Продать «Белтрансгаз» дорого и купить газ дешево Минск хочет одновременно

Продать «Белтрансгаз» дорого и купить газ дешево Минск хочет одновременно

Покупка «Газпромом» второго 50-процентного пакета акций «Белтрансгаза», еще вчера казавшаяся делом фактически решенным, может затянуться на неопределенный период. Белорусской стороне кажется недостаточным получить за свой некогда стратегический актив только деньги. В нагрузку к 2,5 млрд. долларов Минск надеется выбить еще и газ по приемлемым ценам.

О предметном интересе «Газпрома» к полному контролю над белорусской трубой премьер-министр России Владимир Путин заявил еще в середине марте в Минске, куда приезжал по интеграционным делам. Тогда же была названа и вероятная сумма сделки — 2,5 млрд. долларов. Ровно столько, сколько «Газпром» заплатил в свое время за первые 50% акций «Белтрансгаза». При этом уже тогда Путин, словно предвидя желание белорусской стороны урвать с этой сделки по максимуму, попросил не навязывать России каких-либо дополнительных условий.

Два с половиной миллиарда, которые «Газпром» предложил за вторую половину «Белтрансгаза» — сумма не малая, учитывая острую потребность Беларуси в валюте. Тем более что российская сторона не раз отмечала переоцененность белорусского актива и намекала на то, что с ее стороны покупка 50% «Белтрансгаза» можно рассматривать не только как сугубо коммерческую сделку, но и как своего рода финансовую помощью соседнему государству.

К тому же, продажа «Белтрансгаза» хорошо вписывается в программу приватизации госактивов, оговоренную в условиях предоставления кредита от ЕврАзЭС. Выручив за «трубу» 2,5 млрд. долларов, Беларусь разом закрывала годовую программу привлечения средств от приватизации.

Однако официальный Минск никак не желал выводить за рамки переговорного процесса вопрос о ценах на газ.

«Речь идет не просто о продаже — продали и забыли. Надо, чтобы предприятие работало, чтобы трубы были связаны, чтобы шел транзит, определенные средства шли в бюджет. Одновременно мы ведем работу и по прогнозу цен», — говорил 20 мая премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович.

Через несколько дней источник в органах госуправления подтвердил БелаПАН, что белорусская сторона рассчитывает подписать договор о продаже «Белтрансгаза» в пакете с соглашением об условиях поставки и транзита российского газа.

27 мая Владимир Путин заявил, что переговоры по увеличению доли «Газпрома» в «Белтрансгазе» до 100% находятся в завершающей стадии, а решение может быть принято в ближайшее время. Однако выдвигаемые белорусской стороной условия Путин оставил без комментария.

6 июня глава «Газпрома» Алексей Миллер говорил о покупке «Белтрансгаза» почти как о свершившемся факте — сделка находится «в очень-очень высокой степени готовности». Но на этот раз сторона покупателя не стала отмалчиваться по поводу выдвигаемых белорусским правительством дополнительных условиях. Миллер прямо заявил, что «Газпром» не намерен увязывать покупку «Белтрансгаза» и переговоры по цене газа.

«Вопрос покупки акций и новый контракт — два новых документа, и не надо в один документ пытаться вписать разные договоренности», — сказал Алексей Миллер.

Понимания между сторонами, очевидно, нет абсолютно.

Уже на следующий день после однозначного заявления Миллера первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко, отметив фактически стопроцентную готовность договора о продаже акций, не менее однозначно заявил, что поставка газа по внутрироссийским ценам должна быть обязательным условием продажи «Белтрансгаза».

Получать газ по внутрироссйиским ценам — давняя мечта официального Минска. И когда-то это было действительно выгодно, так как разница между ценой газа, допустим, в Смоленске и ценой того же газа в Минске отличалась существенно. Однако ныне «Газпром» переходит на новую систему ценообразования, предполагающую равнодоходность поставок как для внешних, так и для внутренних потребителей. Однако в Минске не теряют надежды и в такой ситуации выбить для себя максимально низкие цены. Аргументы белорусской стороны — участие Беларуси и России в Едином экономическом пространстве, где для всех должны быть созданы равные конкурентные условия.

«Ныне действующий контракт заканчивается 31 декабря этого года. Сейчас мы обсуждаем проект контракта на 2012-2014 годы, и в этом контракте заложены принципиально новые подходы, — объяснял сегодня журналистам Владимир Семашко. — Эти подходы основаны на том пакете соглашений, которые мы подписали 9 декабря 2010 года, создавая Единое экономическое пространство».

Семашко напомнил, что в числе 17 подписанных документов есть и бумага, касающаяся создания единого газового рынка. «Это один из базовых документов, где оговорено, что Беларусь и Россия должны синхронно выйти на равнодоходные цены к 2015 году», — отметил первый вице-премьер.

«Это предполагает совершенно другую систему ценообразования, а для нас — другие цены, подходы. Мы сейчас ведем переговоры, и если два этих вопроса сходятся (цена на газ и продажа «Белтрансгаза»), то мы готовы хоть сегодня подписать два документа — контракт на поставку газа и контракт на продажу пакета акций «Белтрансгаза», — отметил Владимир Семашко.

Что именно просит Минск у России на газовых переговорах, пояснил заместитель министра экономики Беларуси Анатолий Филонов. По его словам, Беларусь надеется получить понижающий коэффициент к цене газа и намерена настаивать на пересмотре договора по поставкам газа.

«Например, если Россия планирует выйти на равнодоходность для «Газпрома» поставок газа на экспорт и на внутренний рынок к 2014 году, то примерно и мы к этому периоду должны подойти к такому уровню цен. Это позволяет создать равную конкурентную среду для наших производителей. В настоящее время мы находимся в неравных условиях — у нас цены на энергоносители гораздо выше», — пояснил Филонов.

Как отметил замминистра экономики, Беларусь намерена поднять этот вопрос на ближайшем заседании союзного Совмина.

Схожая ситуация в конце 2009-го — начале 2010-го годов складывалась вокруг нового договора о поставках в Беларусь сырой российской нефти. Выдвинутые Россией условия Беларусь приняла в штыки. Еще бы, ведь Москва высказала намерение обложить всю поставляемую в Беларусь нефть стопроцентной пошлиной, а это на корню рубило все еще прибыльную белорусскую нефтепереработку. Стороны, в конце концов, договорились о компромиссном варианте, от которого Минск, правда, ничего не выиграл. Но в той истории в переложении на день сегодняшний любопытно вспомнить, какие доводы приводила белорусская сторона.

Минск активно сопротивлялся, напирая как раз на тот же аргумент, который выдвинул и сегодня по газу — Таможенный союз и будущее Единое экономическое пространство, в котором никаких пошлин быть не должно в принципе, а условия хозяйствования должны быть равными.

Российская сторона, напомним, аргументы белорусских переговорщиков не восприняла, хотя Беларусь даже пыталась, уже после подписания договора, оспорить правомочность взимания пошлин в Экономическом суде СНГ.

Газ и нефть всегда идут рядом. Это основные статьи российского дохода и главное оружие Кремля. И у Москвы есть убежденность, что эти два инструмента их экономической политики дают ей возможность всегда вести переговоры с позиции силы. Ведь это не России нужен газ — у нее этого добра пока хватает. Газ нужен Беларуси.

А вот на вопрос, нужен ли «Газпрому» полный пакет акций «Белтрансгаза», утвердительно ответить сегодня нельзя. Ведь то, что Минск считает своим «фамильным серебром», Россия, активно строящая обходные трубопроводы, вполне может назвать «фамильным металлоломом».

  • Дата публикации: 08.06.2011
  • 246

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться