Возвращение Газпрома

Возвращение Газпрома

Распад Советского Союза в декабре 1991 года стал полной катастрофой для всех 15 стран, возникших из расчлененных останков СССР.

Сейчас, два десятилетия спустя, энергетические активы вновь стекаются под контроль и влияние самого крупного в Евразии энергетического концерна «Газпром» - подобно каплям ртути, вылившейся из разбитой молотком колбы.

Все новые постсоветские государства столкнулись с тремя видами проблем: это сильнейшая гиперинфляция, временное усиление националистической политики, и что самое важное, необходимость выбираться из-под обломков союзной системы, которые внезапно завалили территории бывших советских республик.

На этой свалке отходов самыми важными были системы связи, транспорта и энергетики бывшего СССР. Создание новых отношений между странами, возникшими после распада Советского Союза, было длительным и мучительным процессом, особенно в связи с тем, что все три системы работали как единое целое, обслуживая весь Советский Союз, а не его отдельные республики.

Из этого вышеупомянутого наследия легче всего решались проблемы с транспортом и связью: подмазать свежей краской вагоны, придумать название для новой национальной железнодорожной компании – и все, проблема решена.

Но настоящей головной болью для постсоветских государств стала энергетическая инфраструктура бывшего СССР. Изначально  она создавалась в интересах всего СССР. Советский Союз только в конце 1970-х начал экспортировать свои энергоресурсы; и в 1991 году эти энергоресурсы, газо- и нефтепроводы, а также линии электропередачи превратились в национальную собственность, которую следовало эксплуатировать с максимальной выгодой, даже если для этого нужно было наносить удары по экономике бывших братских советских социалистических республик, расположенных по соседству.

И организацией, получившей в руки такую многокилограммовую кувалду, стала принадлежащая Российской Федерации государственная газовая компания «Газпром».

Из всех постсоветских энергетических активов наибольший интерес для Газпрома представляли два.

В бедных энергоресурсами западных республиках СССР, особенно на Украине и в Белоруссии, с середины 1970-х годов начали создавать обширную трубопроводную сеть, которая не только обслуживала внутренние потребности, но и использовалась для поставок советского газа на бурно развивавшиеся рынки Европы - несмотря на неодобрительное отношение администрации Рейгана.

А дальше на восток интерес представляли газовые месторождения советских «станов» в Центральной Азии, которые использовались для обеспечения внутренних потребностей СССР, где газ продавался с большой скидкой; а газ, добываемый в РСФСР, можно было поставлять на Запад – богатым европейским капиталистам.

Два произошедших недавно события указывают на то, что Газпром продвинулся на этой шахматной доске в обоих направлениях.

Во-первых,  в начале июля премьер-министр Белоруссии Михаил Мясникович заявил, что Минск готов продать Газпрому трубопроводную систему страны «Белтрансгаз». Белорусское правительство противилось этому шагу на протяжении двух десятилетий.

В чем причина такого решения? Огромный долг, который накопился у Белоруссии перед Газпромом за поставки природного газа, хотя газ этот поставляется по льготным ценам.

Дальше к востоку Газпром усиливает свое влияние на Казахстан, занимающий на постсоветском пространстве второе место по добыче энергоресурсов, и являющийся ближайшим союзником России в Центральной Азии, хотя эта большая страна стала любимицей западных энергетических компаний благодаря своим каспийским месторождениям. В этом месяце Газпром объявил, что ввел зятя казахстанского президента Нурсултана Назарбаева Тимура Кулибаева в состав своего совета директоров. Глава Газпрома Алексей Миллер отметил, что кандидатура Кулибаева это хороший выбор, потому что  у России и Казахстана общие интересы в нефтегазовой сфере, и что Газпром планирует осуществлять в этой стране крупные проекты. Учитывая то, что у Казахстана нет выхода к морю, это может означать только одно – трубопроводы.

Кулибаев, являющийся председателем совета директоров КазМунайГаза, также занимает должность председателя правления Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына», который управляет акциями государства в целом ряде ключевых отраслей страны, включая КазМунайГаз, и располагает активами на сумму 80 миллиардов долларов.

Что это значит для западных энергетических компаний, которые за последние двадцать лет вложили более 80 миллиардов долларов в развитие казахстанских энергетических активов? Это непонятно – но, как заметил один аналитик, «американцы играют в шашки, а русские в шахматы». Если пользоваться этой метафорой, то похоже, что Путин приближается к тому, чтобы объявить шах и мат западному проникновению в область энергетики на постсоветском пространстве.

Оригинал публикации: The Return of Gazprom

Источник:"OilPrice" (США), ИноСМИ

  • Дата публикации: 20.07.2011
  • 472

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться