Арктический нефтегазовый фронт

Арктический нефтегазовый фронт

В последние годы нет недостатка в прогнозах относительно будущего Арктического региона, в том числе и его углеводородного потенциала. Данные о запасах нефти и газа периодически публикуются в разных странах мира, подстегивают соперничество арктических и внерегиональных стран за установление контроля над потенциальными ресурсами, пока еще скрытыми под толщами воды и льда.

Прогнозы: игра на повышение

Арктический прорыв в перспективе возможен не только в силу происходящих климатических изменений, но и благодаря технологическим разработкам. Были созданы мощные ледоколы, способные преодолевать ледовые препятствия, появились двухкорпусные суда ледового класса. И тем не менее оценки арктических нефтегазовых запасов различаются весьма сильно.

По данным ООН, разведанные запасы арктической нефти составляют более 100 млрд. т, а извлекаемые запасы газа оцениваются в 50 трлн. кубометров. Не менее внушительно выглядят оценки Геологической службы США. Американские эксперты говорят о наличии порядка 25% мировых запасов нефти и газа, которые находятся в районе Северного Ледовитого океана. Согласно этим оценкам, в 25 районах Арктики имеются запасы нефти, равные в совокупности 13 млрд. т нефти, а также около 30% потенциальных мировых запасов природного газа.

В целом потенциальные геологические запасы углеводородов Арктики оцениваются величинами более 200 млрд. т и 400 трлн. м3 соответственно. Оценка потенциальных извлекаемых ресурсов Арктики составляет, по различным источникам, до 66 млрд. т нефти и 100 трлн. кубометров газа.

Представленные оценки запасов углеводородных ресурсов являются не более чем ожидаемыми. Научно обоснованные данные запасов природных ресурсов в Арктике до сих пор отсутствуют. Это связано с незначительными по продолжительности и глубине исследованиями арктических территорий, которые до недавнего времени фактически были недоступны для человека. В итоге геологоразведочные работы на шельфе пока находятся на начальном этапе, поскольку современные технологии еще не позволяют бурить на большие глубины в сложных климатических условиях.

Для России выход на первый план Арктики и прилегающих к ней территорий вызван истощением старых сухопутных нефтегазовых месторождений, которые постепенно приходят в упадок. В связи с этим весьма заманчиво выглядят шельфовые районы Арктики, наиболее перспективными из которых являются Баренцево и Карское моря. Находящиеся в них запасы нефти, по разным оценкам, составляют примерно 14 млрд. т, а природный газ на ряде месторождений оценивается в триллионы кубических метров.

Новые месторождения углеводородных ресурсов позволяют рассматривать российскую часть Арктики в качестве новой топливно-энергетической базы. Это подтверждает открытие крупнейших газовых и нефтяных месторождений в Западной Арктике (Штокмановское, Приразломное, Русановское, Ленинградское и др.). Запасы Баренцево-Карской газонефтеносной провинции составляют 74,4% ресурсов всего континентального шельфа России.

За утверждениями о количестве углеводородных ресурсов, даже допуская наличие прогнозных объемов, вне рассмотрения остаются условия, при которых добыча нефти и газа будет рентабельной. Очевидно, активность российских нефтяных компаний в разработке арктического шельфа будет зависеть от цен на нефть и газ, налоговых льгот и наличия технологий, пригодных для работы в суровых условиях.

Вопросы разведки и добычи углеводородных ресурсов и судоходства в Арктике по времени совпали с изменением климата. За последние несколько десятилетий естественные многолетние циклические колебания ледовитости привели к сокращению площади льдов. Ожидается, что в последующие десятилетия зимы станут менее холодными из-за повышения температуры в среднем на несколько градусов. Чтобы быть объективными, отметим, что не все ученые разделяют эту точку зрения.

Прогнозы о том, что прибрежные районы будут более длительное время свободными ото льда и тем самым увеличится период, когда реки и прибрежные районы освободятся ото льда, инициируют разработку многими странами планов по добыче нефти и газа с арктических месторождений. Это спровоцирует спрос на ледокольное обеспечение.

Экологический фактор

В последние десятилетия острой остается проблема экологического загрязнения арктических морей. Она возникла в предыдущие десятилетия, еще до добычи в Арктике нефти и газа. Экологическое загрязнение началось со времени освоения Северного морского пути, когда порты стали опорой освоения Арктики. На экологию негативное влияние оказали испытания ядерного оружия на архипелаге Новая Земля, сибирские химические комбинаты, деятельность Северного Военно-морского флота, ледокольного флота Мурманского морского пароходства.

Завершившееся в 1991 году российское присутствие в Арктике и продолжавшееся более 10 лет разграбление и без того слабо развитой инфраструктуры привели к дальнейшему ухудшению экологической ситуации. Многие острова и порты были превращены в масштабные свалки мусора и отходов хозяйственной деятельности.

Еще недавно экология Арктики была закрытой темой, поскольку хозяйственная деятельность за последние 50 лет привела к значительному загрязнению арктических морей. Особенно в этом отношении пострадали Баренцево и Карское моря, на дне которых находятся огромные «запасы» токсичных и радиоактивных отходов. По оценкам специалистов, только на одном российском архипелаге Земля Франца-Иосифа брошено до 250 тыс. бочек с 40–60 тыс. т нефтепродуктов, свыше 1 млн. единиц металлолома старой техники, оборудования старых полярных станций и т.д. Отметим, что их утилизация представляет собой проблему, решение которой может растянуться на многие годы.

Исторически так сложилось, что при проведении крупномасштабных государственных «акций» по освоению природной среды их последствия просчитываются слабо. В результате все заканчивается значительными, если не сказать катастрофическими, техногенными нарушениями экологии и среды обитания человека.

Планируемое расширение поиска и добычи углеводородного сырья, рассчитанное в основном на экспорт, которое отводится в государственных программах регионального развития, повлечет за собой усиление давления на арктические экосистемы. При отсутствии эффективных механизмов борьбы за экологическую чистоту это может еще больше обострить экологические проблемы, особенно на континентальном шельфе Баренцева, Печерского и Карского морей.

Серьезность экологических проблем требует от государства повышения должного внимания к их решению. К сожалению, не всегда декларируемая политическая воля находит отражение в практической реализации. Например, до сих пор нет единой комплексной национальной программы по охране окружающей среды в Арктике, следует предусмотреть создание специальных служб контроля за айсберговой и ледовой опасностью, ускорить принятие законопроекта «О защите морей России от нефтяного загрязнения».

Нынешний взрывной интерес к Арктике и ее углеводородным ресурсам спровоцирован данными, которые говорят о наличии фантастических запасов нефти и газа. Между тем все прогнозы дают весьма условные показатели имеющихся в Арктике объемов нефти и газа. Значительные расхождения в показателях запасов углеводородных ресурсов в арктических месторождениях лишь подтверждают тот факт, что информация о нефтегазовом потенциале зачастую инициируется разными странами для обоснования своей внешней политики в Арктике. Публикации прогнозных оценок ресурсов даже весьма уважаемыми научными изданиями не раз служили инструментом в реализации геополитических задач.

Наличие или отсутствие углеводородных ресурсов может подтвердить только бурение. Кроме того, на темпы освоения месторождений будет влиять международно-правовое оформление владения арктическими территориями разными странами. Без этого добыча углеводородных ресурсов может спровоцировать межгосударственные конфликты.

Освоение природных ресурсов Арктики напрямую зависит от государственной политики России в этом районе мира. Ряд фундаментальных документов последних лет свидетельствует о формировании Россией последовательной арктической политики. Об этом недавно заявил и российский президент Д. Медведев, подчеркнув, что Россия будет отстаивать свои интересы в Арктике и вкладывать средства в исследования в регионе. «Если мы не будем вкладываться в это, туда придут внерегиональные государства», – подчеркнул Д.Медведев. Примечательно, что в конце ноября о начале подготовки к разведке нефти и газа в Баренцевом море заявила Норвегия. Вслед за Осло подобные планы, по всей видимости, начнут разрабатывать и другие страны.

Сегодня арктические нефть и газ – это новый вызов российской политике. Однако пока углеводородные ресурсы Арктики можно рассматривать лишь как потенциальный источник природных ресурсов, роль которого может возрасти гораздо позже.

Игорь Сергеевич Зонн - доктор географических наук, генеральный директор ИНПЦ по водному хозяйству, мелиорации и экологии;

Сергей Сергеевич Жильцов - доктор политических наук, руководитель Центра СНГ Института актуальных международных проблем.

Источник: "Независимая газета" (Россия)

  • Дата публикации: 14.12.2011
  • 645

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться