«Газпром»: таинственный гигант

«Газпром»: таинственный гигант

Коррумпированный, опасный, загадочный: нет другого предприятия в Европе, которое вызывало бы такую бурю эмоций, как гигант русской энергетической промышленности «Газпром», крупнейший в мире экспортер природного газа. Однако сотрудники этой могущественной корпорации придерживаются несколько иного мнения.

Если представить концерн в виде огромного живого организма, то его мозг находился бы в Москве, а сердце – далеко за Уралом. «Газпром» раскинулся так широко, что лишь с большого расстояния можно попытаться охватить взглядом хотя бы отдельную его часть. Потому в далеком провинциальном Сургуте все выше и выше поднимается в небо старенький транспортный вертолет и, рассекая лопастями сибирский воздух, кружит над тайгой. От края до края колышется зеленое море хвои, испещренное темными озерами, изрезанное протоками реки Обь, самые крупные из которых шире Эльбы, Дуная и Рейна вместе взятых.

Каждые пару минут на глаза попадаются трубопроводы и высоковольтные линии, змейкой вьются следы автомобильных покрышек. Глубокими шрамами чернеют они на болотистой пустоши, теряясь где-то за горизонтом. Неужели здесь живут люди? «Нет, не живут», – отвечает один из сотрудников «Газпрома». Эти следы могли быть оставлены десятки лет назад. Тайга ничего не забывает.

Здесь, в российском Ханты-Мансийском автономном округе еще в 30-е годы ХХ века по поручению Сталина инженеры безуспешно искали нефть. Их старания принесли плоды только в 1953 году, ознаменованном смертью диктатора, – тогда были открыты месторождения нефти и природного газа. Долгое время из-за сложностей с загрузкой и транспортировкой газ рассматривали как побочный продукт добычи нефти, однако осознав, наконец, огромную ценность этого сырья как источника тепла и света, советские специалисты соорудили 160-километровую сеть трубопроводов, связывающую месторождения газа воедино и облегчающую его транспортировку за границу. Самый крупный газоносный бассейн широким поясом тянется от северных морей до самого Кавказа. По прочным трубам природный газ устремляется через весь Урал на запад, в Центральную Европу и, в числе прочих, в Германию.

Вся эта сеть, помимо технического оборудования, включающая в себя банки, спортивные клубы и даже детскую радиостанцию, принадлежит одной компании – «Газпрому», крупнейшему в мире экспортеру природного газа. В этом широко разветвленном концерне задействовано порядка 450 тысяч сотрудников по всему миру. По данным 2009 года товарооборот «Газпрома» составил 70 млрд. евро, что лишь немного меньше, чем у крупнейшей в Европе энергетической компании «Эон» (E.on). Однако в «Газпроме» работает в пять раз больше сотрудников, чем в «Эоне», головной офис которого расположен в Дюссельдорфе.

Это расхождение говорит о многом: если бы акционерное общество «Газпром» было учреждено по западному образцу, его правление не было бы настолько многочисленным, а структура была бы куда более прозрачной. Это взяли бы на себя частные акционеры. Однако «Газпром» функционирует по другой схеме, с чем и связана такая бурная реакция общественности на позицию концерна. Критики действий Кремля смотрят на «Газпром» со страхом и злобой, а у ряда клиентов политизированность компании вызывает резкое недовольство.

В прошлом году, в разгар мирового экономического кризиса, положение промышленного гиганта слегка пошатнулось. Так как многим отраслям промышленности, в том числе и в Германии, требовалось меньше газа, доходы «Газпрома» существенно упали, от чего пострадал и государственный бюджет России. Кроме того, все больше и больше сжиженного газа поставлялось в Европу на танкерах. Все вышеперечисленное привело к тому, что в прошлом году немецкие импортеры впервые вынудили «Газпром» понизить цены на газ.

Название концерна образовано стяжением словосочетания «газовая промышленность». В 1992 году по указу президента Бориса Ельцина часть предприятия была приватизирована, что могло привести к постепенному переходу акций в руки олигархов. Этому помешал преемник Ельцина, Владимир Путин. Сразу после вступления на пост президента он назначил своего соратника Дмитрия Медведева председателем Совета директоров «Газпрома». Медведев, нынешний президент Российской федерации, уволил часть работников и не позволил концерну расколоться на тысячу мелких акционерных обществ.

В Германии «Газпром» связывают прежде всего с именем «кристально чистого демократа» Владимира Путина и с автором этого определения экс-канцлером Германии Герхардом Шредером, лоббирующим размещение трубопроводов «Газпрома» по дну Балтийского моря. Футбольные фанаты не преминут вспомнить также «Шальке 04», команду федеральной лиги, которую спонсировал «Газпром». Это лишь положительные отзывы. Многие немцы видят за «Газпромом» руку тянущегося к власти российского правительства, считая саму компанию излишне непрозрачной, коррумпированной и даже опасной. По сути «Газпром» представляет собой проекцию России и противоречивого к ней отношения со стороны немцев. Но что же думают о «Газпроме» в России?

Наш вертолет закладывает вираж и, покачиваясь в воздухе, снижается к небольшому промышленному комплексу, затерянному в глуши сибирского леса. Металлическая обшивка корпуса тускло поблескивает на солнце, дымовые трубы чернеют на фоне голубого неба. Это газокомпрессорная станция. Подобные установки разбросаны по всей равнине на расстоянии 200-300 километров друг от друга. В размещенных здесь турбинах, высотой в человеческий рост, природный газ уплотняется под давлением 75 бар. Затем молекулы газа двигаются по газопроводящей сети на скорости примерно 40 км/ч.

Эта станция была построена в 1979 году немецкой компанией «Маннесманн» (Mannesmann), в обмен на это западная Германия получила первые поставки газа. «Лучшее немецкое качество», – радуется начальник станции Виктор Гудемович, едва вертолет опускается на землю. На установку Германия предоставила двадцатилетнюю гарантию. На сегодняшний день прошел уже 31 год, и установка требует более частого технического обслуживания, во время проведения которого систему приходится отключать. Все-таки на нее падают значительные нагрузки в связи с широким диапазоном температур, от -70 до +40 градусов Цельсия. «Установка прекрасно работает, в то время, как фирма «Маннесманн» прекратила свое существование», – смеется Виктор. В 2000 году это некогда мощное промышленное предприятие было поглощено британской телекоммуникационной компанией Vodafoneи разделено на несколько частей. К счастью, пока государство владеет более чем 50% акций, «Газпрому» эта участь не грозит.

Немногие хотят что-либо менять в текущем положении дел, по крайней мере, в Сибири: работники газокомпрессорной станции получают около 1100 евро в месяц, что примерно в два раза больше средней заработной плате по стране. Однако специалисты «Газпрома» две недели работают в Сибири в 12-часовую смену. Поодаль от шумного компрессорного цеха находятся панельные дома, окруженные парком, в центре которого была возведена деревянная часовня, изнутри выкрашенная в белый и золотой цвета и украшенная иконами и орнаментами. На подоконниках в прекрасно обогреваемом спортивном зале выращивается зелень, а в близлежащем магазине можно купить все необходимое: от мятных леденцов до DVD. Но никакого алкоголя!

Те, кто желает отметить какой-либо праздник в духе русских традиций, с семьей или коллегами, может отправиться в принадлежащий концерну пансионат, расположенный на берегу озера в часе полета от установки. Хозяин пансионата угощает гостей филе осетра и ледяной настоянной на кедровых орешках водкой из трехлитровой бутыли. А если этого окажется мало? Большинству сотрудников «Газпрома» хватает.

Главным узлом империи «Газпром» является город Сургут. С 1960-х население этого сибирского административного центра возросло с 10 до 300 тысяч человек, большинство из которых ныне являются персоналом «Газпрома», «Лукойла» и «Сургутнефтегаза». Из-за суровых климатических условий здешние дома из бетона и стали, лишены балконов. Рядовые работники живут в плохо утепленных квартирах на окраине города и часто возмущаются тем, что снабжая энергией половину Европы, сами вынуждены доплачивать за отопление. В советское время такого не было.

По уровню доходов на душу населения Сургут занимает по России третье место, уступая лишь Москве и Санкт-Петербургу. В самом обычном супермаркете жители Сургута могут купить овощи из Франции, пиццу глубокой заморозки немецкой фирмы «Доктор Эткер», йогурты «Данон», пиво «Будвайзер», «Карлсберг», «Варштайнер» и двадцати других известных пивоварен. В наличии также вина Мозеля и Рейнгау, стоимость которых не превышает стоимости шампанского среднего качества. И все это жители Сургута могут себе позволить.

Москва находится в четырех часах полета на запад. Именно она управляет всем организмом «Газпрома». Его мозг, как говорят критики, находится в Белом доме, где заседает российское правительство, возглавляемое Путиным. Проехав пару станций метро, вы увидите островерхий небоскреб с серо-голубым фасадом. Это и есть головной офис «Газпрома», на деле являющийся всего лишь спинным мозгом. Он предназначен для того, чтобы быть в курсе событий и раздавать получаемые с самого верха приказы остальным органам этого огромного тела, отдельные части которого расположены даже в Берлине, Лондоне и Нигерии.

На восьмом этаже одного из флигелей этого тщательно охраняемого здания находится центральный диспетчерский пост, где, напряженно вглядываясь в экраны своих компьютеров, сидят несколько сотрудников. На стене находится экран размером четыре на десять метров, изображение на котором сменяется каждые несколько секунд, демонстрируя точную картину работы сети. Рядом со схематическим изображением трубопровода указываются данные о давлении и температуре. Затем на экране появляется полная картина, и глаз не в силах охватить весь размах империи «Газпрома» – от Балтийского моря до Тихого океана.

Под самым шпилем главной башни «Газпрома», в обшитом благородными породами дерева кабинете площадью 80 квадратных метров заседает Александр Медведев, заместитель председателя правления концерна и его «министр иностранных дел». Он прекрасно владеет английским языком, немного говорит по-немецки, его речь отличается мягким тоном. Он говорит фразы вроде «Наши конфликты с Украиной, а теперь и с Беларусью, ненужно политизированы», но в то же время утверждает, будто и не замечая противоречия: «Политика всегда была включена в наш бизнес». Около 20% российского бюджета составляют отчисления «Газпрома». Медведев с удовольствием говорит о футбольном клубе «Шальке» и Герхарде Шредере, «чей вклад он хотел бы особо подчеркнуть». Однако последний не принимает участия в заседаниях правления «Газпрома», а выполняет роль независимого наблюдателя.

«Это всего лишь пустые фразы, – говорит Валерий Панюшкин, журналист и литератор, сидя в глубине зала небольшого ресторанчика в студенческом квартале Москвы. – В девяностые «Газпром» представлял угрозу для государства». Пользующиеся дурной славой олигархи и богатые частные предприниматели намеревались тогда прибрать концерн к рукам. Путин сорвал их планы, чем и заслужил любовь народа. «А сегодня «Газпром» превратился в инструмент и магазин самообслуживания российского правительства». Им нужны работники «Газпрома», чтобы тянуть из земли ее природные богатства. За это правительство готово хорошо платить и гарантировать медицинскую страховку и пенсионное обеспечение. «А до остальных русских – учителей, ученых, врачей – им нет никакого дела», – говорит Панюшкин.

Задумчиво чертя на клочке бумаги линии, круги и квадраты, он говорит о коррупции и отмывании денег. Документов, подтверждающих каждый эпизод у него нет, но это не мешает ему публиковать свои тезисы. Карательных мер он не боится. В России его книги почти никто не читает, так что власть имущие попросту не обращают на него внимания. В Германии автор, однако, завоевал определенную популярность.

Руководители «Газпрома» слишком тесно связаны с правительством и к тому же так далеки от реальной жизни, что уже просто не в состоянии понять недовольство рядовых граждан, говорит Панюшкин. Он вспоминает о своем визите в особняк главы «Газпрома» Алексея Миллера. Убранство дома напоминает санкт-петербургскую галерею Эрмитаж. На полу в гостиной лежит шелковый ковер, который должен заменяться, если на него упадет хоть крупица сигаретного пепла. В мире Миллера все просто. «Он думал, что когда «Газпром» будет ассоциироваться с именем экс-канцлера Герхарда Шредера, то репутация концерна в Германии моментально улучшится, – говорит Панюшкин. – Ну и? Получилось?»

Еще три часа в самолете – и мы в Берлине. Здесь, в этой самой важной для экспорта стране, «Газпром» тщательно заботится о своем имидже, и не только благодаря экс-канцлеру. На Маркграфенштрассе в самом центре Берлина, в офисном здании песочного цвета, находится «Газпром-Германия», одно из самых крупных, – судя по годовому обороту в 8 млрд. евро, – предприятие Берлина, а значит и крупнейший налогоплательщик. Из Берлина «Газпром-Германия» и дочернее предприятие ZNBпродают газ в двадцать стран Европы и Центральной Азии. Рука «Газпрома» тянется и в Берлин – продавая газ и получая деньги. Только в 2009 году берлинский филиал направил в Москву около полумиллиарда евро прибыли.

Немецкое представительство «Газпрома» было открыто еще в 1990 году Гансом-Йоахимом Горнигом, авторитет которого в этой отрасли был неоспорим еще во время существования ГДР. В узких кругах этого почти семидесятилетнего мужчину знают как скромного и остроумного человека, избегающего ненужной публичности. Его очень возмущает негативный образ «Газпрома» и России, создаваемый средствами массовой информации.

Однако в конце июля настало время перемен и для Горнига. Заместитель руководителя «Газпрома» Медведев отправился в Германию, где в отеле «Регент», на берегах реки Шпрее представил нового главу «Газпром Германия» Владимира Котенева, получившего известность в Берлине как «посол приемов». Шесть лет Котенев был представителем «Газпрома» в Германии и ему действительно удалось улучшить имидж России, по крайней мере, в глазах политиков и глав компаний, – в основном, за счет шикарных приемов, которые устраивали он и его жена.

Представляя Котенева, Медведев нашел нужные слова: компания ожидает от него «агрессивной и эффективной работы, обогащенной новыми идеями», что потребует также его дипломатических качеств. Котенев, нынешний глава «Газпром Германия», в свою очередь заметил: «Нужно положить конец представлениям о «Газпроме» как о некой демонической организации».

Как невозможно составить четкий и односторонний образ страны, так и «Газпром» противится обобщениям и схематичности, и едва ли мы когда-либо сумеем это сделать. Есть ли в этом громадном организме коррупция? Несомненно. Но могли ли мы два года назад представить, что крупнейшие немецкие концерны «Сименс», «Даймлер» или MAN будут выплачивать многомиллионные штрафы за то, что их управляющие на протяжении многих лет тайно нарушали принципы честной конкуренции? Возможно, чтобы хоть как-то понять все это, мы должны немного удалиться от Германии и взглянуть на ситуацию со стороны.

Kevin P. Hoffmann, "Der Tagesspiegel", перевод  - Наталья Коношенко

  • Дата публикации: 28.10.2010
  • 946

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться