Отсутствие правового статуса Каспия неотвратимо ведет к техногенной катастрофе

Отсутствие правового статуса Каспия неотвратимо ведет к техногенной катастрофе
В последние 10-15 лет редкий год обходится без чрезвычайных ситуаций на Каспии, связанных с массовой гибелью птиц, сельди, кильки, осетров, тюленей. Растет и заболеваемость населения.

В обозримом будущем широкомасштабное освоение углеводородных запасов Каспийского моря неизбежно превратит его в техногенную зону с высокими рисками экологической катастрофы. Только в казахстанском секторе предполагается разведать и освоить до 29 морских блоков, которые сегодня по очереди выставляются на продажу потенциальным инвесторам. И это притом, что отсутствие юридического статуса у Каспия делает его экологию абсолютно беззащитной от нефтяного бизнеса. Пока государства спорят, Каспий активно осваивается и нефтяными компаниями, и браконьерами. Для них отсутствие правового статуса Каспийского моря позволяет весьма вольно относиться к экологическим и другим требованиям.

Каспий на сегодня не имеет ни проработанной системы природоохранных программ и планов, ни гарантий обеспечения безопасности окружающей среды, ни надлежащей системы государственного (и тем более межгосударственного) мониторинга техногенных катастроф и нефтяных разливов. По мнению многих экспертов, экология Каспийского моря уже находится в критическом состоянии. В частности, специалисты отмечают резкое снижение естественного воспроизводства осетровых и каспийского тюленя, что в ближайшие годы может привести к их исчезновению; загрязнение и вероятность техногенных катастроф, которые могут иметь для Каспия необратимые экологические последствия.

Загрязнение Каспия в основном происходит из-за сброса бытовых, промышленно-бытовых и чисто промышленных отходов, сельскохозяйственных отходов, а также эксплуатации нефтяных и газовых скважин. Источником 95% загрязнений являются прикаспийские страны на севере и северо-западе — Россия, Казахстан и Азербайджан – на которые приходится большая часть шельфовой добычи нефти. По оценкам экологов, объем попадающих в Каспий нефтепродуктов превышает норму в 8 раз, объем фенола и тяжелых металлов — в 3 раза.

Местные и международные экологи, «зеленые» безуспешно пытаются привлечь внимание властей и общественности к нарастающей угрозе экологической катастрофы на Каспии. И это понятно. В последние 10-15 лет редкий год обходится без чрезвычайных ситуаций на Каспии, связанных с массовой гибелью птиц, сельди, кильки, осетров, тюленей. Растет и заболеваемость населения.

Экологические бедствия общественность склонна объяснять вредными выбросами на месторождениях, но транснациональные компании не склонны рассматривать техногенное воздействие на окружающую среду. Однако конкретные причины этих ЧС до сих пор не выявлены. В официальных заключениях они варьировались от теплой зимы до собачьей чумки. В частности, количество кильки, погибшей в течение весны-лета 2001 г., оценивалось в 250 тыс. тонн, или 40% популяции. Тем не менее, в качестве причины 3-4-кратного падения уловов кильки заявлялся «уход косяков на другие глубины».

В акватории Северо-Восточного Каспия консорциумом NCOC планируется отсыпка 37 искусственных островов, бурение 240 нефтяных скважин, прокладка свыше тысячи километров внутрипромысловых и прочих нефтепроводов. А ведь отсыпка островов и прокладка внутрипромысловых нефтепроводов влечет за собой нарушение циркуляции воды в акватории и соответственно процесса самоочищения экосистемы, уничтожение нерестовых площадей, путей миграции и кормовой базы ихтиофауны. Кроме того, даже при нормальном режиме нефтедобычи, каждая буровая установка выбрасывает в водную среду от 30 до 120 тонн нефти, 150-400 тонн бурового шлама, от 200 до 1000 тонн буровых выработок.

По оценкам Росгидромета, среднегодовое содержание нефтяных углеводородов только в северокаспийской воде к 2020 г. возрастет вдвое-втрое и достигнет 200 мкг/л (4 ПДК) и это без учета аварийных разливов! Специалисты полагают, что прокладка трубопроводов по дню моря, которое находится в шестибалльной сейсмической зоне, крайне опасна: разрыв трубы в замкнутом водном бассейне может привести к полному загрязнению Каспия. Учитывая закрытость водоема, на всех планах прокладки трубопроводов по дну Каспия «каспийской пятеркой» должен быть раз и навсегда поставлен жирный крест.

В 2000 году на разведочной скважине Кашагана едва не произошла авария аналогичная случившейся в 1986 году на скважине №37 Тенгизского месторождения. Тогда на Тенгизе более года не могли потушить горевшую скважину, погибли сотни тысяч птиц, резко увеличилась заболеваемость населения и т.п. На Кашагане была угроза получить тоже самое плюс жареных тюленей, если не гибель вообще всего живого на Северном Каспии.

В советское время были организации, ответственные за предотвращение загрязнения Каспия. После развала СССР практически все оборудование и техника для этой сферы остались в Азербайджане. К настоящему времени это оборудование приведено в рабочее состояние, пусть недостаточно, но удовлетворяются потребности и в новой технике. В остальных постсоветских республиках значительных изменений в этой сфере не произошло. В итоге ни одно государство региона не имеет полноценной аварийной службы для ликвидации последствий масштабных аварий и разливов нефти. В случае такой катастрофы остается уповать на помощь из-за рубежа (у NCOC есть договор на этот счет). Но как говорится: где Москва и где Багдад? Пока зарубежные чээсники доберутся до Каспия и развернутся, их помощь может оказаться столь же своевременна, как мертвому припарка.

Возможность восстановления экосистемы Каспия во многом зависит от активного сотрудничества всех прикаспийских стран, поскольку большинство проблем являются трансграничными. Тем не мене единственным юридическим соглашением по регулированию вопросов окружающей среды является разработанная еще в 1995 году Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря, известная как «Тегеранская конвенция». Но и этот договор был ратифицирован странами-участниками и вступил в силу лишь 12 августа 2006 года.

До сих пор, при большом количестве принимаемых «экологических» решений и планов, отсутствует система контроля за их результативностью. Причина этого понятна — национальный эгоизм прикаспийских государств: когда речь идет об углеводородных ресурсах, каждое хочет урвать кусок побольше.

Прикаспийским государствам необходимо разработать и ввести в действие единую систему управления базой данных экологической информации с обеспечением свободного доступа к ней экспертов. Сегодня отсутствует взаимодействие в этой сфере не только между странами региона, но даже между работающими в них компаниями. Все это в очередной раз констатировалось на прошедшей в Алматы в середине марта. Второй международной конференции «Разливы нефти на море и на суше. Промышленная безопасность в ТЭК». Таким образом, конференции проходят, принимаются рекомендации, а воз проблем по-прежнему остается на месте.

Богатство Каспия это отнюдь не углеводороды, а планомерно уничтожаемая с наращиванием добычи нефти и газа биологическая среда. Каспийское море способно, ежегодно давая не менее 400-450 тыс тонн высококачественной рыбы, обеспечивать через рыбный промысел значительно более высокую занятость прибрежного населения, чем нефтедобыча. Причем без тяжелых последствий для окружающей среды, - передает http://oilnews.kz.
  • Дата публикации: 04.04.2013
  • 252
  • Источник:
  • "Нефть России"

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться