Газ – российский, правила – европейские

Газ – российский, правила – европейские

Россия останется главным "газовым придатком" Европы как минимум до середины XXI в. – серьезной альтернативы этому у ЕС нет. И, к сожалению, энергетика – это все, что сейчас его реально интересует в России, в остальном отношения практически не развиваются – о чем свидетельствует тупиковое состояние переговоров по новому Соглашению о партнерстве.

На состоявшейся накануне майских праздников международной конференции "Энергодиалог: Россия – ЕС. Газовый аспект" еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер объявил о том, что Брюссель и Москва начали разработку плана сотрудничества в области энергетики до 2050 года. Дескать, наступает "золотой век газа". Видимо, Европа осознала, что от голубого топлива ей никуда не деться – особенно в свете отказа ряда стран (в том числе Германии) от атомной энергетики и угасания надежд на масштабное использование возобновляемых источников энергии. Однако уж очень не хочется ей при этом впадать в еще большую зависимость от России – ближайшего и крупнейшего поставщика углеводородов.

Но, увы, с альтернативными вариантами расширения поставок газа почему-то ничего не складывается. От Северной Африки после "арабской весны" ждать нечего: хорошо бы удалось восстановить прежние объемы поставок. С Ираном отношения испорчены всерьез и надолго – действует режим жестких санкций. А каспийский газ никак не доберется до Европы. Многострадальный Nabucco близок к фиаско: от него уже начали отваливаться участники. В конце апреля стало известно о том, что венгерская компания MOL – один из инициаторов Nabucco – решила продать свою долю в проекте. Ей надоела неопределенность с поставщиками газа для будущего трубопровода и постоянное увеличение его сметы. В это же время Болгария объявила, что не сможет участвовать в финансировании Nabucco и предложила консорциуму взять на строительство кредит в Европейском инвестиционном банке. Наконец, на днях журнал Der Spiegel и агентство DPA сообщили о том, что из проекта собирается выйти немецкий энергетический концерн RWE.

При этом сам Nabucco, очевидно, в итоге сильно "усохнет": ввиду его чрезмерной дороговизны (цена приближается к €15 млрд) и недостатка ресурсной базы (из требуемых 30 млрд кубометров в год более-менее твердо можно рассчитывать на 10 млрд) рассматривается "облегченный вариант" – Nabucco-West. Предполагается, что он будет иметь меньшую пропускную способность и протяженность: газопровод дойдет только до Венгрии, откуда газ пойдет по имеющимся трубам. Но и это, как видим, не спасло проект от выхода из него ключевых участников.

Возможно, в итоге будет выбран еще более дешевый и маломощный вариант – предложенный ВР проект SEEP (South-Eastern Europe Pipeline), пропускной способностью всего 10 млрд кубометров. Ведь все равно больше газа для этой трубы в обозримой перспективе не найти. Конечно, можно было бы наполнить Nabucco газом из Туркмении и Узбекистана, но для этого надо построить другой трубопровод – по дну Каспийского моря. Против чего, естественно, возражает Россия, упирая на неурегулированный статус Каспия. Об этом европейцам еще раз напомнили на состоявшейся конференции: постоянный представитель России при ЕС Владимир Чижов указал, что с правовой точки зрения такое строительство сейчас невозможно и что, начав его, Евросоюз покажет плохой пример несоблюдения международных норм.

Одним словом, дальнейшее развитие европейской энергетики неотделимо от России. И состоявшаяся конференция это наглядно продемонстрировала. Но, сознавая эту растущую зависимость, Европа хочет, по крайней мере, максимально обезопасить себя от ее негативных последствий: а ну как Россия начнет шантажировать ее прекращением поставок топлива? Так что охочие до всевозможного регулирования европейцы сейчас активно изобретают и внедряют правила, которые обеспечили бы им определенное правовое доминирование над поставщиками энергоносителей. Так появился на свет, в частности, знаменитый "третий энергопакет" Европейской комиссии: он предписывает всем энергетическим концернам, работающим на европейском рынке, разделиться на добывающую, транспортирующую и дистрибутивную компании. Такая участь должна, по идее, постигнуть и "Газпром". Кроме того, в Европе устанавливается свободный доступ любых поставщиков к трубопроводам, независимо от того, кто является их собственником. Брюссель ведет дело также к полному отказу от долгосрочных контрактов на поставку газа: по его идее, все сделки в этой сфере должны быть спотовыми, то есть заключаться на бирже по текущим ценам.

По части внедрения этих новшеств Брюссель настроен весьма серьезно: в начале года он даже грозил штрафами нескольким странам ЕС за невыполнение предписаний "третьего энергопакета". Вместе с тем из общих жестких правил защиты конкурентной среды могут быть сделаны исключения в отношении конкретных проектов, которые способствуют расширению поставок газа на европейский рынок. Это, например, "Южный энергетический коридор" – система трубопроводов в Каспийском и Черноморском регионах, сооружаемых под эгидой ЕС в обход России (в нее должен войти и Nabucco). Теоретически под такое же исключение из правил могли бы попасть и российские трубопроводы – "Северный поток" и "Южный поток". Но нет: нераспространение "третьего энергопакета" на российские компании и проекты противоречило бы самой логике введения подобных правил. Так что Евросоюз вынужден применять двойные стандарты.

На что, естественно, ему тоже указали в ходе конференции. В частности, на вид Брюсселю были поставлены правовые нововведения, согласно которым "Газпром", принимавший непосредственное участие в строительстве "Северного потока", был лишен права транспортировать газ по его части, проходящей по территории Германии. Что, разумеется, ухудшило положение российского концерна как инвестора.

Таким образом, Россия в энергодиалоге с ЕС добивается соблюдения баланса интересов поставщика и потребителя. Брюсселю было предложено заключить особое соглашение – о трансграничных инфраструктурных проектах. Оно как раз и решило бы все проблемы, связанные с "третьим энергопакетом" применительно к нашим трубам: гарантировало бы права инвесторов, предсказуемость цен и исключило бы доступ к ним других поставщиков. Именно эти условия сейчас необходимы для начала строительства "Южного потока". Однако, как заявил в ходе конференции в Брюсселе директор департамента международного сотрудничества Минэнерго Илья Галкин, заключение такого соглашения пока буксует. Евросоюз все еще пытается подчинить российскую энергетику своим правилам.

Собственно, это привычный для ЕС метод "партнерства". На протяжении тысячелетий Европа наработала колоссальный опыт нормотворчества. И хотя нынешнее законодательство Евросоюза является далеко не лучшим образчиком (как говорится, "очень много букв", и разобраться в них под силу только специалистам), ЕС настаивает на том, чтобы сотрудничающие с ним страны постепенно перенимали своды этих правил. И чем ближе они хотят стать Европе, тем больший массив правовых норм им требуется усвоить. А вместе с некоторыми правилами "проскальзывают" и европейские ценности. Таким образом, приближая к себе партнеров, ЕС подвергает их правовой и идеологической экспансии. Конечно, не со всеми это получается: например, Россия почему-то не в восторге от европейских правил и ценностей и не спешит их укоренять у себя. Именно поэтому ЕС не доверяет России: он привык играть со всеми только по своим правилам. И отчасти именно поэтому новое Соглашение о партнерстве по-прежнему не заключено, хотя должно было прийти на смену старому еще пять лет назад.

  • Дата публикации: 15.05.2012
  • 298

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться