Эксперт: Падение добычи нефти в России начнется через 5-6 лет

Эксперт: Падение добычи нефти в России начнется через 5-6 лет
Аналитики PriceWaterhouseCoopers недавно опубликовали прогноз развития добычи сланцевой нефти, который предрекает значительное падение цен на "черное золото", что сулит России потерю значительной части ВВП. С просьбой прокомментировать реалистичность такого прогноза "Росбалт" обратился к директору Фонда национальной энергетической стратегииКонстантину Симонову.

— Разделяете ли вы опасения экспертов PriceWaterhouseCoopers?

— Реализация этого сценария возможна только при идеальных условиях. Дело в том, что объем добычи нефти в США очень сильно завязан на ценовой фактор (внутренние цены на электричество, так и внешние — на сырую нефть). Теоретически мы можем говорить о снижении цен на нефть. Но этот вариант мы можем рассматривать, если Саудовская Аравия решит, что ей нужно идти на демпинг, чтобы сохранить свой рынок.

Часто говорят, что США откажутся от импорта нефти, та хлынет на другие рынки и вытеснит российскую. Но если взять прогнозы BP или ExxonMobil до 2030 года, они по-прежнему настаивают на том, что спрос на нефть будет увеличиваться. Закат эпохи нефти в перспективе 15-20 лет пока никто не предвидит. Даже МЭА и Министерство энергетики США таких прогнозов не дают.

Не стоит забывать, что в целом в мире спрос на энергоносители будет увеличиваться. Это первый фактор, который не надо сбрасывать со счетов. Во-вторых, объем традиционной нефти, производимой в мире, будет сокращаться. Ряд производителей будут уходить с рынка, как, например, фактически ушла Великобритания, где добыча нефти рухнула. То же самое будет происходить и с Норвегией. Это случилось бы быстрее, если бы Россия не принимала странных решений вроде разграничения "серой" зоны. Для меня это абсолютно непонятный ход.

— Почему?

— Норвегия не могла вести добычу и геологоразведку в части морской акватории. И при Медведеве мы разделили эту зону, фактически подарили Норвегии огромную часть шельфа, решив территориальный спор. После этого Норвегия, естественно, увеличила инвестиции в геологоразведку в этой зоне и стала задумываться, зачем ей участвовать в Штокмане и других российских проектах. То есть мы сами себе зачем-то создаем трудности. Никто так и не объяснил, зачем мы это сделали, какой был мотив, что мы от этого выиграли.

Есть и другая "страшилка" для производителей традиционной нефти — под названием Ирак. Это действительно, наверное, последний большой резерв легкодоступной нефти на планете. Но в целом масштаб иракского фактора тоже преувеличен. Конечно, Ирак будет оказывать влияние на рынок, добыча там будет расти. Но при этом мы тоже должны понимать, что в Ираке достаточно большие политические риски. Например, не решена проблема курдов. Как только увидели деньги, начали ссориться. И там проблем довольно много.

Некоторые сомнения есть даже по Саудовской Аравии. Ряд геологов утверждают, что она преувеличивает данные по запасам, и сомневаются, что в перспективе 20 лет она будет способна удерживать нынешние объемы добычи. Это тоже фактор, который надо иметь в виду.

Но гораздо страшнее для России не то, что в США будет рост добычи нефти. У нас скоро начнется падение своего производства. Это фактор гораздо более реальный. Если бы мы не прислушивались к прогнозам, которые говорили, что наша нефть не будет нужна, могли бы легко увеличить поставки в Европу в последние 2 года за счет иранского эмбарго. Потому что наша нефть идеально подходила для замены иранских сортов. Там даже заводы не надо перенастраивать. Но у нас этой нефти физически не было. Поэтому всю эту маржу сняла Саудовская Аравия, моментально нарастившая поставки.

— Из-за чего в России упадет добыча?

— В России по-прежнему 60% добычи приходится на Ханты-Мансийский округ. Это провинция, запущенная еще в советское время. Она дала уже гигантское количество сырья, но не может вытягивать на себе добычу десятилетиями. И добыча в этом регионе начинает падать. Альтернативы же вводятся очень медленно. У нас новые проекты, к сожалению, запускаются очень неактивно.

Во-вторых, мы медленно используем технологии увеличения нефтеотдачи с существующих месторождений. Почему это происходит? Причина одна: неразумная налоговая политика, которая не стимулирует инвестиции ни в новые проекты, ни в браунфилды (реанимацию стареющих месторождений — ред.). То есть все сводится к государственному регулированию отрасли, которое остается на довольно низком уровне.
  • Дата публикации: 11.03.2013
  • 305
  • Источник:
  • "Нефть России"

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться