Испытание нефтью

Испытание нефтью

В конце прошлой недели цены на нефть марки Brent на мировых рынках пробили психологически важный уровень в 100 долл. за баррель. И хотя это не помешало индексу Dowjones закрыться в пятницу на самом высоком уровне с докризисного лета 2008 года, западные аналитики опасаются, что повышательный тренд может спровоцировать новый виток глобального экономического кризиса.

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), в 2010 году основные страны, входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), импортировали сырой нефти в общей сложности на 790 млрд долл. – на 195 млрд долл. больше, чем в 2009-м. Евросоюзу повышение цен обошлось в 70 млрд долл., США – в 72 млрд долл., Японии – в 27 млрд долл. Сумма подорожания импортированной нефти составила почти 0,5% суммарного ВВП стран – членов ОЭСР, а общий счет составляет сегодня для ЕС 2,1% ВВП, для США – 1,95%. Главный экономист МЭА Фатах Бироль отмечает, что эти цифры близки к тем 2,2% ВВП, которым равнялась цена импорта нефти в страны ОЭСР в 2008 году, накануне финансового кризиса.

В первой половине января цены на российскую нефть марки Urals составляли в среднем 90,6 долл. за баррель, в то время как в рекордном 2008 году они достигали "всего" 94,4 долл./барр., а в 2010-м – 78,2 долл./барр. Однако я рискну предположить, что в этот раз мировая экономика успешно выдержит подобное испытание.

Кризис 2008 года не был спровоцирован нефтяными ценами. За период с 2004 по 2008 год общая стоимость импортированной в страны ОЭСР нефти выросла на 480 млрд долл. (1,2% ВВП). В двух важнейших регионах – США и ЕС – рост цен был существенно сдемпфирован: в США за счет роста внешнеторгового дефицита и госдолга, что позволяло покупать нефть фактически за свеженапечатанные доллары; в ЕС за счет роста евро в 2004-2008 годах, что сделало рост цен на нефть гораздо менее заметным. Кризис был порожден внутренними причинами – раздуванием пузыря на рынке недвижимости в США и долговыми проблемами в зоне евро, — и на его преодоление правительства ведущих стран за последние два года потратили в 7-10 раз больше средств, чем на оплату дорожающей нефти. С 2008 года госдолг США вырос с 10,0 до 13,9 трлн долл., а сейчас планируется повышение лимита заимствований до 15,6 трлн долл., так что дополнительные траты в 50-60 млрд долл., которые потребуются, если нефть закрепится выше 100 долл./барр., не станут главной причиной замедления экономики.

Кроме того, следует иметь в виду еще два фактора.

Экономики ведущих стран становятся менее энергозависимыми. В начале 80-х суммарная стоимость потребляемых в США, ЕС и Японии энергоносителей достигала 14,4,  11,2 и 9,6% ВВП этих стран, тогда как в 2008 году – 7,9, 4,9 и 3,4% (сейчас даже немного меньше). Удельная энергоемкость ВВП сократилась в США в 1980-2008 годах на 35-40%, в ЕС – более чем вдвое. Повышение цен на нефть будет стимулировать технологические инноваций. Не стоит забывать о позитивном эффекте высоких нефтяных цен на разработку альтернативных источников энергии: именно они привели к развитию добычи "тяжелой" нефти и сланцевого газа, а также ветровой, солнечной и ядерной энергетики. Повышение цен на нефть до 120 долл. и даже 160 долл./барр. не убьет западные экономики, а скорее сделает их более эффективными и креативными.

Значительная часть прироста спроса на нефть сегодня обеспечивается Китаем и новыми индустриальными странами Азии (доля Китая и Индии в дополнительном спросе на нефть в 2008-2035 годах оценивается экспертами МЭА в 54% от общего увеличения спроса в мире). Между тем темпы экономического роста в этих странах (в 2010 году они составили в Малайзии 6,8%, в Индии – 8,8, в Китае – 10,2, во Вьетнаме – 11,2, в Сингапуре – 14,8%) свидетельствуют: дорогая нефть – не препятствие для уверенного экономического развития. Дополнительные расходы на ее покупку лишь немного выровняют глобальный экономический дисбаланс, выражающийся в излишнем накоплении валютных резервов азиатскими странами.

Угроза мировой экономике исходит не от цен на нефть, а от внутренних диспропорций в развитых странах и излишней финанциализации их экономик, позволяющей случаться разрушительным кризисам. Цена на нефть в пределах 100-120 долл./барр. выглядит уже не спекулятивной, а скорее естественной – и закрепление ее в данном диапазоне вряд ли представляет серьезную угрозу.

Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества, "Известия".

 

  • Дата публикации: 18.01.2011
  • 443

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться