Газовые потоки меняют направление

Газовые потоки меняют направление

В последние годы под влиянием различных факторов на европейском рынке газа происходят значительные изменения. С одной стороны, усиливается конкуренция между трубопроводными проектами, которые ориентированы на доставку углеводородных ресурсов на европейский рынок. С другой стороны, под влиянием новых технологий расширяется число потенциальных источников газа, которые могут обеспечить потребности европейских стран. Речь идет о возможной добыче сланцевого газа и возрастающих поставках сжиженного природного газа (СПГ).

Соперничество трубопроводов

Наиболее острое соперничество развернулось между российским проектом «Южный поток» и проектом «Южный газовый коридор», который продвигает ЕС. До последнего момента эти проекты имели примерно одинаковые шансы на реализацию. Однако в конце прошлого года Россия завершила последние переговоры с европейскими странами, подписав документы с Сербией, Венгрией, Словенией и Болгарией. Это позволило России приступить к строительству трубопровода, который обеспечит российскому газу прямой выход на европейский рынок.

Тогда же было принято окончательное инвестиционное решение по строительству морской части трубопровода, который должен пройти через акваторию Черного моря – экономическую зону Турции – и выйти на болгарском побережье. Затем газопровод, максимальная мощность которого должна достичь 63 млрд. куб. м, пойдет через территорию Болгарии, Сербии, Венгрии и Словении, достигнув севера Италии. Оператором проекта выступает South Stream Transport, который на 50% принадлежит «Газпрому». Кроме того, в проекте участвуют итальянская компания Eni, немецкая Wintershall, французская EdF.

Появление новых проектов экспорта российского газа на европейский рынок спровоцировали газовые конфликты между Россией и Украиной, которые начались на рубеже 2005–2006 годов. Тогда Украина создала препятствия для свободного транзита российского газа в Европу. Особенно острой газовая война была на рубеже 2008–2009 годов. Отсутствие российско-украинских договоров о поставках газа и условиях его транзита, а также последовавший затем несанкционированный отбор газа, идущий через украинскую территорию в европейские страны, на две недели прервали поставки углеводородного сырья из России в Европу через Украину. В результате действия Киева не только ухудшили российско-украинские отношения, но и усилили заинтересованность России в строительстве обходных маршрутов.

С учетом долгосрочных интересов России следует отметить высокую значимость трубопроводного проекта. Он придаст российской энергетической политике большую гибкость, оперативность и сделает ее более независимой от позиции стран-транзитеров. В целом строительство газопровода «Южный поток» должно завершить создание маршрутов для экспорта российского газа, идущего на европейский рынок в обход украинской территории.

В отличие от «Южного потока» европейский проект продвигается менее успешно. На протяжении многих лет ЕС не может решить ключевую проблему – обеспечить необходимые объемы газа для заполнения проектируемых трубопроводов. Однако трудности пока не изменили планы ЕС, который намерен обеспечить каспийским углеводородам выход на европейский рынок. Так, в январе текущего года был подписан еще один документ, направленный на реализацию «Южного газового коридора». Консорциум, разрабатывающий азербайджанское месторождение газа Шах-Дениз, на днях подписал соглашение о приобретении 50% в трубопроводном проекте «Набукко». Данное соглашение предусматривает совместное финансирование затрат на разработку проекта «Набукко-Вест» до окончательного выбора маршрута транспортировки азербайджанского газа в Европу. В случае выбора этого трубопровода в качестве приоритетного маршрута потенциальные инвесторы получат право владения 50-процентной долей в проекте. Ранее Баку и Анкара ратифицировали соглашение о создании инфраструктуры, предназначенной для поставок азербайджанского газа в ЕС, а президент Азербайджана утвердил соглашение, касающееся Трансанатолийского газопровода, по которому газ с месторождения Шах-Дениз должен поставляться в Европу через территорию Турции.

Предпринимаемые ЕС и Азербайджаном политико-дипломатические усилия должны получить свое оформление к середине 2013 года, когда консорциум, занимающийся освоением второй стадии месторождения Шах-Дениз, должен выбрать между двумя трубопроводными проектами: «Набукко-Вест» и Трансадриатическим трубопроводом.

Настойчивое стремление ЕС реализовать проект доставки каспийского газа, минуя территорию России, определяется политическими факторами. Трубопроводы, идущие в обход российской территории, должны ослабить геополитические позиции России в Каспийском регионе и лишить ее ключевого инструмента влияния на прикаспийские страны. Подтверждением доминирования политической составляющей в проекте является отсутствие гарантированных источников наполнения трубопроводов. Соответственно все решения о сроках строительства трубопроводов имеют предварительный характер.

В условиях наличия гарантированных поставок газа из России, которые составляют значительную долю европейского рынка, усилия европейцев по строительству новых трубопроводов больше похожи на геополитическую игру, выгоды от которой не сопоставимы с затратами.

Украинская модель энергобезопасности

Наиболее последовательным и жестким критиком российского проекта «Южный поток» выступал Киев, хотя появление обходного маршрута во многом обязано политике В.Ющенко. Бывший украинский президент видел проблему обеспечения энергетической безопасности Украины исключительно через призму интересов западных стран, в то время как единственным надежным условием энергетической стабильности и безопасности являлось развитие взаимовыгодных двусторонних отношений с Россией в газовой сфере, включая нахождение компромиссов по украинской газотранспортной системе (ГТС). Однако этого сделано не было. Киев включился в предложенную ему извне газовую игру, результаты которой в будущем могут уменьшить роль Украины в экспорте российских углеводородов.

После принятия Россией решения о строительстве «Южного потока» Украина предлагала России отказаться от реализации проекта и совместно осуществить модернизацию украинской ГТС. В то же время Киев выступал против передачи трубы в управление России, отказываясь обсуждать конкретные детали сотрудничества. В итоге все предлагаемые варианты совместной модернизации ГТС с участием России так и не перешли в практическую плоскость.

В своей критике «Южного потока» Киев рассчитывал на поддержку ЕС. Однако Брюссель не пошел дальше политических заявлений. Более того, ЕС постарался извлечь из российско-украинских газовых противоречий максимум выгоды. Прежде всего европейские страны рассчитывают получить надежный маршрут поставок российского газа, который должен обходить политически неспокойную Украину. Во-вторых, обходной маршрут значительно снизит роль украинской ГТС, которая все годы после распада СССР выступала одним из символов украинской независимости. Соответственно украинские власти утрачивают инструмент давления на европейцев, которые, в свою очередь, могут усилить политическое воздействие на Киев. В итоге «Южный поток» принесет экономические и геополитические выгоды России и ЕС, укрепив их стратегические отношения, в том числе и за счет снижения транзитного потенциала Украины, являющейся одной из ключевых стран-транзитеров постсоветского пространства.

Последовательная линия России по реализации «Южного потока» заставила Украину пересмотреть подходы к обеспечению энергетической безопасности. Киев сделал ставку на увеличение собственной добычи углеводородного сырья. Так, Украина заявила о намерении добиться в ближайшие годы роста объема добычи газа за счет разведки и промышленного бурения на шельфе Черного моря, ускоренной разведки и налаживания добычи сланцевого газа, замещения импортируемого газа из России поставками из Европы. Большое внимание уделяется реализации национального проекта «LNG-терминал» по приему сжиженного газа, который планируется реализовать к 2015 году. Одновременно Украина намерена добывать угольный метан, который рассматривается в качестве альтернативы традиционному природному газу.

Планы Киева по наращиванию собственной добычи наталкиваются на отсутствие необходимых финансовых средств. Для разведки, а тем более разработки месторождений углеводородных ресурсов требуются значительные инвестиции. Согласно различным оценкам, реализация всех планов, заявленных украинскими властями, ежегодно требует миллиарды долларов. Однако в условиях сложной экономической ситуации, в которой находится Украина, вопросы долгосрочного развития могут отойти на второй план.

Несмотря на все трудности, в Украине настаивают на возможности увеличения объемов добычи собственного газа. Власти Украины убеждены, что уже через 10 лет страна сможет полностью обеспечить себя газом и нефтью, добываемым на украинской территории. В обновленной энергетической стратегии Украины до 2030 года говорится, что добыча газа до 2030 года должна вырасти до 30–47 млрд. куб. м. При этом рост добычи начиная с 2020 года должен быть достигнут за счет добычи нетрадиционного газа.

 
Актуальные на сегодня варианты доставки в Европу трубопроводного газа.
Карта Михаила Митина

На фоне громких заявлений представителей украинской власти о необходимости достижения энергетической независимости пока происходит падение добычи газа. В 2012 году этот показатель сократился на 1,1% и составил 19,3 млрд. куб. м. Данные тенденции в газодобыче при отсутствии возможностей в сжатые сроки увеличить собственную добычу подтолкнули Украину избрать другой путь – пойти на сокращение закупок российского газа. Данное решение привело к нарушениям условий контракта. Так, согласно подписанному в 2009 года документу, Украина должна закупать у России 52 млрд. куб. м газа. При этом допускается без применения штрафных санкций снижение отбора газа на 20%. Однако еще в начале прошлого года в Украине активно обсуждалась тема возможного нарушения условий контракта. В итоге в 2012 году Украина закупила 33 млрд. куб. м российского газа. Резкое снижение закупок привело к штрафным санкциям, которые в «Газпроме» оценили в 7 млрд. долл.

Конфликтная ситуация с оплатой российского газа может иметь продолжение в нынешнем году. Во-первых, в конце 2012 года правительство Украины утвердило газовый баланс на 2013 год. Согласно этому документу, в текущем году украинская сторона намерена сократить закупки российского газа до 27 млрд. куб. м газа. Во-вторых, украинские власти заявили об отказе платить штрафные санкции, что будет сказываться на состоянии двусторонних отношений.

Беря на вооружение подобную стратегию, Киев сильно рискует. Конечно, вступление в строй газопроводов «Северный поток» и «Южный поток» не приведет к мгновенной переориентации российских газовых потоков, идущих через украинскую территорию. Сдерживающим фактором для осуществления подобных мер служат долгосрочные контракты «Газпрома» с европейскими странами, действие которых заканчивается в основном после 2020 года. Соответственно резкое снижение объемов прокачки российского газа через территорию европейских стран может обернуться штрафными санкциями, которые будут выдвинуты «Газпрому». Тем не менее позиция Украины будет подталкивать Россию к переориентации поставок газа на газопроводы «Северный поток» и «Южный поток».

Строительство всех четырех ниток «Южного потока» завершится к 2017 году, и уже к 2019 году газопровод должен выйти на полную мощность. С этого момента украинская труба может сталкиваться с дефицитом углеводородного сырья, необходимого для сохранения хотя бы на минимальном уровне ее рентабельности. Еще в 2010–2011 годах в Украине были опубликованы оценки украинских экспертов, согласно которым, украинская ГТС рентабельна в том случае, если через нее прокачивается порядка 60 млрд. куб. м газа в год. В итоге после введения в строй «Южного потока» и выхода на полную мощность «Северного потока» может сложиться ситуация, при которой рентабельность украинской ГТС приблизится к нулю. Уменьшение объемов прокачки российского газа через украинскую ГТС сократит поступления в украинский бюджет и снизит геополитическое значение Украины.

Киев ищет альтернативы российскому газу

Ответом Украины на строительство Россией обходных маршрутов стали усилия по поиску альтернативных источников газа. Одним из направлений политики Украины в этом вопросе стала организация поставок газа из европейских стран. Еще в сентябре 2011 года Украина и Словакия договорились обсудить возможность транспортировки природного газа в реверсном режиме.

Переговоры Киева с европейцами завершились подписанием соглашения о покупке газа у немецкой компании RWE. Пока объемы поставляемого газа в реверсном режиме весьма незначительны. Так, с ноября 2012 года Украина импортировала 57 млн. куб. м газа от компании RWE. Тем не менее Украина продолжает переговоры о расширении источников приобретения газа в европейских странах. В конце января 2013 года вопросы осуществления поставок газа из Европы в реверсном режиме вновь обсуждались в Брюсселе. Речь идет о поставках газа немецкой компанией RWE, а также через турецкие терминалы СПГ с транзитом по территории Болгарии и Румынии. Еще в сентябре 2012 года еврокомиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер заявил, что реверсные поставки газа через Словакию в Украину возможны к середине 2014 года.

В текущем году Украина намерена увеличить закупки газа у немецкой компании RWE по спотовым ценам. Рамочное соглашение о таких поставках было подписано в мае 2012 года. В целом газотранспортная система Украины способна принимать до 5 млрд. куб. м газа в реверсном режиме.

Другим направлением повышения энергетической безопасности Украины стало привлечение зарубежных компаний к добыче сланцевого газа. В январе текущего года Киев подписал договор с компанией Shell о разработке сланцевых месторождений. Украинские власти рассчитывают, что уже через пять–семь лет добыча сланцевого газа достигнет от 7 до 20 млрд. куб. м, что позволит стране полностью обеспечить себя газом.

В то время как Украина планирует решить энергетические проблемы за счет добычи сланцевого газа, во многих европейских странах интерес к нему падает. Работы по его добыче были свернуты или приостановлены в Венгрии, Швеции, Польше, Франции и Болгарии. В связи с этим надежды на сланцевый газ могут не оправдаться, а их роль в энергетическом балансе Европе окажется минимальной.

В обозримой перспективе альтернативные источники поставок газа в Украину вряд ли могут рассматриваться в качестве замены российским углеводородам. В лучшем случае речь может идти о дополнении к уже существующим российским поставкам газа.

Сжиженный газ усиливает конкуренцию

Возрастающее влияние на европейский газовый рынок оказывают поставки сжиженного природного газа. Основные производители СПГ – это Катар, Индонезия, Малайзия, Австралия и Нигерия. В последнее десятилетие цены на СПГ и на обычный газ сблизились, что сразу же обострило конкуренцию между производителями.

В ближайшие годы следует ожидать выход на европейский рынок США и Канады, которые намерены построить экспортные СПГ-терминалы. В Канаде мощность таких терминалов должна составить порядка 40 млрд. куб. м, а в США в перспективе намерены приблизиться к 100 млрд. куб. м газа в год. Введение в строй терминалов планируется к 2015 году. С их выходом на полную мощность рынок сжиженного газа приобретет глобальный характер и окажет серьезное влияние на состояние европейского рынка газа. В этом случае цены на газ, поставляемый по трубопроводам, будут находиться под сильным прессингом, вынуждая Россию и экспортеров из Каспийского региона к проведению гибкой ценовой политики.

Неопределенность газового рынка

Перемены, происходящие на европейском газовом рынке, в ближайшие годы могут получить свое дальнейшее развитие. Многое будет зависеть от темпов добычи каспийских углеводородов, сроков реализации трубопроводных проектов, а также динамики поставок СПГ и разработки сланцевых месторождений. Под влиянием этих факторов газовый рынок Европы, который на протяжении десятилетий регулировался долгосрочными контрактами, утрачивает свою стабильность.

Трубопроводы продолжают оставаться надежным инструментом российской политики. С их помощью Россия решает долгосрочные задачи, направленные на сохранение ведущих позиций в экспорте газа на европейский рынок. Однако чтобы сохранить лидирующие позиции в качестве основного поставщика углеводородных ресурсов, необходимо будет обращать внимание на новые тенденции, которые получают стремительное развитие на европейском газовом рынке. 


Сергей Сергеевич Жильцов - доктор политических наук

ng.ru/energy

  • Дата публикации: 12.02.2013
  • 666

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться