Atlantico: Может ли Россия подорвать энергетическую независимость Европы?

Atlantico: Может ли Россия подорвать энергетическую независимость Европы?

В декабре компании «Газпром» и Eni начнут строительство газопровода «Южный поток». Все это станет тяжелым ударом для энергетической независимости Европы и продвигаемого Европейской комиссией конкурентного проекта Nabucco.
 
Atlantico: В воскресенье российские информагентства сообщили о том, что в декабре стартует строительство газопровода «Южный поток», который обеспечит доставку энергоресурсов из каспийского региона в обход Украины. Не ознаменовала ли собой эта новость конец всем стремлениям Европейского Союза к энергетической независимости от России?
 
Франсуа Лафарг: Сначала нужно отметить следующий факт: пространство для маневра Европейского Союза итак невелико. Россия же является энергетическим игроком первого плана. В ее недрах находится порядка 6% мировых запасов нефти и 23% запасов газа. Зависимость Европейского Союза от российского газа и нефти стала только сильнее после включения в его состав бывших стран восточного блока (2004 и 2007 год) и строительства газопровода «Северный поток», который идет из России в Германию по дну Балтийского моря.
 
На Россию приходится 32% импорта нефти в Европейский Союз и половина импорта газа. В Норвегии, которая также является крупным поставщиком углеводородов в Евросоюз, ресурсы постепенно истощаются. Ситуация на Ближнем Востоке сейчас чрезвычайно нестабильная, и существуют серьезные опасения насчет будущего Ирана и Ирака.
 
Наконец, Африка обеспечивает 20% импорта углеводородов в Европейский Союз, однако европейские предприятия испытывают серьезную конкуренцию со стороны США, а также Китая и Индии. Таким образом, географическая близость России делает ее естественным партнером европейцев, тем более что по политическим причинам Москва до сих пор остается вторичным поставщиком как для США, так и для Китая. Кроме того, вступление России в ВТО откроет путь для иностранных инвестиций в нефтяной и газовый сектор, что обеспечит разработку новых месторождений.
 
- Какими будут последствия строительства «Южного потока» в геополитическом плане?
 
- После прихода к власти Владимира Путина нефтяная манна стала залогом бурного экономического роста: с 2000 по 2012 год ВВП страны увеличился в восемь раз. На углеводороды приходится почти 70% российского экспорта. Два первых президентских срока Владимира Путина (2000-2008) были отмечены резким ухудшением отношений с США и Европейским Союзом, так как у сторон появились серьезные разногласия по многим вопросам (ядерная программа Ирана и американский проект системы противоракетной обороны).
 
Владимир Путин стал автором нескольких инициатив, которые были восприняты как враждебные. Так, например, он попытался сформировать картель крупнейших производителей газа с тем, чтобы оказать влияние на мировые котировки. Кроме того, он дал старт масштабной программе перевооружения страны. Таким образом, вполне естественно думать, что подчеркивающий зависимость ЕС «Южный поток» вряд ли можно считать хорошей новостью. Однако главная задача для Европейского Союза - это обезопасить свои каналы снабжения, так как в настоящий момент газ из России идет преимущественно через Украину и Белоруссию, два государства, развитие которых все еще не отличается стабильностью.
 
И каждый прекрасно помнит «недавние «газовые войны» между этими странами, которые вызвали такое беспокойство в Европе.
 
- Но разве отношения России и Европейского Союза не основаны на взаимозависимости?
 
- ЕС способствует развитию промышленного партнерства с Россией, чтобы сформировать взаимозависимость и тем самым обеспечить свое снабжение энергоносителями. Подобное происходило и со странами Персидского залива, начиная с 1973 года. Российский Внешторгбанк приобрел 6% капитала авиастроительной группы EADS. В 2009 году Сбербанк (одно из крупнейших банковских учреждений в стране) выкупил часть капитала Opel. Если говорить схематично, со вступлением России в ВТО российский рынок должен стать более открытым, а российский потребитель будет покупать у нас товары на деньги от поставок газа. Кроме того, в среднесрочной перспективе ЕС может установить сотрудничество с производителями сжиженного природного газа, такими как Нигерия или Катар, чтобы диверсифицировать свои закупки.
 
Россию можно рассматривать как надежного поставщика. Во-первых, поставки углеводородов в Европу никогда не использовались для угроз, даже в годы холодной войны. Напомним также, что Европейский Союз - это первый торговый партнер России (в него идут почти три четверти ее экспорта углеводородов). За последние годы Путин не раз говорил о намерении переориентировать поставки энергоносителей в сторону Азии. Тем не менее, вряд ли эта угроза будет реализована на практике.
 
Владимир Путин начал процесс дипломатического сближения с Китаем, который вылился в многочисленные оружейные и энергетические соглашения. У Москвы и Пекина есть немало общих интересов. Обе столицы не согласны с гегемонией США и призывают к формированию многополярного мира. Кроме того, Россия и Китай отстаивают принцип политического суверенитета и невмешательства, так как хотят решать свои внутренние проблемы на собственных условиях.
 
В то же время Россия опасается промышленного и политического веса Китая, который с каждым днем становится все больше. Это беспокойство становится только сильнее из-за демографического спада в России: ее население сократилось со 150 миллионов в 1990 году до 143 миллионов сегодня и, вероятно, опустится до отметки в 120 миллионов к 2040 году. Хотя с конца 1990-х годов отношения России и Китая заметно улучшились, им все равно еще не удалось избавиться от взаимного недоверия. 2000-е и 2010-е годы были отмечены подписанием нескольких энергетических соглашений с КНР, однако их значимость все же невелика, так как Россия, несмотря на географическую близость к Китаю, обеспечивает лишь 6% его импорта. К тому же, поставка углеводородов Пекину подразумевает строительство новой дорогостоящей инфраструктуры на востоке страны.
 
- Каково будущее альтернативного проекта, который, как предполагалось, должен пройти в Европу через Турцию?
 
- Сегодня все эти проекты и в частности Nabucco оказались под угрозой (в первую очередь из-за разногласий между основными операторами) или же попросту стали представлять меньший интерес. Как бы то ни было, среднеазиатские и каспийские страны, такие как Азербайджан и Туркменистан не заинтересованы в том, чтобы зависеть от одной лишь России в поставках углеводородов. Дело в том, что в этом случае они могут лишиться части своего экономического суверенитета.
 
- Вы говорите, что Россия обеспечивает 32% поставок нефти в Евросоюз. Эта доля может вырасти?
 
- Да, в ближайшие годы энергетическое сотрудничество с Россией, без сомнения, станет только прочнее. Для России партнерские отношения с Европой также представляют целый ряд преимуществ. Россия понимает, что спрос на газ на этом рынке с 500 миллионами потребителей будет оставаться на стабильном уровне.
 
Москва ведет переговоры с 27 государствами, которым не удается договориться об общей позиции по отношению к ней. Большая часть европейских правительств скорее поддерживает такое сотрудничество. Враждебность к Москве проявляют лишь некоторые восточные страны, однако их влияние все еще невелико.


 

  • Дата публикации: 30.07.2012
  • 431

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться