Сланцевая революция: последствия для России

Сланцевая революция: последствия для России

Увеличение добычи сланцевого газа в мире поднимает новые вопросы о необходимости развития этого сектора в России. Как аукнется "сланцевая революция" в России, понадобится ли Москве менять экспортную политику, а также насколько необходимо в РФ развивать разработку сланцев, выясняли "Вести. Экономика".

"Политики, эксперты, бизнес заговорили о настоящей сланцевой революции", - отметил на днях на заседании комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК президент России Владимир Путин. И поручил Минэнерго с учетом изменений, наметившихся за последние годы на энергорынке, скорректировать генеральную схему развития отечественной газовой отрасли до 2030 г. и Восточную газовую программу, а также доктрину энергобезопасности РФ, которую предполагается утвердить в ноябре.

Поводом для революционных тезисов послужили успехи США в разработке сланцевого газа, начатой в 2000-х гг. В 2011 г. там добыли уже 214 млрд куб. м – 35% от российской добычи. Годом ранее этот показатель составил 138 млрд куб. м.

"Тема сланцевого газа в последние годы и так была на слуху, а после того как ее затронул президент, слух у всех еще более обострился", - заметил по этому поводу "Вести. Экономика" один из экспертов. Однако какие именно решения по данному вопросу далее могут быть озвучены? И, в частности, следует ли ожидать, что и в России, где до сих пор "нашим все" считался "Газпром" с традиционным природным газом, также начнут разработку сланцев?

Изучение имеющихся ресурсов сланцевого газа в России уже начато в текущем году Институтом проблем нефти и газа РАН, сообщил "Вестям. Экономика" директор института, академик Анатолий Дмитриевский. По его словам, искомые месторождения могут быть выявлены, например, в Прикаспийской впадине и в Западной Сибири. Но, разумеется, речь здесь будет идти об иных объемах добычи: до 150-200 тыс. куб. м в сутки против стартовых показателей в 2-3 млн куб. м традиционного газа на Уренгойском месторождении, скажем. Тем не менее добыча сланцевого газа может иметь смысл, допустим, в труднодоступных регионах, куда сложно протянуть трубу газопровода и где нет других альтернативных энергоресурсов, оговорил Дмитриевский.

Разработкой сланцевых месторождений, отметил он, не должен заниматься "Газпром", который и без того решает множество серьезных задач. В США, кстати, сланцевый газ изначально добывали небольшие компании: многие из них в дальнейшем, на волне начавшегося бума, перепродали свои участки за миллионы долларов. К слову, нельзя исключить, что на фоне достигнутого в Соединенных Штатах благодаря новейшим технологиям прорыва в разработке сланцев в мире также усилится внимание к газовым ресурсам в целом. В этом случае экспортные поставки "Газпрома" даже способны будут возрасти, предположил директор Института проблем нефти и газа РАН. В 2012 же году, как следует из приведенной в "Википедии" оценки академика Дмитриевского, себестоимость добычи сланцевого газа в США составляет не менее $150 за 1 тыс. куб. м, а себестоимость добычи российского традиционного газа, с учетом транспортных затрат, $50 за 1 тыс. куб. м.

"В экспериментальных целях, вероятно, и в России следовало бы отработать технологии производства сланцевого газа. Но промышленная его добыча представляется нерентабельной в сравнении с разработкой традиционного газа, запасы которого в нашей стране высоки", - заявил "Вести. Экономика" руководитель экспертно-аналитического управления по ТЭК Института энергетической стратегии Алексей Белогорьев. В первую очередь, по его определению, "сланцевый фактор" необходимо учесть в экспортной политике.

Как известно, из-за увеличения производства собственного газа в США традиционные поставщики "голубого топлива", в том числе Катар, были вынуждены переориентировать свои поставки из Нового Света в Старый. В результате в Европе оказались существенно потеснены позиции "Газпрома". К тому же о собственных планах по разработке сланцевого газа уже объявили некоторые европейские государства, а также Китай. В этих условиях "Газпрому" необходимо проявлять большую гибкость в диверсификации географии своих поставок. Также важно было бы активизировать выпуск продукции высокой степени переработки, вроде сжиженного газа (СПГ). Но пока возможности наращивания его реализации у "Газпрома" достаточно ограничены, уточнил Белогорьев.


В начале октября, кстати, "Газпром" объявил о заключении первого крупного долгосрочного контракта в азиатском направлении, подписав через трейдинговую "дочку" Gazprom Marketing and Trading (GMT) соглашение о поставках сжиженного газа индийской компании GAIL с 2019 г. На сегодня производство СПГ налажено на Сахалине, но оно ориентировано на Японию. В Индию предполагается поставлять газ из Штокмановского месторождения, где завод по выпуску СПГ намечено запустить к 2017 г. Тогда же планируется запустить и аналогичное предприятие во Владивостоке. Однако стартовые сроки по этим двум объектам переносились уже не раз. И пока Россия экспортирует весьма скромные для газовой державы объемы СПГ: порядка 10,5 млн т, 4,5% мирового экспорта в 2011 г.

На фоне продолжающегося экономического кризиса в Европе азиатский рынок, действительно, выглядит сейчас одним из наиболее перспективных, пояснил "Вести. Экономика" аналитик "НОМОС-Банка" Денис Борисов. И в этой связи, отметил он, немаловажно также актуализировать Восточную газовую программу, скорректировав, в частности, плановые сроки ввода новых объектов. Что же до европейского направления, то здесь, похоже, не обойтись без ценовых корректив. Тем более что в Европе также могут начаться поставки СПГ из Северной Америки, что поспособствует снижению цен, резюмировал Борисов.

"Очевидно, пересмотреть свою ценовую политику "Газпрому" придется и в переговорах с Китаем, которые за последние годы так и не увенчались ощутимым успехом. Тогда как Туркмения, снизившая ценовую планку, уже поставляет газ в Поднебесную", - ответил "Вести. Экономика" директор Института энергетической стратегии Виталий Бушуев. А вообще, отметил он, позиции различных видов нетрадиционного газа (например, газогидратов в Японии или биогаза в Скандинавии) неизбежно будут усиливаться, что российским газовщикам придется учитывать как во внутренней, так и во внешней своей политике.

С глобальной точки зрения, к слову, "сланцевая революция" может считаться таковой лишь для США. Для мира же в целом это эпизодическая история, которая, однако, учит тому, сколь успешно и масштабно можно использовать энергоресурсы локального значения. В России к подобным ресурсам можно отнести, например, торф (в центральной части страны) или те же опилки в северной Архангельской области. Их вполне можно было бы задействовать, не противопоставляя традиционному газу, остающемуся для России наиболее доступным ресурсом, заключил Бушуев.

С учетом вышесказанного можно констатировать, что и вследствие "сланцевой революции" традиционный газ для России не перестанет быть "нашим все". Но более актуальным теперь окажется лозунг "все – наше".

  • Дата публикации: 25.10.2012
  • 256

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться