Аральское море: "жемчужина" для инвесторов или "черная дыра" Ташкента и Астаны?

Аральское море: "жемчужина" для инвесторов или "черная дыра" Ташкента и Астаны?

Инвестиционная привлекательность каждой страны или региона определяется рядом фактороd, включая экологические аспекты. Так, исчезновение Аральского моря считается одной из крупнейших экологических катастроф современности.

Начиная с 1960 года, уровень воды в Аральском море понизился на 13 метров, а его водная поверхность сократилась в три раза - с 6,6 до 2,2 миллиона гектаров. Вынос вредных солей с высохшей части моря составляет около 65 миллионов тонн. Последний фактор очень негативно влияет на здоровье людей, состояние скота и сельскохозяйственных посевов. Усыхание моря сильно повлияло на изменение климата в регионе, который стал более континентальным, то есть лето стало еще более сухим и жарким, а зима — холодней и продолжительней.

Так в чем же основная проблема экологической катастрофы в регионе? Каковы перспективы для инвесторов в решении данной региональной проблемы?

Инвесторам: причины обмельчания Аральского моря

Как пояснили аналитики землячества трейдеров и инвесторов Узбекистана Академии Forex и биржевой торговли Masterforex-V, есть очень много мнений (в том числе и очень авторитетных, экспертных) по поводу причин произошедшего. Называют как природный, так и человеческий фактор:
- природный фактор. Связывают с определенными природными циклами. Якобы на протяжении тысячелетий неоднократно случалось, что русло Амударьи, которая вместе с Сырдарьей обеспечивает основной приток воды в Аральское море, уходило в сторону от Аральского моря (к Каспию), вызывая уменьшение размеров Арала. Потом же она возвращалась, и море заполняло свои прежние границы. Однако если этот закон и работал, то когда-то очень давно, во всяком случае, задолго до интенсивного развития сельского хозяйства в Средней Азии.
- человеческий фактор. Вторая причина связывается как раз с орошением бескрайних хлопковых полей в Узбекистане, Таджикистане, Туркменистане и Казахстане в советский период. В 50-80гг. ХХ века из Амударьи и Сырдарьи на эти цели было выкачено столько воды, что на долю Аральского моря, практически, ничего не оставалось. Кроме того, освоение целинных земель в Казахстане и Южной Сибири, по мнению ученых, имело большое количество негативных побочных эффектов, часть из которых повлияли и на уровень воды в Аральском море.

В любом случае, всем уже давно стало очевидно, что рассчитывать чисто на природу в данном случае не приходится – слишком уж активно человек последнее время вмешивался в ее жизнь. Поэтому вся ответственность по спасению когда-то четвертого в мире по величине озера возлагается на людей, а точнее на правительства близлежащих государств.

Не случайно ж раньше считалось, что спасти море можно только при условии, если оно будет находиться в пределах единого государства. Теперь же Арал омывает земли суверенных Казахстана и Узбекистана, и для помощи ему требуется единая, согласованная политика.

Как делили Аральское море?

В конце 1980-х гг. уровень воды упал настолько, что все море разделилось на две части: северный Малый Арал и южный Большой Арал. С распадом Советского Союза Аральское море оказалось поделенным между вновь образованными государствами: Казахстаном и Узбекистаном. К первому, таким образом, отошел северный Малый Арал, а ко второму, соответственно, южный Большой Арал.

Естественно, после 1991 года о грандиозном проекте советских времен - переброске сюда вод далеких сибирских рек – пришлось отказаться. Между среднеазиатскими республиками развернулась конкурентная борьба за владение водными ресурсами:

■ МФСА. Пять среднеазиатских республик, входящих в общую водную сеть, в 1993 году создали Фонд спасения Аральского моря (МФСА), призванный разработать единую политику в области управления водными ресурсами. До сих пор данный фонд не достиг более-менее заметных результатов. Если некоторые страны, например, богатый нефтью Казахстан, может себе позволить вплотную заниматься спасением моря и защитой окружающей среды, то у других, менее богатых государств, первыми на повестке дня стоят совсем иные проблемы, далекие от экологических.
Полностью восстановить всю акваторию Аральского моря теперь уже невозможно. Для этой цели потребовалось бы примерно в четыре раза увеличить годовой приток вод Амударьи и Сырдарьи по сравнению с нынешним средним показателем;
■ угроза орошения. Чтобы добиться желаемого результата, пришлось бы полностью отказаться от орошения полей водами двух крупнейших рек региона (сейчас на данные цели уходит 92% забора воды). Однако четыре из пяти находящихся в бассейне Аральского моря среднеазиатских республик (кроме Казахстана) намериваются только лишь увеличить площадь и масштабы орошений. Им нужно больше сельскохозяйственной продукции для того, чтобы прокормить свое постоянно растущее население. Кроме того, Узбекистан еще и является крупнейшим экспортером хлопка (получает на этом до 24 % ВВП). Модернизация же системы орошения, которая бы позволила сохранить огромное количество речных вод также стоит огромных денег и пока не по карману национальным бюджетам государств Средней Азии.

Аральский инвестиционный проект Казахстана: как страна решает проблему

Единственной страной, которая активно занимается спасением моря, является Казахстан. Астана сосредоточила усилия на спасении лишь небольшой части северного Малого Арала, и немало преуспела в этом деле:
■ земляная дамба. В самом начале 1990-х гг. казахские власти санкционировали сооружение земляной дамбы, тем самым, добившись прекращения оттока воды на юг, где она напрасно терялась из-за испарения. Таким образом, была доказана принципиальная возможность создания отдельной акватории, пусть и искусственно ограниченной. Прорыв этой дамбы в 1999 году не заставил отказаться от проекта, наоборот убедил в том, что необходимы серьезные инвестиции для сооружения более капитальной постройки;
■ кокаральская дамба. В 2003—2005 годах Казахстан построил от полуострова Кокарал до устья Сырдарьи большую Кокаральскую дамбу с гидротехническим затвором, отгородившую Малый Арал от остальной части (Большого Арала). В результате чего уровень воды в отгороженной части резко повысился, а соленость снизилась. Длина Кокаральской дамбы составляет 17 км, высота 6 м, ширина 300 м. Стоимость работ первой фазы проекта составила $85,79 млн., причем $65,5 млн. занял Всемирный банк, остальные средства выделены из республиканского бюджета Казахстана.
■ результаты оказались впечатляющими. За первые восемь месяцев уровень воды в Малом Арале поднялся с 40 до 42 м выше уровня Мирового океана и достиг рассчитанной заранее высоты. Площадь водной поверхности увеличилась на 18%. Предполагается, что вскоре водой будет покрыта территория площадью 870 квадратных км. Предполагается, что к 2012 году улов рыбы в Малом Арале достигнет 10 тысяч тонн, что всего в шесть раз меньше, чем вылавливалось во всем Аральском море в советские времена. Через год-два, как ожидается, море должно достигнуть южноказахстанского города Аральск. Раньше оно находилось от бывшего крупнейшего порта на расстоянии 100 км., а сейчас – максимум в 30 км.
■ инвестиции в освоение Малого Арала могут быть рентабельными. Если будут направлены в рыболовную отрасль или сферу строительства. После восстановления флоры и фауны северного Приаралья в регионе сможет активно развиваться и сельское хозяйство.

Аральский проект Узбекистана

К 2007 г. в южной части четко обозначились глубокий западный и мелководный восточный водоемы, а также остатки небольшого отдельного залива. Сейчас две части Южного Арала соединяет лишь длинный узкий канал, и нет уверенности в том, что он однажды полностью не пересохнет:
■ меры по спасению восточной части Большого Арала. Узбекистан, конечно, не предпринимает таких масштабных действий по восстановлению акватории своей части Аральского моря, но у него нет таких возможностей как финансовых, так и географических. В частности, в Узбекистане проводится начатая еще во времена СССР работа по усовершенствованию системы орошения в водосборном бассейне реки Амударья. Во многом благодаря этому в восточной части Большого Арала еще сохраняется вода;
■ нефтегазовый Клондайк? Геолого-геофизические работы в Аральском море начали проводиться еще с 70-х годов. В северо-восточной части моря был обнаружен наибольший бассейн, в котором было запущено в эксплуатацию свыше 10 крупных скважин. В 2006 году для разведки и освоения нефтегазовых месторождений Узбекистана в Аральском море была основана транснациональной компании Aral Sea Operating Company. В нее вошли национальный узбекский холдинг «Узбекнефтегаз», китайская CNPC International, южнокорейская KNOC Aral и российский «Лукойл», причем доля последнего на сегодняшний день составляет 26,6%. На момент основания компании надежды были самыми радужными: по оценкам экспертов узбекская часть Аральского моря должна содержать в своих недрах примерно 31% нефтяных и 40% газовых запасов всей Центральной Азии. Если бы данные прогнозы подтвердились, Каспийский проект пришлось бы отодвинуть на второй план, а Узбекистан бы стал серьезнейшим конкурентом соседнему Казахстану как экспортеру нефти.
■ стоит ли игра свеч? За шесть лет геолого-разведочных работ предварительные экспертные оценки не получили никаких серьезных подтверждений. И это при том, что инвесторы затратили на проект свыше $110 млн., что несколько больше затрат на освоение Малого Арала. В разработку отдельных газовых месторождений узбекского Приаралья (например, Устюрта) одна только российская компания «Газпром зарубежнефтегаз» выделила порядка $200 млн. и все без видимых успехов. Понятно, что тут и ставки были совершенно иные (нефть и газ против рыбы и сельского хозяйства) и задачи ставились совершенно иного плана (не заполнять акваторию, а, наоборот, осушать ее), но отсутствие всякого положительного результата в данном случае далеко не результат.

Одним из тревожных «звоночков» для инвесторов должен был стать выход из проекта (Aral Sea Operating Company) известнейшей малайзийской компании Petronas, которая поспешила продать свои 6% российскому «Лукойлу». Сейчас серьезнейшие сомнения по поводу целесообразности дальнейших инвестиций высказывают японцы. Сохраняют присутствие лишь китайцы и россияне, последние даже его наращивают.

Но такое рвение сейчас можно объяснить не столько верой в успех мероприятия, сколько желанием укрепить свои позиции на газовом рынке Узбекистана, от которого зависит и РФ, и КНР. Ради преференций в ценах на газ Москва и Пекин, похоже, готовы и дальше инвестировать в дело, безнадежность которого становится все более очевидной с каждым днем, в том числе и самому Ташкенту. Узбекский нефтегазовый проект в Аральском море еще очень далек от завершения и вполне может быть представлен как сверхперспективный и многообещающий. Но судя по всему в нем вскоре останется только три заинтересованных стороны: гиганты Россия и Китай и умело использующий их противоречия Узбекистан.

Источник: "Биржевой лидер"

  • Дата публикации: 28.02.2012
  • 677

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться