Энергетическая составляющая Балканского кризиса

Энергетическая составляющая Балканского кризиса

УПРАВЛЯЕМЫЙ ХАОС , в котором существует балканское пространство последние 20 лет, проявляющийся в череде этноконфессиональных конфликтов и войн, продолжающемся дроблении территории бывшей Югославии, апробации новых технологий государственных переворотов, так называемых цветных революций , обнищании основной массы населения полуострова, постоянном политическом и военном присутствии третьих сил (миротворческих контингентов ЕС, ООН и войск НАТО), является закономерным следствием развития мировой, как ныне принято говорить, глобальной системы капитализма. Ответить на вопрос: Почему именно Балканы стали зоной нестабильности/хаоса, перманентного кризиса? - довольно просто.

Во-первых, Балканы являются уникальной для Европы природной кладовой ресурсов, практически всех видов, которые можно приватизировать про запас. Во-вторых, регион представляет важнейший геополитический и стратегический плацдарм для размещения военных баз НАТО в целях контроля Малой Азии и сдерживания непредсказуемого постсоветского пространства. В-третьих, Балканы - срединная зона энерготрафика. В этой связи уместно вспомнить Х.Дж.Маккиндера: Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом [сердцевиной земли]; кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом (то есть Евразией и Африкой); кто контролирует Мировой остров, тот командует миром 1. Перефразируя ученого, можно утверждать, что тот, кто будет контролировать Балканы, будет управлять не только энергетическими потоками, но и определять политику зависимых от энергоресурсов стран. Балканы для современной Европы превратились в своего рода Хартленд, контролируя который можно не только управлять внутренней дугой: Западная Европа - Аравия - Индокитай, но и командовать миром . И наконец, в-четвертых, Балканы - последний европейский рубеж психоисторической войны Запада и России2. Утрата последней позиции и влияния в этом регионе означает окончательное выдавливание ее из Европы и лишение потенциальных союзников. В данной статье подробно остановлюсь на анализе энергетической составляющей Балканского кризиса.

 

Капиталистическая природа Балканского кризиса

ПОВОРОТНЫЙ МОМЕНТ в современной истории капитализма наступил с крахом Советского Союза. В данном случае речь идет не об идеологической подоплеке противостояния двух полюсов мировой политики, а именно о политико-экономическом сдерживании советской системой движения капитала. После устранения этого препятствия капитализм действительно стал мировой системой, что, собственно, и ознаменовалось эрой глобализации. Она (глобализация), в свою очередь, символизировала не только пространственный, но и сущностный триумф капитала, который  освободился от  излишней опеки со стороны государства. В условиях глобализации произошел переход от власти национального государства на  своей территории к власти финансового капитала над национальными государствами 3.

Анализ развития мировой экономики с конца 90-х годов ХХ века выявляет сущность капитализма эпохи глобализации - регионализацию мира. Причем этот процесс имеет как минимум два вектора. Первый - формирование наднациональных экономических и политических структур типа ЕС, ВТО  или НАФТА. Второй - появление регион-государств , являющихся естественными единицами глобальной экономики. Регион-государство (РГ) решает региональные проблемы путем использования ресурсов и в большей степени связан с другими РГ, чем со своей страной4. Функционирование РГ определяется сугубо экономическими, а не политическими, тем более социальными или историко-культурными императивами. РГ - это единица спроса и потребления и не более того. Поэтому и численность населения должна быть соответствующей: не более 20 миллионов, иначе не будет обеспечено единство граждан как потребителей, но и не менее 5 миллионов, чтобы обеспечить экономию за счет услуг, особенно тех, которые важны для эффективного участия в глобальном управлении. Балканы являются прекрасным  эмпирическим подтверждением разработанной Кените Омаэ в начале 90-х годов ХХ века теории РГ. Население Балканских государств отвечает природе регион-государства : Албания - 3 600 523 человека, Болгария - 7 606 551 человек, Греция - 11 216 000 человек, Босния и Герцеговина - 4 613 414 человек, Косово - 2 200 000 человек, Македония - 2 045 262 человека, Сербия - 7 365 507 человек, Словения - 2 009 245 человек, Хорватия - 4 555 000 человек, Черногория - 684 736 человек. 

Глобальная экономика представляет собой не единую ткань, не всеобщее , а сеть из 100-200 точек-узлов. Эта сеть как бы парит над остальным миром с его суверенными государствами. По сути, РГ представляет собой десоциализацию, денационализацию, а значит, и десуверенизацию государства. Эти процессы чутко уловил Филипп Боббит6. По его мнению, на смену национальным государствам пришел новый порядок рынков-государств , где основная часть функций отдана в управление частному сектору. Я уточню эту мысль исследователя - государство не своим частникам передает функции организации и управления, а сектору ТНК. Участник социально-экономического процесса все меньше полагается на государственное регулирование, все больше - на рыночные механизмы и стимулы. Если регион-государство пока еще сохраняет черты национального государства, а вместе с ним и в определенной степени суверенные характеристики, то рынок-государство эти характеристики утрачивает окончательно. Таким образом, регион-государство - это переходная форма к действительно глобальной структуре: рынку-государству.

Следует отметить, что наступление капитализма по всем фронтам на государство, выбор в пользу не национального, а транснационального доминирования были продиктованы рядом причин. Довольно громоздкая и внешне неизменная конфигурация политической  власти, которая связывала крупные профсоюзы, крупный капитал и… правительство все больше мешавшими нормальной работе прописанными приобретенными правами… скорее подрывала, чем обеспечивала безопасное накопление капитала 7. В неолиберальной глобализации крупнейшие корпорации увидели не только удобный способ освободиться от государственного регулирования, налогового гнета и контроля национальных институтов, но и возможность устранения - путем селективного применения принципов либерализации - неугодных элементов прошлого (например, социальных программ). Кроме того, перед крупными капструктурами открылась перспектива, опираясь на свои уже накопленные преимущества и мощь при слабости национального государства, особенно периферийного, создать новые центры власти, формировать особые правила рыночной игры в региональных и мировых масштабах.

В итоге неолиберального блицкрига в капиталистические товарно-денежные отношения были втянуты огромные новые пространства и сферы человеческой деятельности. Только для Европы это

18 государств зоны бывшего советского влияния. Сложились новые пропорции и расстановка сил между хозяйственными и политическими субъектами, между государством и корпорациями, между производством и финансами. Экономика многих стран стала импорто-зависимой и экспорто-ориентированной, исторически обусловленная конкурентная борьба между странами обострилась, появилось также противостояние между государством и ТНК. Что же касается Балканских государств, то они одними из первых попали в список значимых для капитализма территорий. Превращение балканского пространства в управляемое стало возможным во многом благодаря кредитной игле . 

Финансовое регулирование является одним из основных способов управления. Государственный долг Карл Маркс назвал отчуждением государства , но он не мог предугадать, что этот волшебный жезл 8, оказавшись в руках не государств, а международных и неправительственных организаций, приведет к невиданного масштаба концентрации финансового капитала, которая, в свою очередь, практически все страны региона сделает должниками. Более того, их существование, а значит, политика и экономика будут напрямую зависеть от нескудеющей руки дающего , который непроизводительные деньги за счет кредитования той или иной страны будет легко наделять производительной силой, превращая их в капитал, причем долгосрочный. Международное кредитование в современных условиях - один из главных открытых, легальных источников обогащения одних и обнищания других: должники нищают, кредиторы богатеют .

Например, внешняя задолженность Албании составляет 13% от ВВП, Болгарии - 22%, Македонии - 14%, Сербии - 35%, Хорватии - 34%9. А такие страны, как Босния и Герцеговина, Косово, Черногория, существуют только за счет иностранных инвестиций, кредитов и криминального бизнеса, который, в частности, художественно, но невероятно правдиво показал Эмир Кустурица в фильме Черная кошка, белый кот . Единственная страна региона, которая не имеет внешней задолженности, - Словения. Но это прекрасное исключение, которое лишь подтверждает правило: капитализация периферии влечет за собой обнищание основной массы населения, превращение этих территорий в протектораты с целью контроля за транзитом углеводородов и наркотрафиком, в замороженную кладовую ресурсов. 

Вывод очевиден - экономически Балканы превратились из достаточно успешного аграрно-индустриального региона не просто в европейское захолустье, но в кредитную корову для капсистемы. Показательна следующая закономерность: чем была более развита экономика страны, тем выше оказывается ее задолженность. Карл Поланьи верно заметил, что финансы… играли роль мощного сдерживающего фактора в планах и действиях целого ряда небольших суверенных государств. Займы и их продление зависели от кредита, сам кредит - от хорошего поведения10. Очень четко уловил эту тенденцию капитализации пространства далеко не ученый, а поэт Иосиф Бродский, который еще в 1990 году написал: Финансовое могущество принимает обычно разнообразные формы экспансии - экономической, политической, культурной. Купить проще, чем убить. Национальный долг, как форма оккупации, надежнее воинского гарнизона. Представляется вполне вероятным, что страны Восточной Европы, высвободившись из-под коммунистического господства, окажутся в положении стран-должников... то есть стран, оккупированных на новый лад 11.

 

Энергетика нового мирового порядка

ПОЖАЛУЙ, даже неискушенному в балканских делах понятно, что борьба за энергоресурсы и контроль за путями их транспортировки стоит и за продолжающимися конфликтами в бывшей Югославии. Например, существует проект по перекачке каспийской нефти через Косово к Адриатическому морю, откуда ее танкерами можно поставлять на западноевропейские рынки 12. Контролировать транспортные артерии, как известно, удобнее и надежнее всего через систему протекторатов, которые и были созданы США и ЕС на Балканах, начиная с 1991 года. 

Так, по данным признанного специалиста по теневой политике Запада Николоса Хаггера, в 2001 году (как раз после смены режима в Сербии  и выдачи экс-президента Союзной Югославии Слободана Милошевича Гаагскому трибуналу) началось строительство 920-километрового трансбалканского нефтепровода. Бакинская нефть должна будет поступать в порт Супса на берегу Черного моря, танкерами перевозиться в болгарский порт Бургас, откуда через территорию бывшей Югославии, а именно Македонию и Сербию (точнее, Косово) в адриатический порт Влора в Албании. Там ее будут закачивать в огромные 300-тысячетонные танкеры и отправлять в Европу и США в обход Босфора - узкого пролива, единственного пути из Черного моря, где не могут пройти танкеры грузоподъемностью свыше 150  тыс. тонн. По нефтепроводу планируется перекачивать до 750 тыс. баррелей в день.

Нефтепровод строит принадлежащая США албано-македонско-болгарская компания - АМВО (Albania, Macedonia, Bulgaria Oil), финансируемая американским агентством по торговле и развитию - TDA (US Trade & Development Agency). Объявляя в 1999 году о предоставлении денежного гранта на обширное техническое исследование для AMBO, директор TDA Джозеф Грандмэсон заявил: Конкуренция за доступ к энергетическим ресурсам свирепствует в Каспийском регионе... За последний год (1999 г. - Е.П.) TDA активно выступало за строительство многочисленных нефтепроводов для доставки этих огромных запасов на западные рынки. Этот грант представляет собой серьезный шаг вперед в реализации этой политики и в деле обеспечения интересов американского бизнеса на Каспии 13. С компанией АМВО сотрудничают все нефтяные гиганты, крупнейшие ТНК, в том числе, Сhevron , Еххоn , Моbil , Texaco , ВР, Атосо , Agip и Тоtal Elf . Все исследования по обоснованию проекта осуществляла лондонская компания Brown & Root Ltd, дочерняя фирма Halliburton14.   

Среди недавних событий, выявляющих энергетическую составляющую балканского хаоса, следует вспомнить деятельность международного консорциума в составе фирм Италии, США, Великобритании и Албании, который сразу после провозглашения независимости Косова, объявил о скорой доработке проекта нефтепровода Адриатика - Македония - Болгария: Влора - Скопье - Бургас. Причем эта артерия запланирована таким образом, что почти половина ее проходит по территориям, на которых проживают именно албанцы. Скорее всего, этот проект предназначен для конкуренции с нефтепроводом Бургас - Александруполис, по которому российскую и каспийскую нефть намечено доставлять в Средиземноморье, минуя Турцию. Конкуренты стремятся быстрее построить трансбалканский нефтепровод и, таким образом, вынудить Россию транспортировать нефть по менее выгодному ей маршруту.

Еще во время бомбардировок Союзной республики Югославии в 1999 году министр энергетики США Билл Ричардсон заявил, что когда речь заходит об энергетической безопасности Америки, мы [американцы] говорим о стратегическом сдерживании тех, кто не разделяет наших ценностей… Мы вложили значительные деньги в Каспий, а теперь для нас очень важно, чтобы нефтепроводы и политика шли в нужном для нас направлении 15. Немного позже эти слова отлились в тубах, нефтеперегонных станциях и военных базах, контролирующих нужное для Америки направление энергопотоков, воплотились в протектораты, разбросанные вдоль нефтепроводов. Показательно также утверждение английского генерала Майкла Джексона, командовавшего войсками НАТО в Македонии, который в интервью итальянской газете Sole 24 Ore в апреле 1999 года заявил: Мы, конечно, останемся здесь надолго, так что сможем гарантировать безопасность энергетических коридоров, проходящих через эту страну [Македонию] . Газета уточнила, что М.Джексон имел в виду Коридор 8 , то есть ось между Востоком и Западом, которая может быть соединена с нефтепроводом, доставляющим энергетические ресурсы из Центральной Азии к терминалам, расположенным на Черном и Адриатическом морях, что свяжет Европу с Центральной Азией 16. Вслед за Sole 24 Ore можно согласиться с тем, что это многое объясняет в балканской политике крупнейших, но более слабых держав, прежде всего России, не желающих оказаться исключенными из процессов, которые происходят в таком стратегически важном регионе.

Майкл Чоссудовски, известный канадский ученый-балканист, также обратил внимание на то, что в межнациональных войнах на постюгославском пространстве (в Хорватии, Боснии, Косове, Македонии) решалась судьба стратегического болгаро-македонско-албанского коридора транспортных, нефтяных и коммуникационных линий, которые связывают Черное море с Адриатикой. Вашингтон хочет защитить (я бы сказала, контролировать. - Е.П.) нефтяные коммуникации, создав мозаику протекторатов вдоль всего этого коридора 17 .

Подавление тирании расстояний (М.А.Кочубей) - энерготрафик находится очень далеко от США - контроль артерий и коридоров транспортировки энергоносителей, конечно, зависит не только от политического обеспечения этого процесса посредством создания подконтрольных Вашингтону режимов, но и от наличия мощной и разветвленной силовой инфраструктуры. Уже упоминаемая компания Halliburton (ее связывают с именем Дика Чейни, вице-президента в администрации Дж.Буша-младшего) построила в Косове крупнейшую американскую базу со времен войны во Вьетнаме - Camp Bondsteel. Лагерь построен недалеко от долины Прешево и так называемого энергетического Коридора 8 , который, по данным Пола Стюарта, с 1994 года финансировался ЕС и рассматривается в качестве стратегического маршрута в транспортировке углеводородов с  Востока на Запад18. Меньше чем за три года из палаточного городка, размещенного на 400 гектарах недалеко от македонской границы, Bondsteel превратился в автономную, оснащенную по последнему слову техники военную базу, где сосредоточено более 7 тыс. военнослужащих, базируются 55 вертолетов Черный сокол и Апачи . Эксперты полагают, что Bondsteel со временем заменит американскую военно-воздушную базу в Авиано (Италия). Кроме того, в Косове построена еще одна, также рассчитанная на 7 тыс. солдат база - Camp Montajs. По имеющимся данным, в непризнанной международным правом республике уже размещено

16 тыс. американских солдат19. Думаю, это не предел. Еще 20 лет назад Стивен Краснер заметил, что обширная сеть военных баз за рубежом, созданная США, не имела исторических прецедентов; ни одно государство раньше не размещало свои войска на суверенной территории других государств в таком огромном количестве в течение такого продолжительного периода мирного времени 20. А что же говорить о мировом порядке в ХХI веке? Прав оказался Гюстав Флобер: Будущее - это худшее, что есть в настоящем .

Внимательное изучение фактов и статистических данных, анализ заявлений официальных лиц, представителей бизнес-сообщества и экспертных оценок позволяют утверждать, что задачи, призванные решать американские кэмпы (Bondsteel и Montajs), в первую очередь связаны с охраной проекта АМВО. Например, по словам директора компании Тэда Фергюсона, строительство только северо-восточной части средиземноморского энергетического коридора, включающего трассу Одесса - Броды - Гданьск, а также нефтепровод Белый поток (Грузия - Украина), оценивается в 1,3 млрд. долларов, не говоря уже о потенциальной прибыли, которую должна принести инвесторам эта, поистине золотая энергетическая жила. Ведь именно через албанскую Влору на Бургас, обратно - в бывшие республики СССР пойдет североафриканская и ближневосточная нефть. Таким образом, проект предполагает не только максимализацию прибыли глобальных ТНК посредством расширения контролируемого энергетического пространства, но и решает весьма важную геостратегическую задачу:  лишив Россию возможности продавать углеводороды в ближнее зарубежье, окончательно обрушить экономику нашей страны, а вместе с ней и государственность. Уверена, что планы США по созданию разветвленной сети энергокоридоров не ограничатся заявленными проектами, а значит, потребуют строительства новых крупных и средних военных баз НАТО вдоль всех углеводородных трасс, которые пройдут по территориям Албании, Болгарии, Греции, Македонии, Сербии (Косово). В результате через несколько лет США и страны НАТО смогут контролировать все Балканы - европейский Хартленд. 

К вышесказанному следует добавить важность цены вопроса - стоимость энергоносителей. Как известно, 80% стоимости нефти состоит из расходов на их транспортировку. Поэтому пока наука занимается разработкой новых технологий доставки и новых источников энергии (результат чего будет, по всей вероятности, не скоро), важно провести транзитные коридоры по максимально выгодным маршрутам, обеспечивающим не столько сокращение протяженности маршрута, сколько минимизацию издержек на транспортировку. Оптимальным вариантом при такой постановке вопроса являются территории протекторатов, заблаговременно посаженных на кредитную иглу и обложенных военными базами. Именно этот сценарий и получил свое развитие с распадом СССР и совсистемы. 

Исследуя энергетическую составляющую современных конфликтов, не стоит забывать, что Балканы являются театром теневой битвы и за транспортировку газа. В частности, через несколько дней опять же после провозглашения независимости Косова в американской газете The Weekly Standard была опубликована про граммная, цинично откровенная статья Чарли Сзрома. В ней сотрудник Американского института предпринимательства, являющегося одним из идеологических штабов неоконсерваторов, определяет стратегию ЕС и США относительно российских энергетических ресурсов как ускорение строительства газопровода Nabucco и проведение либерализации торговли с российскими энергетическими компаниями. Важным шагом в этом направлении будет запрет Газпрому на инвестирование в европейские газораспределительные сети до тех пор, пока Россия не разрешит иностранные инвестиции в собственные сети внутри страны (эта идея содержалась в предложении Еврокомиссии, выдвинутом в сентябре 2008 г. - Е.П.). Западу следует… ограничить влияние проектов Северный поток и Южный поток . Европа может либо смириться с печальным будущим под игом России, либо вступить на трудный, но необходимый путь 21.

Ответ на вопрос: Почему Балканы превратились в театр новой холодной, теперь энергетической войны России и Запада? - для наших конкурентов  очевиден. Дело в том, что, по мнению западных аналитиков, строительство газопровода Южный поток (с прокладкой по территории Сербии промежуточного отрезка длиной в 550 миль) консолидирует контроль России над европейским рынком. ЕС и США, надеясь подорвать монопольное положение России на европейском рынке энергоносителей, планируют построить газопровод Nabucco для доставки каспийского газа из Азербайджана через Болгарию, Румынию и Венгрию.

Южный поток может воспрепятствовать этим устремлениям и оставить в стороне таких союзников США, как Турция и Румыния, а Северный поток позволит России прекращать поставки в центральноевропейские государства, не перекрывая вентиль их более могущественным в экономическом и политическом отношениях товарищам на Западе. В комплексе два этих проекта обеспечат России еще больший контроль над европейским рынком энергоносителей. В сложившейся на Балканах ситуации, при полном доминировании в регионе США, без Сербии Россия действительно не смогла бы конкурировать с Nabucco - реальной опасностью для энергетической стратегии России, исходящей с Запада. Несогласие России с независимостью Косова гарантирует, что Сербия останется стержнем российских планов 22. С этими последними утверждениями Ч.Сзрома стоит согласиться. Ну что ж, у любого игрока есть свои интересы, партнеры и союзники. Однако сведение российско-сербских отношений только к вопросам материальным не выдерживает никакой критики. Не понять американским коллегам, что наши отношения гораздо сложнее и глубже.

 

Балканы как пример борьбы за ресурсы в капсистеме

ИТАК, СОВРЕМЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ совершенно по-новому использует государственную территорию. Его пространственная экспансия имеет особые мотивы. Если исторически государство отождествляло власть с протяженностью и населенностью своих владений и считало богатство/капитал средством или побочным продуктом стремления к территориальной экспансии, то современный капитал, напротив, отождествляет власть со степенью своего контроля над ресурсами и транзитными артериями углеводородов, считая территориальные приобретения средством и побочным продуктом накопления капитала.

Перефразируя общую формулу капиталистического производства у Маркса (Д - Т - Д), можно провести различие между двумя логиками власти при помощи формул Терр - Д - Терр и Д - Терр - Д соответственно. Согласно первой формуле, абстрактная экономическая власть или деньги (Д) представляет собой средство, или промежуточное звено, в процессе, направленном на приобретение дополнительных территорий (Терр - Терр =     Терр). Согласно второй формуле, территория (Терр) представляет собой средство, или промежуточное звено, в процессе, направленном на приобретение дополнительных средств платежа (Д - Д = +       Д) 23. Фактически в современной капсистеме контроль над мобильным капиталом является целью, а контроль над территорией и населением - средством. Балканы являются прекрасным доказательством тому. Проиллюстрирую это на примере Косова.

Косово (с 1946 г. - автономный край Сербии; в 2008 г. при поддержке США была провозглашена независимость края, признанная в настоящий момент 65 странами) является одним из самых слаборазвитых регионов юго-востока Европы. Однако по имеющимся ресурсам Косово не имеет себе равных на Балканах, а возможно, и по всей Европе24. Особенно богаты месторождения свинца, цинка, никеля, кадмия, бокситов, марганца, галлузита, селена и кварца. Исследованные на середину 80-х годов ХХ века месторождения свинцовых и цинковых руд составляли 52,2% общеюгославских ресурсов, никеля - 50%, магнезита - 35%, лигнитов (бурого угля) - 53%, висмута - 100%. На Косово приходилось 14,8 % общеюгославского производства серной кислоты, 59% серебра, 30% цинка, 63,1% рафинированного свинца25. По данным Всемирного банка, стоимость минеральных ресурсов Косова до начала финансового кризиса составляла более 19 млрд. долларов. Эксперты гражданской миссии ООН в Косове полагают, что запасы только лигнита составляют 8,3 млрд. тонн, сербские же специалисты считают - 14 млрд. тонн, что дает возможность вести их эксплуатацию в течение 150-200 лет (sic!). Запасы оловянной и цинковой руд оцениваются в 42,2 млн. тонн (это в три раза больше, чем в остальной Сербии), никеля и кобальта - в 13,3 млн. тонн, бокситов - в 1,7 млн. тонн, магнезита - в 5,4 млн. тонн. Впечатляющая картина, не правда ли? И это еще не полная картина26. В условиях обострения мировой конкуренции за минеральные ресурсы, которыми Косово обладает в полной мере, версия о внешнем управлении этой территорией представляется весьма логичной. Безусловно, не последнюю роль сыграло и  геополитическое положение края как стратегически важное в деле контроля за энерготрафиком.

В такой ситуации, очевидно, вариант сохранения Косова под юрисдикцией Белграда с последующим принятием строптивой Сербии в Большую Европу ведущих игроков капсистемы не устраивал. Куда предпочтительнее оказалась интернационализация ресурсов края, как и ресурсов многих других стран. Собственно, именно эта схема получения доступа к сырью и ресурсам получила широкое распространение при новой гегемонии. Она предполагает следующую последовательность действий: дестабилизация государства (путем нагнетания этноконфессиональной напряженности, свержения правящего режима, усиления сепаратистских тенденций или прямого военного вмешательства); установление внешнего протектората в целях предотвращения (а на самом деле - для поддержания) хаоса , а уж затем приватизация всей ресурсной базы. Кстати, об этом весьма откровенно, видимо сам того не понимая, написал Фрэнсис Фукуяма в книге Сильное государство: управление и мировой порядок в ХХI веке . Правда, его рассуждения о реализуемом Америкой проекте под названием Построение национального государства в странах, подвергшихся интервенции, основаны на политической мистификации. Согласно его логике, США вынуждены периодически нарушать суверенитет других стран , осуществлять так называемую гуманитарную интервенцию лишь потому, что Вестфальская система больше не является адекватным рычагом регулирования международных отношений 27. Этот посыл Ф.Фукуямы мне представляется весьма важным. Дело в том, что деструкция Вестфаля, разрушение силового баланса, утрата геополитических ориентиров Россией создали максимально благоприятные условия для захвата гегемонами мировой экономики самых лакомых , стратегически и жизненно важных пространств. Современная реальность такова, что почти все они связаны либо с углеводородами, либо с зонами их транспортировки. Поэтому одной из сущностных характеристик Балканского кризиса была и остается энергетическая составляющая.

Журнал "Международная жизнь" (Россия)
  • Дата публикации: 13.12.2012
  • 773

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться