Старушке Европе выбивают зубы

Старушке Европе выбивают зубы

В Латинской Америке в последние годы нередко случались скандалы, связанные с выдавливанием иностранных инвесторов из перспективных проектов, особенно в энергетике. Больше всего таких случаев имело место в Венесуэле, руководимой бескомпромиссным борцом с империализмом Уго Чавесом. Однако последние скандалы связаны не с ним: в начале мая в Аргентине была национализирована компания Yacimientos petroliferos fiscales (YPF), 57% акций которой принадлежали испанскому энергетическому концерну Repsol. Аргентинские власти отобрали его долю (оставив испанцам лишь 6% акций), объяснив это тем, что Repsol недостаточно инвестировал в нефтедобывающую отрасль, выводил прибыль за пределы страны в виде дивидендов, а также экспортировал слишком много нефти, вместо того, чтобы поставлять ее на внутренний рынок (регулируемый и потому менее прибыльный). В Буэнос-Айресе утверждают, что Repsol получал от YPF около 15% своей прибыли, но в геологоразведку в Аргентине вкладывал лишь 0,2% от общего объема инвестиций. Поэтому в период с 1999 по 2011 гг. разведанные запасы нефти компании YPF сократились на 40%, газа – на 47%, а добыча упала, соответственно, на 38% и 25%. В итоге в прошлом году впервые за последние четверть века Аргентина вновь стала нетто-импортером энергоресурсов: в страну ввезли на $3,3 млрд углеводородов больше, чем экспортировали. Так что ситуация потребовала вмешательства государства в деятельность хозяйствующего субъекта. А президент Аргентины Кристина Фернандес-Киршнер преподнесла это решение как новый этап в борьбе южноамериканских народов с зависимостью от бывших колонизаторов.

Почти одновременно с Аргентиной иностранные энергетические активы решил прибрать к рукам и президент Боливии, индеец крайне левых взглядов Эво Моралес. Первого мая он отметил день солидарности трудящихся, экспроприировав акции боливийской "дочки" испанской энергетической компании Red Electrica Espanol (REE) . И при этом на всякий случай отдал приказ вооруженным силам взять под контроль имущество компании.

Реакция Испании на проделки латиноамериканцев последовала незамедлительно, но была чисто вербальной. В частности, в отношении Аргентины с заявлением выступил глава МИД Хосе Мануэль Гарсия-Маргальо: он указал на неправомерность подобной национализации, призвал Евросоюз лишить Аргентину таможенных льгот и подать на нее в суд. Аналогичное заявление было сделано по боливийскому делу. Затем Мадрид направлял в Южную Америку своих эмиссаров – чтобы на месте разрулить проблему. Не удалось.

Брюссель выступил в защиту европейского бизнеса еще менее конкретно. В обоих случаях Еврокомиссия всего лишь указала на недопустимость подобной экспроприации и выразила надежду, что правительства Аргентины и Боливии выплатят справедливую компенсацию испанским инвесторам. Причем, когда стало известно о национализации в Боливии, представитель ЕК призвал не проводить параллелей с аналогичными событиями в Аргентине. Дескать, преждевременно говорить о том, что экспроприация европейских активов в Латинской Америке нарастает как снежный ком. Интересно, сколько еще должно произойти таких случаев, чтобы Брюссель произнес что-нибудь вроде "тенденция, однако"?

Repsol смирился с потерей активов в Аргентине, но требует, по крайней мере, справедливой компенсации: $46 за акцию, что в сумме составит порядка $9 миллиардов. Такую сумму Буэнос-Айрес, разумеется, никогда не заплатит. На что испанцы могут рассчитывать, свидетельствует недавняя национализация крупнейшей авиакомпании страны – Aerolineas Argentinas: ее бывшему владельцу, испанской Marsans, был выплачен всего 1 (один) песо. И судиться с Аргентиной бесполезно, поскольку суд может длиться годами, а тем временем Аргентина наверняка ухудшит условия для других испанских компаний на своем рынке (коих там работает немало, в отличие от аргентинских компаний в Испании). В итоге пока единственное, чем смог ответить Repsol Буэнос-Айресу, – он разорвал контракт на поставку Аргентине газа в зимние месяцы. Это, пожалуй, единственное уязвимое, с точки зрения Испании, место Аргентины: страна, обладающая третьими по величине запасами сланцевого газа, вынуждена покрывать 30% своих потребностей в голубом топливе за счет импорта. Для разработки углеводородов не хватает инвестиций, и, по идее, теперь их должно стать еще меньше.

Однако политика европейских энергетических компаний заставляет усомниться в этом. Так, в тот самый день, когда Эво Моралес прибрал к рукам активы REE, Repsol заключила с боливийской государственной корпорацией Yacimientos Petroliferos Fiscales Bolivianoc (YPFB) соглашения по геологической разведке двух крупных месторождений углеводородов на территории Боливии. Испанскую компанию не смутил печальный опыт соотечественников, и она продолжает реализацию своих инвестиционных планов, предусматривающих вложение в ТЭК Боливии $640 млн в течение пяти лет. Кстати, именно 1 мая представитель Repsol посетил Боливию, чтобы открыть вместе с Моралесом газораспределительную станцию на совместно осваиваемом месторождении газа. А газ с него должен пойти на экспорт в Аргентину, только что лишившую Repsol собственности!

Видимо, совсем плохи дела у испанцев, если крупный энергетический концерн идет на такие сделки. Собственно, в Испании тоже началась национализация: в начале мая государство взяло под свой контроль "посыпавшийся" четвертый по величине банк страны – Bankia. Тем не менее ситуация в банковском секторе продолжает ухудшаться, страна стремительно теряет доверие финансовых рынков, бюджетный дефицит не удается снизить до согласованных параметров, безработица достигла 25% экономически активного населения, Мадрид взывает о помощи к ЕС. В общем, долговой кризис настолько ослабил родину конкистадоров, что они вконец утратили боевой дух...

Андрей МИЛОВЗОРОВ

Утро.ру

  • Дата публикации: 29.05.2012
  • 449

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться