"Газпром" теряет Европу по частям

"Газпром" теряет Европу по частям

Вчера руководство газового монополиста отчиталось на годовом собрании акционеров о блестящих финансовых результатах 2010 года. Только в качестве дивидендов по акциям будет выплачено свыше 90 млрд. руб., что больше прошлогодних показателей почти на 60%. Этот успех эксперты объясняют благоприятной мировой конъюнктурой, указывая одновременно и на стратегическую проблему: «Газпром» по-прежнему утрачивает позиции на европейском рынке газа. Сокращение доли «Газпрома» на рынке ЕС объективно повышает энергонезависимость и энергобезопасность европейцев. Но одновременно под ударом может оказаться энергобезопасность России, которая становится заложницей дорогостоящих проектов новых трубопроводов и неустойчивых мировых цен на углеводороды.

Глава концерна Алексей Миллер, выступая вчера на общем собрании акционеров, был преисполнен радости и оптимизма. «Газпром» в 2010 году добился роста производственных показателей и уверенно идет к восстановлению их докризисных уровней, – отметил он. – В 2010 году мы добыли на 57 миллионов тонн условного топлива больше, чем в 2009 году. Добыча природного газа – нашего главного продукта – увеличилась более чем на 47 миллиардов кубометров и составила 508,6 миллиарда кубометров. Мы уже сейчас видим, что в текущем году мы экспортируем в Европу и Турцию от 155 миллиардов до 158 миллиардов кубометров газа и поставим новый рекорд валютной выручки».

По его мнению, фундаментом успеха концерна является его мощная сырьевая база: «Никакие кризисы, никакие инновации в газовых технологиях не способны отменить основополагающего фактора нашей долгосрочной конкурентоспособности, а это значит, что «Газпром» будет мировым лидером по объемам добычи и запасов газа».

Консолидированная выручка от продаж группы «Газпром» выросла в 2010 году на 17,4% и превысила 3 трлн. 660 млрд. руб. Чистая прибыль группы составила 776 млрд. руб. и показала рост на 22,4%.

Между тем, как пояснил Миллер, рыночная доля руководимой им компании на европейском рынке составляла на конец 2010 года 23% (для сравнения: доля Норвегии – 19%, Алжира – 10%, Катара – 6%). Впрочем, стоит ли радоваться таким показателям – еще большой вопрос. Ведь еще недавно доля российского газа в Европе, по разным оценкам, превышала 35%.

«Мы проявили твердость на переговорах по ценам с нашими клиентами, и в результате в 2010 году наша выручка с европейского рынка увеличилась с 42,5 до 43,9 миллиарда долларов, – пояснил Миллер. – «Газпром» сохранил систему долгосрочных контрактов с условием «бери или плати» и систему ценообразования, привязанную к нефтепродуктовой корзине. И никаких радикальных изменений в контрактной системе не ожидается и не планируется. Сама структура европейского рынка с опорой на потоки газа объективно сложилась таким образом, что спотовый рынок выполняет в ней дополнительную, балансирующую функцию, тогда как контракты с нефтяной привязкой – естественная защита коммерческих интересов и покупателя, и продавца».

По мнению экспертов, объяснить успехи концерна можно по большей мере исключительно благоприятной мировой конъюнктурой: авария на японской АЭС «Фукусима-1», которая вызвала волну опасений и переключение на традиционные источники энергии как в Европе, так и в Азии; нестабильность в Египте и Ливии; сокращение дотаций альтернативной энергетике в Евросоюзе и т.д. В таких условиях можно и не заботиться о диверсификации бизнеса, развивая такие сектора, как добыча сланцевого или сжиженного природного газа (СПГ).

Между тем Европа, по словам партнера консалтинговой компании RusEnergy Михаила Крутихина, при любой возможности замещения газа из других источников делает это за счет сокращения доли газпромовских поставок, а это говорит о многом.

«Проблема в том, что деньги концерн сегодня вкладывает в строительство новых трубопроводов, причем выгоду получают лишь дружественные подрядчики, – отмечает он. – Иначе невозможно объяснить существование таких проектов, как прокладывание трубы в Китай, без гарантий по ценам и объемам. Похоже, работает принцип: «Главное – построить». По мнению аналитика, эту неестественную монополию необходимо реформировать, разделив ее по видам бизнеса.

В свою очередь, руководитель отдела инвестиционного анализа компании «Универ» Дмитрий Александров отмечает, что 23% на европейском рынке – мало, учитывая ранее достигнутые показатели. «Ситуация любопытная – есть довольно неплохие долгосрочные перспективы, – поясняет он. – С одной стороны, диверсификации нет, но «Газпрому» нет никакого смысла лезть в новые проекты, учитывая наличие сырьевой базы и потребителей. Все будет определяться спросом, а он, судя по всему, будет расти». С другой стороны – демонополизировать концерн, разбивая его по видам бизнеса, было бы преступно, уверен Александров. «Мы уже нахлебались с реформой «РАО ЕЭС», так что подобная реформа в отношении «Газпрома» не нужна совершенно, – уверен эксперт. – К тому же снизить уровень монополизма газового концерна можно довольно просто – дать равный доступ к экспортной трубе другим производителям. При этом «Газпром» вполне может остаться ее оператором».

Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Александр Пасечник отмечает, что четверть европейского рынка – это целевой ориентир «Газпрома» и достижение этого показателя для его руководства более чем комфортно. «К тому же в нынешних, несомненно, благоприятных условиях концерн будет пребывать как минимум ближайшие три–пять лет, поскольку на более долгий срок заглядывать сегодня невозможно, и в этой ситуации трудно требовать от него каких-то резких поворотов в стратегии, – отмечает он. – Кроме того, его жесткая позиция по ценам показала свою эффективность: в отличие от норвежской Statoil, которая пошла на снижение цен и не штрафовала своих клиентов за недобор газа, «Газпром» действовал избирательно и в результате отстоял свою позицию».

  • Дата публикации: 01.07.2011
  • 285

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться