В Европе «сланцевая революция» осложнена политическими противостояниями

В Европе «сланцевая революция» осложнена политическими противостояниями

"Сланцевая революция" факт уже как несколько лет. Действительно, в настоящее время она происходит, в основном, в США, но там сланец быстро превратился в game changer. В Европе будет намного сложнее по ряду причин: налицо политические проблемы и общественное мнение, регуляторные режимы по владению полезными ископаемыми и концесинными договорами совершенно другие. С другой стороны, я считаю, что есть место для разведки и добычи сланцевого газа и на „Старом континенте“, в том числе, и в Болгарии. Перспективы не выглядят столь мрачными.

В ближайшем будущем США не смогут стать основным поставщиком газа на европейские рынки. Но с уверенностью можно сказать, что Европейский союз продолжит работать по своей газовой диверсификации. На континенте уже работают по новым проектам по терминалам по газификации и регазификации сжиженного газа и страны рассчитывают и на газ из США. В долгосрочном плане Вашингтон начнет экспортировать значительные объемы газа природного газа, в том числе, и в Европу.

Что может затруднить поставки газа, добытого из сланца, в Европу? Речь идет о долгом и сложном процессе. О буме сланцевого газа начали говорить еще в 2008 году, то есть необходимо время для того, чтобы данное открытие было „принято на вооружение“ и в Европе. Общественное мнение все еще очень тяжело воспринимает сланец, но тут уже встает вопрос и о коммуникационных кампаниях в каждой отдельной стране.

Действительно, Европа гораздо более густо населена и у нее другие традиции, включая и правовое регулирование добычи ископаемых, но в долгосрочном плане не вижу проблем для разведки и добычи сланцевого газа. Неизбежно будем наблюдать усовершенствование технологий. В настоящее время мораторий на сланец наложен лишь в нескольких странах ЕС. К сожалению, Болгария находится в их числе. Наш мораторий настолько жесткий, что запрещена разведка месторождений, что неправильно. Нельзя по стратегическим вопросам принимать решения под давлением улиц.

 

Что касается стран Восточной Европы, то ситуация в каждой отдельной стране различная. Польша достигла наибольшего прогресса в данной области. Действительно, там был один негативный доклад американской Exxon-Mobil, но остальные нефтегазовые компании остались работать на польской территории.

В Болгарии же вряд ли ожидается снятие моратория раньше лета 2013 года, когда пройдут парламентские выборы. Я считаю, что это потерянное время для страны. В конце концов, нам нужно разведывать свои недра и понимать, есть ли в них газ и возможна ли промышленная эксплуатация будущих месторождений. Добыча же – отдельная история, но и там технологиям предстоит развиваться.

Что же касается темы конкуренции между поставщиками сланцевого газа и Газпромом, то могу сказать, что сегодня у Газпрома нет полной монополии в Европе. Поставки газа в Германию, например, в 2010 году имеют следующую структуру: из России – 33%, из Норвегии – 28%, из Голландии – 21%, собственная добыча – 11%, а на пятом месте – доставка из третьих стран. В Болгарии же абсолютная другая ситуация - 85% - Газпром, 15% – газ из Черного моря. Начиная с 1974 года, у нас один поставщик из-за рубежа и один-единственный маршрут. Потому для нас газовая диверсификация является очень важной темой, хотя Болгария и не является большим потребителем (2,5 – 3 млрд. кубометров в год). Я считаю, что сотрудничество в данной сфере между ЕС и РФ сохранится и будет развиваться, так как оно важно для обеих сторон. С другой стороны, собственная добыча должна иметь место, особенно в таких небольших государствах как Болгария, где импортируют 85%-90% потребляемого газа. Потому сланец является важной опцией и для Софии.

Что касается Газпрома, то этой компании при взаимодействии с ЕС необходимо учитывать ту уникальную гибридную модель, которая включает в себя и спотовые рынки, и долгосрочные контракты. В Европе долгосрочные соглашения о поставке газа не только из России, но и, например, из Норвегии, подвержены серьезному давлению и игроки на рынках должны приспосабливаться к такому вызову.

Так или иначе, заключение контрактов должно происходить на основе взаимовыгодности и взаимоуважения. Я разделяю принцип: „Honesty is the best policy“.

Добавлю и личный совет. Нужно хорошо подумать и о возможном, «третьем луче», «Южного потока», который бы связывал Болгарию с соседними Македонией и Албанией.

Валентин Стоянов, консультант, экс-советник Комиссии по энергополитике при Парламенте Болгарии

Источник: Центр энергетической экспертизы

  • Дата публикации: 18.09.2012
  • 499

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться