Сланцевая лихорадка

Сланцевая лихорадка

В США идет газовая революция. Американцам хочется перетести то революционное пламя за океан. Решено начать с Польши.

Пространство между Далласом и Форт Ворт по самый горизонт выглядит как типичное американское предместье. Оба города сливаются в один, поглощая несколько меньших, оказавшихся в околице. А вместе они создают четвертый по величине метрополисный массив в США. Этот мегагород, называемый Северным Техасом, пронизывают широкие автострады, бегущие через скопления одноэтажных, односемейных домов. Вдоль дорог располагаются мотели, бары, магазины, автозаправочные станции, церкви различных верований. Время от времени из того одноэтажного пейзажа выстреливает в небо буровая установка, около которой увиваются буровики. Некоторые башни, стоящие рядом с постройками, окружены высокими звукоотражающими экранами. Северный Техас переживает ту же лихорадку, что и в начале минувшего столетия. Только на этот раз она не нефтяная, а сланцевая.

Фотр Ворт является столицей американской газовой революции. Полторы мили под ним начинается бассейн Барнетт – второе по величине американское месторождение сланцевого газа. Пятнадцать графств Северного Техаса – это теперь самый большой в США регион по добыче этого нетрадиционного топлива.

О том, что тут есть залежи сланца – твердых скал, содержащих органическую материю, из которой выделяется метан, – знали здесь со времен Джона В. Барнетта – геолога, который открыл их в конце девятнадцатого столетия. Однако только в 1980 году появились технологии, дающие шанс на эксплуатацию тех нетрадиционных залежей газа: горизонтальное бурение и гидравлическое создание трещин, то есть подземное крошение скал с помощью воды, подаваемой под высоким давлением. Первые пробы были сделаны в Форт Ворт в небольших масштабах, поскольку стоимость добычи газа в соотнесении с его обычной ценой была непропорционально высокой. Только потом, уже в 90-х годах, когда цены на газ начали расти, эксплуатация сланцев стала выгодной.

Дополнительный толчок дали федеральные власти и власти штата. Налоговые послабления и либерализация некоторых предписаний (особенно  касающихся использования воды) создали такие условия, что сланцевый бизнес стал двигаться. И не только в Техасе, но и в других штатах, поскольку на территории США есть полтора десятка больших и малых полей, содержащих нетрадиционный газ. Самое большое из них – Мацелиус – на Восточном побережье страны.    


Сланцевый туризм

Благодаря огромным залежам и поддержке государства, возник целый промысел, связанный со сланцевым газом: фирмы, ведущие бурение и осуществляющие гидроразрывы в сланцевых пластах, структуры, строящие трубопроводы, производящие оборудование, материалы, обеспечивающие соответствующий сервис. Острая конкуренция между ними привела к тому, что стоимость эксплуатации стала падать. А газ на мировых рынках дорожал все быстрее. Америка освободилась от необходимости импортировать сжиженный газ. Более того, появилась информация, что она стала его экспортировать. Пока только виртуально: американские фирмы попросту перепродают ранее законтрактованный в арабских странах сжиженный газ, поскольку у себя потребителей уже не находят. Появляются в США и собственные предприятия по сжижению газа.   

Эджклифф Вилидж – небольшое и спокойное местечко на периферии Форт Ворт. Поблизости бежит международная автострада номер 35. Съехав с нее, можно легко попасть на под – так называется небольшая территория, на которой стоит буровая установка и идет бурение первой добывающей скважины. Таких участков в околице десятки. В самом Эджклифф Вилидж будет пробурено несколько таких скважин. Все они врезаются в месторождение Барнетт, затем на глубине двух километров горизонтально расходятся в разных направлениях. После создания гидроразрывов в скалах начнется добыча газа и подача его на поверхность. К  этому времени участок уже будет огражден, а трубы, выходящие из земли, закрыты специальными перемычками, соединенными с хранилищами, поскольку выходящий из земли газ влечет за собой некоторые количества воды, которая осталась в месторождении после образования трещин. На поверхности земли вода должна быть отделена, а газ пойдет в трубы.

Но Эджклифф Сают одновременно является и строительной площадкой. Ревут генераторы и работающие буровые, скрежещут трубы, потому с трудом можно разобрать пояснения сотрудника концерна ChesapeakeEnergy, который, уже несколько утомленный, сопровождает польского вице-министра иностранных дел Беату Стельмах, польских специалистов и журналистов. Несколько дней перед этим приезжала китайская делегация. Все хочется увидеть, как американцы это делают. На самом деле, сама технология не является тайной, однако всех интригует американское ноу-хау. В организации и умении использования технологий и кроется секрет сланцевой революции. 

 

Выдавливание газа из скал

Бурение одной скважины длится 20-30 дней. Затем буровая установка передвигается на новое место и создается новая скважина, потом новая, потом новая… Следующим шагом является создание трещин в сланцевых скалах на глубине методом гидроразрывов. Тогда на участке бывает наибольшая толкотня, поскольку появляется десятка полтора больших грузовиков с оборудованием. Самой большой проблемой является вода. Если нет возможности подать ее по трубам, воду надо возить большими цистернами. На один раз требуется 85-100 цистерн воды. Участок в то время напоминает большой паркинг.

Сланцевый газ – это постоянное бурение и гидроразрывы, потому что если традиционный газ скважина выдает на протяжении 20-25 лет, то в случае со сланцевым за два года 60 процентов газа оказывается уже извлеченным, его поступление резко падает. Новейшие и наиболее производительные скважины, принадлежащие концерну Chesapeakeв месторождении Барнетт, дают 0,3-0,5 миллиона кубометров газа в день. Но потребуются новые скважины, а затем снова новые. И проведение новых гидроразрывовов в сланцевых скалах. Выдавливание газа из скал немного напоминает выжимание воды из губки. Для здешних жителей это занятие несколько надоедливое, тем более, что бурение ведется и днем, и ночью. Правда, проблемой гидроразрывов можно заниматься только днем. Местные предписания требуют согласия собственника соседствующей недвижимости, если бурение производится ближе 1000 футов метров от его дома (около 300 метров). И его не может быть ближе 600 футов (200 метров). Тем не менее, техасцы стойко терпят бурение даже сразу за их забором.

– Это штат, который вырос на нефти и газе. Здесь люди уже привыкли, – поясняет польский инженер, который еще с 80-х годов работает в техасском нефтегазовом промысле. – Потому Техас и соседняя Оклахома имеют самые либеральные предписания, регулирующие поиск и добычу этих видов сырья. В той же Пенсильвании бурение скважин и извлечение газа прямо в городе было бы просто невозможным.

– У нас более строгие предписания, действующие в штате и локальных местностях, нежели федеральные законы, – возражает Джулия Г.Вильсон – вице-председатель ChesapeakeEnergy, отвечающая за добычу газа в черте города.

Концерн является одним из нескольких, действующих в бассейне Барнеттигг. Он прилагает много усилий, чтобы получить общественное одобрение тому, чем занимается. Для этого проводятся пропагандистско-образовательные акции, встречи с местными жителями, консультации. Фирма старается убедить, что поиск и добыча газа не несут угрозы для безопасности и здоровья, что получение газа ведется надежным и постоянно контролируемым способом, что потребление воды не так уж велико, как твердят противники сланцевого газа, что средства для проведения гидроразрывов в скальных пластах тоже не опасны и экологичны, а выброс углекислого газа не превышает допустимых норм. А еще подчеркивается: несмотря на то, что добыча газа ведется здесь дольше всего, не случилось никакой более-менее серьезной экологической аварии.

Легенда Техаса

Однако быстрее всего одобрение сланцевому газу дает доллар. Согласно американскому законодательству собственник земли является одновременно владельцем минеральных ресурсов, находящихся под ней. Не так, как в Польше, где частная собственность заканчивается на глубине два метра от поверхности земли, а все, что глубже, принадлежит государству. В США каждая фирма, желающая добывать газ, должна получить согласие владельцев участков на этой территории и подписать с ними соглашение на условиях аренды. Затем она делает разовую выплату, впоследствии – процент от стоимости добытого газа.

Благодаря таким правилам, много техасцев во времена нефтяной горячки стало миллионерами. Но и современные зарабатывают немало. На том и построена легенда Техаса, которая хорошо отражена в фильме «Великан» (с Джеймсом Дином), посвященном истории одного скотовода, который стал богатым нефтевладельцем. Так и теперь собственник ранчо около Биг Хилл с гордостью рассказывает о своем скоте, но признается, что на территории его ранчо есть уже две газовые скважины и одна нефтяная, которая дает 200 баррелей в сутки. А каждый баррель – это полтора десятка долларов...

Поэтому теперь жители Северного Техаса, услышав о планируемом бурении, вместо протестов, ищут подтверждения собственности на землю и уточняют, распространяется ли она на минеральное сырье, так как эти права разделены, и иногда один владеет землей, а другой – тем, что под ней находится. Затем они организуются, нанимают юристов и ведут переговоры о ставках аренды, о праве контроля добычи.

– Chesapeakeстал для нас манной небесной, восторгается семья Джулии и Джена Димокка, которые получили значимую добавку к пенсии за счет денег от газа. Семья Нейстел рада, что, купив несколько лет назад делянку земли в Форт Ворт, она получила право на обладание сырьем и теперь, благодаря сланцевому газу, имеет деньги на оплату налогов и жизнь. Такие примеры можно найти в брошюре „Royaltyowners”, которую в Форт Ворт распространяет ChesapeakeEnergy. В 2010 году концерн выплатил собственникам недвижимости 252 миллиона долларов. А с начала добычи газа в бассейне Барнетт в карманы местных жителей попало уже 1,34 миллиарда долларов.

Поддержка для газа строится также политикой концернов, которые берут на работу здешних работников, охотно поддерживают учебные и культурные заведения. Кроме того, энергетическая отрасль – это опора экономики Техаса.

Газовая революция

Американцы склоняют к сланцевому газу не только своих сограждан, но и хотят распространить новый источник энергии на целый мир. Отсюда и наступление американской администрации, которая не только агитирует другие страны пойти их путем, но даже определяет, сколько у кого есть газа. В Польше, как сосчитало американское энергетическое агентство, его более пяти триллионов кубометров. Откудаоназнает? Попросту так преподнесено, хотя польские геологи убеждают, что на основании десяти скважин трудно назвать какую-либо правдоподобную цифру.

Почему нам это подсовывают? Вот как все поясняет специальный посланец госсекретаря США Ричард Л. Морнингстар по делам энергетики во время конференции «Польская газовая революция – энергетика, безопасность, политика», организованной Институтом Джеймса Бейкера в Хьюстоне. Американцы в сланцевом газе видят шансы на перенос энергетического центра тяжести из нынешних нестабильных регионов, обеспечивающих мир углеводородами. Главное, что газоносные сланцы есть где-то еще. Если Китай, Индия, Европа благодаря собственным месторождениям сланцевого газа уменьшат свою зависимость от импорта энергетического сырья, это будет на пользу миру, убеждают американцы.

– Почему мы заинтересованы в том, чтобы в Польше стали добывать сланцевый газ? – спрашивал Ричард Морнингстар и сам же формулировал ответ. – Потому что Польша – это наш  союзник, потому что мы понимаем глобальное значение энергетического сырья, потому что Польша зависит от импорта газа.

Американцы не скрывают, что в том крестовом походе им важно ограничить роль России как сырьевой базы Евросоюза. Потому полагают, что Польша вместе с иными странами региона (Болгария, Румыния, балтийские страны) избежит опасности введения Брюсселем предписаний, ограничивающих добычу сланцевого газа.

Кроме таких геополитических аргументов есть и более приземленные, о которых американцы говорят не очень охотно. Европа стала шансом для дальнейшего развития американской добывающей отрасли, которой стало тесно за океаном. Сланцевая революция в США привела к перепроизводству газа, а экспортировать его пока нет возможности. Цена этого сырья теперь упала до 100 долларов за 1000 кубометров. Во многих случаях она уже ниже стоимости добычи. Длянастакиецены– этомечта. Мыплатим«Газпрому» ужепочти500 долларовза1000 кубометровгаза. Американцы видят, что в Польше у них есть шанс продать технологии, услуги, а также неплохо заработать, ведя добычу. Отсюда присутствие в Польше таких американских гигантов, как ExxonMobil, Chevron, ConocoPhillips, Marathon Oil, Halliburton или Schlumberger.

Остается только вопрос: удастся ли Европе достигнуть того уровня, который за океаном привел к  значительному снижению стоимости добычи? Там действуют тысячи буровых установок,  в Европе их не больше сотни. Из них большинство в Польше. И удастся ли получить общественное одобрение без участия собственников недвижимости в газовых прибылях?

Адам ГЖЕШАК

  

Источник: «Политыка» (Польша)

Перевел с польского Яков Алексейчик

 

  • Дата публикации: 13.11.2011
  • 558

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться