосужился… Бизнесмену одному возле загородного дома предлагалгал Николай Иосифович электростанцию построить. А он ответил: зачем мне эта морока. Конечно, ему надо, чтобы деньги быстро окупились, рассуждает изобретатель, а тут еще и дело новое, риском пахнет.

Узнал как-то Николай Иосифович, что тому же институту, в который он обращался, шведы намерены поставить миниатюрную гидроэлектростанцию в качестве учебного пособия. И решил свою сделать. Собственными силами. Тоже в качестве пособия: вот каким еще способом можно получать электроэнергию. И сделал. Из подсобных материалов, хоть и упрощенно. Сам железо и пластик рубил,  для поплавков на свалке нашел штук триста бутылок. Сыновья помогли до речки довезти. Установили – работает. Тогда Николаю Иосифовичу хотелось кричать, как Галилею, который открыл вращение земли: «И все-таки вертится!». И бюрократам показать, как его колесо вертится. Правда, опыт получился не до конца удачным, не было нужного генератора,да и насовсем слабом речном течении станцию установили.  Но главный принцип был все-таки подтвержден.

В перспективности своего изобретения Николай Иосифович уверен «на тысячу процентов». Да, рассуждает он, течение на белорусской реке не быстрое, но можно варьировать площадью лопастей на колесе. Можно сделать метр, а можно и пять метров. Притом на одной реке можно поставить хоть тысячу таких поплавковых станций. Одну за другой. И судам мешать не будут, и природе не повредят, ни рыбе, ни зверю, но дадут многие тысячи киловатт электричества. При минимальном обслуживании. Деревню, ферму может освещать, туристический лагерь. И как объект знакомства для тех же туристов была бы интересна. А за интерес можно деньги брать. Ей и наводнение не страшно, она же поплавковая. И зимой установка в состоянии работать, нужно только навес соорудить.

Первый наш разговор с Николаем Иосифовичем состоялся шесть лет назад. Его итогом стала публикация в областной газете «Мінская праўда». Заканчивалась она рассуждением о том, что в свое время Наполеон отверг проект парового корабля и проиграл Англии соперничество на море. А что, если и в изобретении Николая Иосифовича Степановича тоже содержится идея, которая способна воплотиться в прекрасную страницу экономической истории? Почему бы не проверить ее, как говорится, «с привлечением всех заинтересованных сторон»…

Через год Николай Иосифович Степанович вышел на связь по собственной инициативе и попросил:

    –Приедьте, посмотрите, я все-таки сделал свое колесо. Оно вертится…

После той публикации, оказывается, написал Николай Иосифович письмо в Минский облисполком. Оттуда письмо переслали специалистам Министерства энергетики, а министерские ответили: мол, невыгодно это. Тогда написал Николай Иосифович в Администрацию Президента. На это  раз из Минэнерго сообщили, что приглашают автора посетить министерство, чтобы продемонстрировать выгоды изобретения, уточнить его технические параметры и обсудить возможность использования энергетической отраслью. В Минэнерго сказали, что идеей они очень заинтересовались. Прежде всего высоким коэффициентом полезного действия поплавковой электростанции – 95 процентов. А КПД этот – за счет того, что Николай Иосифович изобрел специальные лопасти. Пообещали направить разработку в Академию наук. Если и там скажут, что это дело стоящее, будут строить.Пообещали также приехать и посмотреть на то место, которое Николай Иосифович выбрал для строительства своей поплавковой электростанции на реке Титовке около Марьиной Горки. Но…

Однако Николай Иосифовичне терял времени даром. Он нашел возможность соорудить миниустановку своими силами. И не на Титовке, а буквально рядом с домом в деревне Пуховичи. Там тоже когда-то речка протекала. Речка Танька. Рыба в ней водилась, ребятня и взрослые купались. Да мелиораторы когда-то ее так выпрямили, что в канаву речка превратилась, в которой воды – только на донышке.  Николай Иосифович решил сделать на речке запруду. Из камней, пиломатериалов. Не самочинно, разумеется. Посоветовался в сельсовете, поговорил с директором местной мелиоративной организации Валерием Васильевичем Мирчуком. Тот просто ответил: «Делай, я только приветствовать буду».  А чтобы поля потом не подтопило, Николай            Иосифович и с нивелиром соответствующие замеры сделал. Закупил на свои деньги материалы. И когда приехали сыновья из Минска, выдохнул: «Помогите, дети, осуществить мечту!».

Плотина получилась со второго раза. Наполнилась бывшая Танька водицей. И тогда пришла очередь колеса.  Попросил соседа Николая Коновальчика – мастеровитого человека:

–Коля, поможешь мне?

Помог.

–А у него станок сверлильный – главное для моего дела, тут дрелью много не наработаешь. Дома собрали колесо. Родня помогла установить – оно же под восемьдесят килограммов. И колесо завертелось. В министерство позвонил: приезжайте, колесо вертится. Еще едут. Прокрутится мое колесо до зимы, да и разберу его…

После того второго нашего разговора прошло еще пять лет. А совсем недавно мы снова побеседовали. В самом деле¸ пришлось ему разобрать колесо. Но дело не только в этом. Была, оказывается, еще одна публикация, на этот раз в «Советской Белоруссии». После нее целая группа начальства и специалистов из столицы приезжала. Николай Иосифович говорит, что был даже человек из Администрации Президента, поскольку по его указанию изучался вопрос. К сожалению, для Николая Иосифовича то изучение вновь закончилось отрицательным выводом. Мол, дорого обойдется поплавковая станция, поскольку к ней нужны трансформаторы, линии передач для переброски полученного электричества на расстояния. Да и мощность такой станции совсем малая. Однако изобретатель никак не может принять таких доводов. Во-первых, его станции предназначены для обеспечения конкретных, отдельно стоящих, отдаленных объектов. Им не нужны протяженные электролинии, а тем более трансформаторные станции. Ставь поплавковую станцию на речке у своей дачки – все дела. Во-вторых, мощность станции может быть разной. Она будет зависеть и от ширины лопастей, «забирающих» силу воды, и от силы того самого водного потока, на котором будет установлена станция. Особенно приемлемы такие станции бы для теплых стран, для той же Венесуэлы, для Мексики, территорий, где есть бурные реки. Николай Иосифович считает, что чиновники просто не хотят думать, не хотят взваливать на себя какие-то заботы. Зарплата ведь и так идет исправно. А можно же построить предприятие по производству поплавковых электростанций, чтобы затем продавать их за границу и получать хорошие суммы в валюте. 

Настроение у Николая Иосифовича уже довольно пессимистичное. Дождемся, говорит он, что другие додумаются до поплавковых станций, и все будут покупать эти нужные агрегаты у них. Один неприятный случай такого рода в его жизни уже был. В одно время, работая в колхозе в Дзержинском районе, он сконструировал машину для посадки рассады капусты и брючки. Уж очень муторно ему было глядеть, как женщины во время посадки мучаются,  согнувшись в три погибели.  Оставалось к той посадочной машине навесное сиденье приладить. Пошел к председателю за металлом. А тот говорит: “Тебе интересно – ты и занимайся этим”. В сердцах разобрал тогда свое детище Николай Иосифович. Опасается, что и сейчас может так случиться.И тогда…

            –И кану я в пучину, как капитан Немо со своей подводной лодкой, –  совсем невесело заключает он. – А потом какие-нибудь немцы или японцы с китайцами обязательно используют этот метод. Их реки большую кинетическую энергию имеют.

Сына младшего -  Дмитрия - напутствует:

–Не успею – ты сделай.

В перспективности своего детища от уверен. Главное, чтобы поняли его, не для себя ведь старается. Богатство страны, уверен он, начинается тогда, когда там немного добавили, там еще чуточку. А когда там немного, на первый взгляд, упустили, и там, и там еще немного, откуда быть богатству. Показывали как-то по телевизору Осиповичскую ТЭЦ, которая на дровах и опилках работает. Но дрова и опилки откуда-то брать надо, рассуждает умелец, а вода течет постоянно.

Опускать руки Николай Иосифович не намерен. Будет ждать, напоминать о себе, добиваться. Тем более, что есть и еще две идеи. Какие – пока не говорит, но утверждает, что сильные идеи. 

 

Ольга АЛЕКСЕЙЧИК.

НА СНИМКЕ:  поплавковая электростанция, сооруженная Николаем Иосифовичем из подручных материалов.

  • Дата публикации: 27.05.2011
  • 625

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться