Каспийские игры

Каспийские игры
В середине ноября компания BP заявила о завершении детального изучения деятельности блока нефтегазового месторождения Азери–Чираг–Гюнешли (АЧГ) в азербайджанском секторе Каспия в связи с его эксплуатацией. По сути, это заявление стало промежуточным результатом скандала, разразившегося в первой половине октября с подачи президента Азербайджана Ильхама Алиева, публично выступившего с обвинениями в адрес компании ВР, оператора крупнейших нефтегазовых проектов в регионе Каспийского моря.

На протяжении последних трех лет наблюдалось падение объемов добычи нефти с месторождений АЧГ, что шло вразрез с прогнозами BP. По прогнозам на 2012 год, производство должно составить 35,6 млн. тонн, однако Баку считает, что в лучшем случае по итогам года будет добыто 33 млн. тонн.

В начале октября президент Ильхам Алиев, выступая на заседании кабинета министров, посвященного итогам социально-экономического развития республики за девять месяцев 2012 года, связал снижение добычи нефти на месторождениях Азери и Чираг с грубыми ошибками международного консорциума (Азербайджанская международная операционная компания), оператором которого является компания BP. В результате объем суммарных недополученных доходов Азербайджана составил более 8 млрд. долл. Алиев обвинил ВР в неисполнении ожидаемых планов добычи и соответственно в недополучении страной значительных сумм.

Главной причиной падения добычи нефти представители ВР называют технические проблемы, связанные с утечкой газа на добывающих платформах, обнаруженной еще в 2008 году. В связи с этим работа на платформе Центральный Азери была приостановлена на несколько месяцев для выяснения причин аварии. Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) было поручено обеспечить вместе с BP и прочими участниками контракта стабилизацию нефтедобычи с блока АЧГ.

Начиная с середины октября в Лондоне и Баку состоялась серия переговоров между руководством ГНКАР и ВР. Результатом стало решение о подготовке программы стабилизации добычи нефти на блоке АЧГ. Также было решено, что ВР продолжит исполнение функций оператора, хотя условия соглашения допускают возможность его смены. Между тем, несмотря на проявленное официальными представителями ВР согласие с претензиями официального Баку и фактическое принятие предложенных «правил игры», проблема спада объема добычи с блока месторождения АЧГ никуда не исчезла, более того, она носит фундаментальный характер. По оценкам экспертов, блок АЧГ уже не выйдет на ожидавшийся максимальный уровень добычи, что естественным образом вызвало разочарование инвесторов, более не желающих вкладывать деньги в разработку месторождений.

Вместе с тем следует понимать, что деятельность ВР в азербайджанском секторе Каспия не ограничивается исключительно разработкой месторождений в рамках «Контракта века»: компания является оператором и других нефтегазовых проектов, в том числе и перспективного газоносного месторождения Шах-Дениз, добыча новых объемов газа со второй стадии которого намечается на 2017 год. Не случайно в рамках консультации с партнерами после официального обвинения BP в нарушении контракта на разработку АЧГ в азербайджанском секторе Каспия президент ГНКАР Ровнаг Абдуллаев остановился на успехах сотрудничества с британской компанией, прежде всего в области разработки и поставки в Европу газовых ресурсов с месторождения Шах-Дениз. Это может свидетельствовать о том, что проблема стабилизации добычи нефти с АЧГ превращается уже не столько в чисто экономический вопрос, сколько в политический.

В этой связи стоит напомнить, что к середине 2013 года правительству Азербайджана предстоит сделать выбор в пользу одного из двух газотранспортных проектов (NabuccoWest или TAP), выделенных консорциумом «Шах-Дениз» в качестве приоритетных для поставки голубого топлива в страны ЕС. От того, по какому из двух маршрутов пойдет азербайджанский газ, зависит многое, в том числе и будущий формат «Южного энергокоридора». В ЕС уже начинают звучать заявления, в соответствии с которыми выбор в пользу менее мощного проекта ТАР, ориентированного на страны Южной Европы, будет способствовать более глубокой интеграции, прежде всего Греции и Италии, в европейское пространство и стабилизации зоны евро. В то же время NabuccoWest является более привлекательным с экономической точки зрения: с большей пропускной способностью и возможностью дальнейшего расширения по мере роста объемов добычи природного газа, а также с перспективой строительства Транскаспийского трубопровода, открывающего доступ к ресурсной базе Туркменистана.

По словам официального представителя консорциума Nabucco Кристиана Долезала, к концу года ожидается достижение соглашения о партнерстве с консорциумом «Шах-Дениз», которое будет включать в себя соглашения потенциальных акционеров. Основной целью является учет взаимных интересов, а также создание цепочки нужных элементов – Nabucco–TANAP–«Южный коридор». При этом речь не идет об итоговом решении по выбору маршрута трубопровода, поскольку оно остается за правительством Азербайджана. Последнее же заинтересовано в том, чтобы консорциум «Шах-Дениз» имел контрольный пакет в проекте NabuccoWest, поскольку газовые запасы страны не ограничиваются лишь одним месторождением. Здесь как раз и содержится конфликт интересов, поскольку предложения ГНКАР не находят полного понимания у акционеров NabuccoWest. И в этой связи значимой будет позиция, занимая компанией ВР, которая является оператором проекта с долей в 25,5%.

От того, какой из маршрутов в итоге будет выбран, зависят объемы, а также темпы инвестиций в разработку Шах-Дениза-2 (на полноценную разработку требуется около 20 млрд. долл.). Очевидно, Баку заинтересован в начале промышленной добычи газа со второй стадии в намеченные сроки и в нужных объемах, какое бы решение по маршруту поставок газа в Европу ни было принято. Тем более что от своевременного запуска Шах-Дениза-2 зависит и будущее азербайджано-турецкого проекта TANAP.

Учитывая тот факт, что ВР является оператором проекта «Шах-Дениз-2», а также возникшие проблемы в рамках разработки АЧГ, не стоит удивляться тому, что британская компания подвергается давлению и вынуждена идти на уступки. Так, на должность президента компании BP Azerbaijan был назначен Гордон Биррел, который до этого руководил технической безопасностью и операционными рисками в добывающем подразделении BP. Кроме того, в компании BP Azerbaijan сообщили, что до конца года завершится процесс опережающего бурения в рамках Chirag oil project (увеличение добычи нефти на блоке азербайджанских месторождений АЧГ). После завершения бурения в море будет отправлен опорный блок новой платформы Западный Чираг (стоимость Chirag oil project оценивается в 6 млрд. долл.). Руководство компании выражает надежду на то, что строительство новой платформы позволит довести нефтедобычу до максимума.

Однако эти надежды могут так и остаться благими пожеланиями, поскольку предпринимаемые на данный момент и притом в ускоренном порядке компанией ВР действия способны лишь стабилизировать уровень добычи нефти на АЧГ, да и то в обозримой перспективе 4–5 лет. Затем можно ожидать падения объемов добычи до 10% в год.

Таким образом, вина ВР в рассматриваемом контексте является несколько преувеличенной – на то есть вполне объективные причины, которые проявились не сегодня и даже не вчера, но имеют устойчивый тренд на протяжении последних лет. В то же время положение компании, являющейся оператором крупнейших нефтегазовых проектов в азербайджанском секторе Каспия, превращает ее в объект для информационных и административных атак.

Георгий Сергеевич Ковалев - исполнительный директор Института каспийского сотрудничества.

ng.ru
  • Дата публикации: 15.01.2013
  • 540

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться