Кризис «Набукко»

	 Кризис «Набукко»

Проект строительства газопровода «Набукко», имеющий политическую подоплеку - оттеснение России от транспортировки газа Центральной Азии и Южного Кавказа в Европу, - переживает кризис. Несколько ведущих участников проекта заявили о своём желании отказаться от «Набукко». Однако США с их активной энергетической дипломатией в постсоветских странах намерены не дать проекту умереть.

О кризисе «Набукко» впервые открыто заговорили в конце января сего года, когда официальный представитель министерства энергетики Турции заявил, что турецкие власти больше не намерены оказывать политическую поддержку этому проекту. От участия в консорциуме по строительству «Набукко» Турция не отказалась, но стала оказывать предпочтение Трансанатолийскому газопроводу (TANAP), по которому газ со второй очереди азербайджанского месторождения «Шах-Дениз» через Грузию должен поступать в Турцию и далее в ЕС. Одновременно Турция разрешила России строительство в своих территориальных водах главного конкурента «Набукко» - газопровода «Южный поток».

Примечательно, что незадолго до этого и министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз, и премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган выражали полную уверенность в том, что «Набукко» будет построен. Правда, в Вашингтоне и Брюсселе уже тогда стали в этом публично сомневаться. Представитель госдепартамента США по вопросам энергетики Европы и Азии Ричард Морнингстар заметил, что строительство такого крупномасштабного газопровода потребует значительных сроков и могут возникнуть проблемы с ресурсной базой.

А 23 апреля премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что венгерская нефтегазовая компания MOL вышла из консорциума по строительству «Набукко». Главным мотивом такого решения Будапешта стало удорожание проекта, стоимость которого возросла с 7 до 24-26 млрд. евро. В середине мая о возможности выхода из проекта заявил немецкий энергетический концерн RWE, также недовольный ростом стоимости «Набукко» и отсутствием гарантированной ресурсной базы. Выход двух ведущих европейских компаний ставит консорциум перед необходимостью поиска новых партнеров, закрытия или же существенного урезания масштабов проекта.

Туркмения и Азербайджан, которые должны были обеспечить ресурсную базу «Набукко», оценивают будущее проекта осторожно. В середине декабря, когда на Западе были открыто высказаны сомнения в реалистичности «Набукко», президент Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) Ровнаг Абдуллаев не расценил это как крах проекта. «Пока мы не сделали выбора в пользу какого-либо маршрута транспортировки азербайджанского газа в Европу, - заявил он журналистам, - все поступившие предложения тщательно изучаются». Судя по всему, выиграет в этом состязании проектов всё же Трансанатолийский газопровод. Однако по поводу его строительства между Анкарой и Баку сохраняются существенные разногласия. Первоначально планировалось, что ГНКАР получит в проекте 80%, а две турецкие государственные компании – нефтепроводная корпорация BOTAŞ и нефтяная компания TPAO –по 10%. Однако запланированное на конец марта подписание контракта не состоялось, так как турецкие компании потребовали себе равной с ГНКАР доли. Азербайджан, намеревающийся продать часть своей доли британской BP и норвежской Statoil, с перераспределением долей не согласен. В результате проект Трансанатолийского газопровода пока остается на бумаге.

В Ашхабаде в отношении «Набукко» демонстрируют оптимизм. В марте директор Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркмении Ягшигельды Какаев на заседании правительства заявил об успехах, достигнутых на прошедшей в Брюсселе трехсторонней встрече по Транскаспийскому газопроводу, который должен обеспечить как минимум половину всей ресурсной базы «Набукко». Президент Г. Бердымухамедов в связи с этим отметил, что Туркмения уверенно наращивает свое присутствие на ведущих энергетических рынках мира и реализует «крупные проекты в области создания многовариантной газотранспортной системы». Впрочем, при отсутствии решения по правовому статусу Каспия заявления эти скорее отражают намерения, чем говорят о реальных планах. Морские границы между Ираном, Азербайджаном и Туркменией не определены, и не понятно, по чьей именно территории пройдет Транскаспийский газопровод, даже если предположить, что его удастся построить вопреки позиции Москвы и Тегерана. Иран настаивает на таком разграничении Каспия, при котором каждому из пяти прибрежных государств должно достаться по 20% его акватории; доли Азербайджана и Туркменистана при этом существенно сократятся.

Короче, попытки реанимации «Набукко» будут. Политическая заинтересованность Запада в создании альтернативного «Южному потоку» газопровода сохраняется, Баку и Ашхабад тоже надеются добиться здесь выгоды. По словам министра промышленности и энергетики Азербайджана Натига Алиева, в настоящее время готовятся два нормативных документа по «Южному газовому коридору», первый из которых носит политический характер, а второй представляет собой межправительственное соглашение между Ашхабадом и Баку по строительству Транскаспийского газопровода. Политическую поддержку этим усилиям оказывает Вашингтон, интерес которого состоит в том, чтобы оторвать в энергетическом, транспортно-коммуникационном и экономическом отношении южные страны СНГ от России. Один из последних шагов в этом направлении – назначение спецпредставителя госдепартамента США по вопросам энергетики Европы и Азии Ричарда Морнингстара послом в Азербайджане. Ранее он неоднократно выступал в поддержку Транскапийского газопровода, высказываясь в том смысле, что России, мол, до его прокладки не должно быть дела. Один из вариантов реанимации «Набукко» - строительство более дешевого и короткого газопровода «Набукко-Вест», который пройдет от турецко-болгарской границы до австрийского города Баумгартена. Его длина составит около 1300 километров и уменьшится по сравнению с первоначальным вариантом «Набукко» в три раз. В случае реализации проекта Траснанатолийского газопровода азербайджанский газ со второй очереди «Шах-Дениз» будет поступать в Европу по «Набукко-Вест». Однако проект строительства Транскаспийского газопровода при этом лишается смысла, поскольку мощности TANAP для транспортировки туркменского газа в Европу явно не хватит.

Кризис «Набукко» повышает шансы российского «Южного потока», который проблем с финансированием, выбором маршрута и ресурсной базой не испытывает.

 

Александр Шустов

Фонд стратегической культуры 

  • Дата публикации: 25.05.2012
  • 414

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться