Энергобезопасность под вопросом. Нерадужные перспективы развития ситуации на топливном рынке

Энергобезопасность под вопросом. Нерадужные перспективы развития ситуации на топливном рынке

 Общие положения энергетической безопасности традиционно сводятся к следующим постулатам.

Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) имеет ключевое значение для социально-экономической безопасности страны как фундамент отечественного материального производства и обеспечения условий жизнедеятельности населения; мотор регионального развития добывающих регионов и освоения северо-востока страны; поставщик экспортного ресурса, обеспечивающего наполнение бюджета страны в качестве основных социальных программ по поддержанию уровня жизни населения.

ТЭК на текущий момент обеспечивает энергоснабжение страны и, по нашему мнению, пока не является тормозом ее развития. Однако на перспективу до 10–15 лет положение может ухудшиться. Дело в том, что последние годы технологическому развитию отраслей, особенно электроэнергетике, не уделялось внимания, из-за чего старение основных фондов вышло за пределы допустимого. Не выделялись также ресурсы для геологоразведки и развития инфраструктуры новых добывающих и тем более энергопотребляющих районов. Уже сейчас в некоторых регионах России ощущается дефицит природного газа. Энергосберегающая политика проводится непоследовательно, поэтому технологический застой и сокращение ресурсной базы ТЭК стали угрозой безопасности страны.

Еще большей угрозой станет сокращение объемов экспорта топлива, когда и если оно совпадет со снижением мировых цен на нефть и газ. Цену нефти на мировом рынке Россия не контролирует, а на ближайшую перспективу уменьшится и ее влияние на цену природного газа. Соответственно резко сократится валютная выручка.

Мировые цены на нефть и перспективы российского бюджета

Доля налогов в цене добываемой в России нефти в последние годы колебалась в диапазоне 56–66%. Доля нефтегазовых доходов бюджета в 2007–2011 годах составила 44%.

Изменение среднегодовых мировых цен на нефть на 1 долл. за баррель приведет к дополнительным или недополученным доходам бюджета РФ в размере 55–58 млрд. руб. Бюджет РФ на 2012 год с предполагаемым дефицитом в 1,5% ВВП рассчитан исходя из среднегодовой цены на нефть Urals в 100 долл. за баррель. Бездефицитный бюджет 2012 года возможен при 117 долл. за баррель.

Правительство стремится диверсифицировать экспорт, однако альтернативных доноров для перестройки экономики у бюджета нет, кроме газовой отрасли и в меньшей степени – торговли металлами.

Пик добычи нефти в мире при разных сценариях может быть достигнут в 2015–2035 годах при пике спроса на нефть в 2050–2095 годах. Однако для реалистичных прогнозов нефтяного кризиса нет статистических данных. Параллельно имеются среднесрочные риски дефицита водных ресурсов и продовольственного кризиса, что поддерживает восходящий тренд цен на энергоносители. Они, согласно ОПЕК, составляют 80–100 долл. за баррель, по другим данным – до 115–120 долл. Рост цен на нефть будет стимулирующим фактором для усиления мировой инвестиционной активности и даст дополнительные шансы России.

Впрочем, влиятельный эксперт из Саудовской Аравии предсказывает падение цены до 65 долл. за баррель при определенных политико-экономических условиях, поскольку именно при этом минимуме может быть сведен бюджет этой страны. Эти условия могут быть обусловлены главным образом ростом противоречий между Востоком и Западом. Хотя, с другой стороны, имеются данные и о том, что конфликт в зоне Персидского залива может поднять цену за баррель нефти до отметки 250 долл. Подобная ценовая неопределенность вводит сильные риски дефолта российского бюджета. Риски, стартовый импульс которых наша страна не контролирует.

Топливно-энергетические ресурсы России

В нашей стране сосредоточено свыше 34% мировых запасов газа и 13% нефти, прогнозные запасы угля 4 трлн. т. Обеспеченность по нефти – 35, природному газу – 81, углю – 70 лет; по совокупному производству энергоресурсов страна входит в первую пятерку мира: в 2010 году получено 1700 млн. т. у.т. всех видов энергоресурсов. Страна экспортировала в 2010 году 230,7 млн. т нефти и 133,2 млн. т нефтепродуктов (на 200–210 млрд. долл.). Экспорт газа превысил 209 млрд. куб. м.

Тем не менее Россия не представляет собой «энергетическую империю» в классическом понимании этого термина. Нефть и газ России по ценовым параметрам находятся в замыкающей части мировой энергетики и поэтому недостаточно влияют на мировой рынок. Страна не имеет выхода к незамерзающим океаническим портам и потому экспорт дорог. Россия не вполне контролирует месторождения и энергетические коммуникации сопредельных стран, которые поэтому не выполняют функции «государств-лимитрофов».

Возможности по углю

XXI век может стать периодом не только газа и атомной энергетики, но и угля, прогнозные запасы которого для России оцениваются в 4 трлн. т, балансовые – 201 млрд. т.

В настоящее время Россия занимает четвертое место в мире по добыче каменного угля (вслед за Китаем, США и ФРГ), в 2009 году – до 300 млн. т. Экономическая эффективность добычи угля снижена из-за отсутствия современных технологий. Экспорт ограничен из-за сложной логистической схемы: большинство месторождений удалено от морских портов.

Нефть

Планируемая добыча нефти обеспечена запасами только до 2020 года: разведанных запасов нефти – 6–7 млрд. т, подтвержденных – 3–3,5 млрд. т. Оптимисты полагают, что Восточная Сибирь и арктический морской шельф содержат еще несколько десятков миллиардов тонн сырья, но это не подтверждено полевыми исследованиями. Новые месторождения нефти расположены в основном на суше и арктических шельфах. На долю двух федеральных округов – Уральского и Сибирского – приходится 60% ресурсов нефти.

Российские нефтяные компании доказали, что могут работать на глобальном рынке и служить стабилизирующим фактором в энергетическом взаимодействии со странами СНГ.

Однако цена нефти формируется за пределами нашей страны: себестоимость добычи нефти на Ближнем Востоке составляет 2–6 долл. за баррель и месторождения расположены вблизи океанских портов, тогда как в России себестоимость добычи нефти составляет 14–15 долл. за баррель. На арктических месторождениях с большой глубиной залегания и сложной геологией ожидается удвоение цены добычи, затраты на инфраструктуру многократно возрастут. Имеются нерешенные проблемы с технологией работы на арктических шельфах.

Экспортные поставки производятся по нефтепроводам, а также малотоннажными судами и железнодорожным транспортом. Средняя дальность доставки сырья превышает 3 тыс. км (из Ливии – 600 км, Норвегии – 1 тыс. км).

Мощности имеющихся нефтепроводов удовлетворяют потребностям экспорта в Европу, включая перевалки из Каспийского в Черное море. Проектируются новые маршруты транспорта нефти – в обход Босфора по Балканскому нефтепроводу из болгарского порта Бургас до Эгейского моря. Проложены новые трассы из месторождений Восточной Сибири в Китай.

Главное противоречие: для освоения нового арктического района нефтедобычи требуется вложить минимум 70–120 млрд. долл. при неполной гарантии успеха. Другой угрозой российскому ТЭКу является конкуренция стран Центрально-Азиатского региона (ЦАР).

Возможности Центрально-Азиатского региона по нефти и газу

ЦАР уже сейчас становится значащим фактором мировой энергетической политики. В совокупности этот регион можно рассматривать как основного конкурента тюменской и татарской нефти – главных российских нефтяных регионов-экспортеров. В дальнейшем он станет основным конкурентом российскому арктическому проекту.

Доказанные запасы нефти в Казахстане, Узбекистане, Туркмении (страны ЦАРа) и Азербайджане оцениваются в 15 млрд. т. В 2010 году страны ЦАРа добыли 104 млн. т нефти, экспортировали 68 млн. т. Прогноз на 2020 год – 195–220 млн. т и 153–172 млн. т соответственно. Себестоимость добычи и транспорта нефти к европейским центрам потребления через Грузию и Турцию экономически эффективна. Этот маршрут в 1,5 раза короче, чем из Тюмени, и на 25–30% дешевле. Пока же страны ЦАРа нуждаются в российской инфраструктуре для продажи энергоресурсов в Европу.

Газовая промышленность стран ЦАРа уже сейчас является конкурентом ОАО «Газпром». Основное противоречие – пути транзита газа ЦАР на европейские рынки.

Общее условие энергетической безопасности: необходимо признанное согласование условий транзита. Это доказали конфликт с Грузией и «ссора» «Газпрома» с Украиной в 2008–2009 годах. Следствием последней стало сокращение российского газового экспорта и снижение цены. По некоторым данным, потери прибыли «Газпрома» за 2009 год достигли 25 млрд. долл. По-видимому, данная угроза интересам России как главного экспортера нефти в Европу может быть устранена только политическими (или военными) методами.

Российский газ обеспечивает треть потребностей европейского рынка, примерно 145–150 млрд. куб. м (в европейские страны СНГ – 50 млрд. куб. м), транзит в Европу через Россию из стран Центральной Азии – до 50 млрд. куб. м.

Через Украину проходят семь магистральных газопроводов (пропускная способность 280 млрд. куб. м), она имеет большие запасы в подземных газохранилищах (ПХГ) – 28 млрд. куб. м и отдаленные перспективы добычи сланцевого газа.

Россия активно участвует в газовых войнах: вопрос сводится к цене газа, отпускаемого Украине, и стоимости транзита газа в Европу. Пока рыночной цены газа нет, были востребованы чисто политические решения.

Ситуация усугубляется тем, что в последние годы формируется мировой рынок газа: сжиженный природный газ (СПГ) активно конкурирует с природным, в Европу подается норвежский газ Северного моря, Америка интенсивно разрабатывает месторождения сланцевого газа. Европейское потребление природного газа сократилось пока из-за конкуренции СПГ. В газовом ценообразовании все чаще переходят от контрактных цен к спотовым, в результате всего этого закупочная цена российского газа снижается.

До кризиса, по данным МЭА, потребление газа странами Западной Европы составило 470 млрд. куб. м, импорт – 362 млрд. куб. м, Восточной Европы – соответственно 44 и 38,7 млрд. куб. м. Как следствие – валовая добыча газа в России упала на 12,4% – до 582,4 млрд. куб. м. «Газпром» снизил добычу на 16% – до 462,2 млрд. куб. м, такого снижения не было 25 лет.

Требуется интенсификация работы действующих месторождений, освоение новых площадей и технологий добычи. Между тем ОАО «Газпром» уже 12 лет не вкладывает ресурсы в свое развитие (удельные инвестиции в инновации этой монополии в два раза ниже, чем в нефтяной отрасли).

По-видимому, это осознает и руководство газовой корпорации, но ищет выход в усилиях по созданию новых «обходных» коридоров для российского и центральноазиатского газа.

На Балтике это Nord Stream – маршрут в Европу по морю в обход Украины и Польши. Первая нитка (27,5 млрд. куб. м) проложена. Nord Stream наиболее рекламируемый и дорогой (стоимость подводной трубы в 2–2,5 раза выше, чем наземной) энергетический проект десятилетия и, по-видимому, самый неэффективный. Зато он служит сильным аргументом в переговорах об условиях транзита, в чем и состоит его назначение.

«Голубой поток» – действующий газопровод между Россией и Турцией, частично проложенный по дну Черного моря. Общая протяженность газопровода – 1213 км, из них морской участок 396 км. Эксплуатация морского участка принесла России убыток порядка 1 млрд. долл. из-за отмены экспортного налога.

Nabucco – проектируемый, протяженностью 3300 км, для подачи газа Туркмении, Азербайджана, Иранского Курдистана в страны ЕС, прежде всего Австрию и Германию. Проектная мощность – 26–32 млрд. куб. м газа в год. Предполагаемая стоимость проекта – 15–18 млрд. долл. Этот газопровод рассматривается как главный конкурент российским проектам.

«Транскаспийский» – предназначен для подачи туркменского газа по дну Каспия в Баку и далее – в газопроводы «Южный поток» и (или) Nabucco. Газопровод встречает противодействие России и Ирана из-за неурегулированного статуса Каспия.

«Южный поток» – проектируемый, длина по морю от Береговой до Бургаса (Болгария) – 900 км, глубина моря – 2150 м, агрессивная сероводородная среда. Мощность до 32 млрд. куб. м газа в год. Его главная цель – исключить Турцию из газоснабжения Европы. Эта трасса выдвигается как главный конкурент Nabucco.

«Юго-восточный поток» – проектируемый, является результатом соглашения Азербайджана и Турции. Порядка 10 млрд. куб. м в год, направляется в Турцию по суше через Грузию с использованием (реконструкцией) действующей сети.

Если удастся реализовать все трубопроводные проекты – и «Северный поток», и «Южный», и «Голубой», и Nabuccо, то в условиях конкуренции газовых поставок выиграет тот маршрут, который будет балансировать запросы газовых компаний и гарантировать минимальные издержки. Вероятнее всего – украинский маршрут. Поэтому Украина однозначно заинтересована в реализации проекта Nabuccо.

Технологическая отсталость ТЭК России представляет серьезную угрозу для энергетической независимости страны. Ресурсы для его технического перевооружения, как минимум – для поддержания безаварийной деятельности его предприятий, необходимо выделять за счет перераспределения инвестиционных программ. Магистральным путем реконструкции отраслей ТЭКа является приватизация корпораций на деле, отказ от прямого административного управления корпорациями, переход на экономическое регулирование и демонополизация ОАО «Газпром».

Чрезмерная монополизация и технический застой ОАО«Газпром» можно рассматривать как реальную угрозу энергетической безопасности страны. Другой угрозой служат амбициозные инвестиционные проекты, запросы на которые приближаются к 250 млрд. долл. в ближайшие 10 лет. Имея в виду сращивание монополии с высшим уровнем управления государством, эти инвестиции могут подорвать программы технического перевооружения ТЭКа.

Необходимо перенести центр инвестиционных затрат нефтегазового комплекса от арктических шельфовых проектов на поддержание уже имеющихся районов добычи, геологоразведку в Восточной Сибири и другие не столь амбициозные задачи.

Желательно пересмотреть принципы использования угольной энергетики в старых промышленных районах, улучшать экологическую защиту электростанций. Развивать проекты нетрадиционных источников энергии, в первую очередь сланцевого газа.

Для рассредоточенных поселений – применять возобновляемую малую энергетику (ветер, солнце, малые ГЭС), реконструировать региональные электроэнергетические инфраструктуры.

Организовать на партнерской основе взаимодействие со странами ЦАРа по развитию газовой и нефтяной промышленности, использованию водных ресурсов для электростанций. Совместно создавать инфраструктуру для единой энергетической системы Евразии, включая экспорт энергоресурсов в сопредельные страны. Все же конкуренция стран Центрально-Азиатского региона остается угрозой российскому ТЭКу. Имея в виду геополитическую заинтересованность России в укреплении дружественных государств на своих восточных рубежах, энергетическая стабилизация должна достигаться политическими методами.
 

«Независимая газета» (Россия)

  • Дата публикации: 17.01.2012
  • 459

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться