«Наша цель заключается в создании экономических выгод от снижения выброса парниковых газов»

«Наша цель заключается в создании экономических выгод от снижения выброса парниковых газов»

Проблемы экологии и глобального изменения климата уже давно волнуют мировое сообщество. На вопросы читателей The Financial Times, в том числе и корреспондента портала  EnergoBelarus.by, ответил Джеймс Кэмерон, заместитель председателя “ClimateChangeCapital”, организации, консультирующей по вопросам борьбы с глобальным потеплением и поддерживающей проекты по снижению негативного воздействия промышленности на окружающую среду.  

Цены на нефть и возобновляемые источники энергии.

– Как повлиял недавний рост цен на нефть на будущее возобновляемых источников энергии? Каковы перспективы этих технологий в Восточной Европе?

Наталья Коношенко, EnergoBelarus.by

– Перепады цен на нефть и растущая обеспокоенность вопросами энергетической защищенности государств приведут к повышению спроса на экологически чистую энергию и увеличит объемы инвестиций в эту область.

В Восточной Европе наблюдается высокий спрос на органическое ископаемое топливо. Но наиболее разумной реакцией на последние тенденции является повышение энергоэфективности не только в легкой и тяжелой промышленности, но и в быту и социальной среде. Этот шаг даст возможность обеспечить часть энергетического сектора возобновляемыми источниками. На сегодняшний день мы оказываем консультационные услуги по развитию масштабного сектора чистой энергии в Восточной Европе.

Страны этого региона могут обратиться за помощью в приобретении начального капитала на развитие экологичной инфраструктуры в Европейский инвестиционный банк или Европейский банк реконструкции и развития.

Время прекращать торговлю эмиссионными квотами*?

 

 – Из торговли квотами на эмиссии парниковых газов (ETS) извлекают выгоду только воры, торговцы и банкиры. Похоже, она никак не способствует предотвращению «глобального изменения климата». Не пора ли приостановить проект и признать свое поражение? 

 

Хью Шерман, Incoteco

– В Вашей формулировке столько заблуждений и неточностей! Прежде всего, именно новый рынок, и ни что иное, создал стоимость. Сам факт того, что проект привлек внимание мошенников, указывает на наличие стоимости товара. В любую рыночную систему заложена потенциальная возможность для коррупции и мошенничества. И это касается не только рыночной экономики; и при авторитаризме, и при коммунизме, всегда будут те, кто ищет возможность получить власть за счет других. Вор – он и есть вор. Он должен быть уличен и наказан.

До создания проекта ETS любая компания могла осуществлять выброс парниковых газов в любых количествах и абсолютно безнаказанно. Но после введения соответствующего законодательства они уже не столь свободны в действиях, а за сокращение выбросов в атмосферу получают от системы определенные бонусы. Все просто.

Каждое заключенное соглашение было направлено на благо всего общества, позволяя значительно сокращать выброс парниковых газов. Но люди чересчур сосредоточены на финансовой стороне вопроса.

Торговая деятельность вторична по отношению к инвестированию в экологические проекты. И кстати, торговцы и банкиры могут потерять свои деньги. Так однажды и случилось, когда многие неверно рассчитали динамику спроса и предложения в системе, зависящей от решений правительства.

Для своего функционирования система, защищающая общественные интересы, практически не нуждается в государственных денежных средствах. Истощенная казна может пригодиться где-нибудь в другом месте. У нас нет иного выхода, кроме как заставить систему работать.

Снижение объемов выброса углекислого газа.

Несмотря на все вышесказанное, торговля эмиссионными квотами – не панацея от всех бед. Наша цель заключается в создании экономических выгод от снижения выброса парниковых газов, и не важно, как это будет достигаться – через государственное регулирование, налоги или комбинацию других факторов. Грамотное воздействие на политику должно привести к стимулированию инновативного подхода и создать существенные преимущества снижения выбросов в больших объемах.

Торговля эмиссионными квотами – это форма регулирующего инструмента, который создает подобные выгоды по всему экономическому пространству, невзирая на географические границы. И это работает! Если мы застопорим весь процесс, мы признаем свое поражение. Мы сами отдадим победу в руки тех, кто предпочитает сидеть на месте и ничего не делать, чтобы остановить глобальное изменение климата. У нас нет готовых альтернатив, и мы лишь потеряем время, пытаясь с нуля создать что-то новое.

Если у вас нет других предложений, как значительно снизить объемы выброса, действуя через барьеры, создаваемые государственными границами и политическими системами, – то ваш лучший вариант сконцентрировать свои усилия на том, чтобы добиться от Европейского союза 30%-го снижения выбросов, что значительно повысит спрос. И если у вас есть рычаги воздействия на Японию, привлеките и их к данному процессу, направив к созданию собственной системы эмиссионных квот. Что касается Китая, то, насколько мы можем судить, он запустит систему в действие в ближайшие пять лет.

Расширение сферы торговли эмиссионными квотами.

Каковы, по Вашему мнению, трудности в распространении программы торговли эмиссионными квотами на другие отрасли промышленности (например, авиацию) с учетом недавней приостановки действия соглашений из-за сбоя в системе защиты некоторых национальных регистров, что привело к краже финансовых отчислений Евросоюза?

Джорджина Кроухерст, Clyde& CoLLP

– Я положительно отношусь к включению в систему торговли эмиссионными квотами авиационной отрасли, равно как и корабельной промышленности – ведь неясно, почему они должны быть свободны от контроля над их объемами выбросов.

Авиация.

Вероятно, мы несколько преувеличили угрозу, которую авиация представляет для климата. Поскольку деятельность авиакомпаний постоянно находится на виду, мы отреагировали чересчур бурно, заявив об аморальной стороне туризма и путешествий. Несомненно, авиация вносит свою лепту в ухудшение экологической ситуации: 2-3% от мировых выбросов парниковых газов и эта цифра постоянно растет. Однако даже несмотря на это, данная отрасль не заслужила той волны протестов и того позора, который довелось вынести ее представителям. Я действительно думаю, что долгие годы авиакомпании были в меньшей мере восприимчивы к изменениям и несколько тормозили процесс перехода к более экологичному функционированию. Но сама идея о том, что представители той или иной отрасли промышленности требуют субсидий на разработку биотоплива, не давая ничего взамен, – просто абсурдна.

В авиационной промышленности грядут перемены; они будут заключаться в новых видах топлива, в более легких материалах, в проектировании и инженерии, в инфраструктуре, методах воздушного контроля, в более рациональных маршрутах движения и более энергоэффективных терминалах и, конечно, в снижении объема отходов от производства и функционирования.

Конечно, авиационной промышленности весьма трудно сократить спрос на полеты, однако и для них найдется несколько удачных решений, в частности, касательно длительных рейсов. Я считаю, это правильно, когда компания выплачивает некоторый минимум за тот ущерб, который она наносит окружающей среде. А выплаченные деньги могут быть направлены в другие отрасли, в полном соответствии с принципом системного принятия решений.

Американская ассоциация работников воздушного транспорта (IATA) предложила ввести эту систему на добровольных началах. Они убеждены в эффективности данного решения. Я со своей стороны настроен скептически, хотя и открыт для этой возможности. Ассоциация должна найти собственные методы воздействия на своих участников и определить свои честолюбивые планы по снижению выбросов парниковых газов в атмосферу.

Судоходство.

На настоящий момент в области кораблестроения наблюдается невероятный прирост эффективности, и это необходимо грамотно использовать. Если сегодня вы построите судно, то оно будет на 30% эффективнее и экономичнее, чем сконструированное два года назад. Само собой, топливо является весьма дорогостоящим сырьем, и именно этот фактор влияет на сокращение прибыли в мировой экономике.

В июне Международная морская организация (IMO) определит стандарт энергоэффективности в кораблестроении и судоходстве, но он будет применим исключительно для новых судов, сконструированных с недавнего времени до 2015 года. Подобного ограничения, конечно, недостаточно.

Несомненно, меры безопасности и регуляторы рынка эмиссионных квот нуждаются в дальнейшем усовершенствовании. Недавняя приостановка продаж стала предупреждением, и для того, чтобы не потерять доверие участников договора, решить эту проблему нужно как можно скорее.

Примечание переводчика:

Торговля эмиссионными квотами (торговля квотами на эмиссии парниковых газов) – рыночный инструмент снижения выбросов парниковых газов в атмосферу; считается более эффективным методом, чем запреты или правительственные предписания. Идея была разработана в 1968 году экономистом Джоном Дейлсом, предложившим создать рынок прав на загрязнение. Правительство устанавливает определенный максимальный объем суммарной загрязняемости, а затем распределяет квоты. Сертификаты находятся в свободной торговле, что делает цену на них зависимой от спроса. Эмиссии, совершенные без квоты, облагаются штрафом. Данная система может работать на межгосударственном уровне, когда государства с низким расходом энергии могут продавать свои квоты на загрязнения государствам с высоким потреблением невозобновляемых энергоносителей

 

The Financial Times, перевод – Наталья Коношенко

http://blogs.ft.com/energy-source/2011/02/04/james-cameron-answers-your-questions-part-one/


  • Дата публикации: 07.02.2011 17:06
  • 759

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться