Trend News Agency: Газовый проект Иран-Пакистан: США «против», Россия «за»

Trend News Agency: Газовый проект Иран-Пакистан: США «против», Россия «за»

Пакистан живет в условиях энергетического кризиса, в стране острый дефицит энергоресурсов, что сильно затрудняет экономическое развитие. Реализация газового проекта Иран-Пакистан могла бы реально помочь экономике Пакистана, но вопрос во многом зависит от позиций великих держав.
 
Как сообщила недавно пакистанская The Express Tribune, представители России и Пакистана во время встречи в Исламабаде на уровне совместной межправительственной комиссии обсудили возможное участие России в проекте по строительству газопровода Иран -Пакистан (пакистанский участок). Российская сторона выразила желание помочь Пакистану преодолеть энергетический кризис, и заявила о готовности российского «Газпрома» участвовать в финансировании проекта.
 
Встреча российско-пакистанской комиссии носила подготовительный характер в преддверии октябрьского визита президента Путина в Пакистан, где планируется подписание ряда крупных соглашений с пакистанской стороной. Предполагается, что одним из них будет проект газопровода Иран-Пакистан.
 
Половина потребляемых Пакистаном энергетических ресурсов приходится на природный газ. До сих пор страна добывала и потребляла собственный газ, не импортируя его из других стран. В 2011 году Пакистан добыл 39 миллиардов кубометров газа, и ровно столько же составило потребление. Однако собственных объемов недостаточно, чтобы обеспечить нормальное функционирование пакистанской экономики, которой, по данным пакистанских же источников, в настоящее время требуется дополнительно до 10 миллиардов кубометров газа в год. В 2014-15 годах эта цифра возрастет до 25,7 миллиарда кубометров в год, еще через год она составит уже 30,8 миллиарда кубометров, а в 2017 году дефицит предложения достигнет 36 миллиардов кубометров в год.
 
Помимо острой необходимости в газе, Пакистан находится в положении, близком к критическому, из-за отсутствия средств на строительство своей части проекта в условиях дефицита времени. По контракту, строительство пакистанского участка стоимостью 1,5 миллиарда долларов, и начало полномасштабной эксплуатации газопровода должны состояться до конца 2014 года. Если сроки будут нарушены, Исламабад будет вынужден платить иранской стороне, уже завершающей строительство своего участка трубопровода, огромные штрафы.
 
У каждого в этой игре свои интересы.
 
Пакистан пытается как можно скорее обеспечить поставки газа для нужд своей задыхающейся от нехватки энергоресурсов экономики. Поскольку иранский газ на сегодняшний день гораздо более досягаем, чем туркменский (проект ТАПИ), пакистанское руководство заявляет о твердой решимости любой ценой завершить строительство трубопровода из Ирана. Это не означает, что туркменский газ будет лишним. Приведенные цифры говорят о том, что в близкой перспективе Пакистану понадобится и он.
 
Туркменистан, с учетом своих недавно обнаруженных огромных запасов газа, пытается выйти на новые рынки. Трубопроводный проект ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) выглядит очень перспективным. По его продвижению уже кое-что сделано, а именно, в 2010 году было подписано межгосударственное соглашение между странами-участницами, также Туркменистан в мае 2012 года подписал с транзитным Афганистаном меморандум о взаимопонимании, подписаны соглашения о купле-продаже туркменского газа с State Gas Systems of Pakistan и индийской GAIL ltd.
 
Главное препятствие для проекта, по общему признанию многочисленных экспертов, это вопрос безопасности на афганском участке маршрута. Потенциальные инвесторы не решаются финансировать строительство без получения серьезных гарантий, которых сегодня никто дать не может.
 
Тем не менее, в эти дни в трех крупнейших финансовых центрах мира - Нью-Йорке, Лондоне, Сингапуре, - Туркменистан проводит мировое road-show - бизнес-туры с целью привлечь инвестиции к строительству проекта ТАПИ.
 
Многие американские компании очень заинтересованы в участии в проекте ТАПИ, сказал в августе в ходе визита в Центральную Азию Роберт Блэйк, помощник госсекретаря США в Южной и Центральной Азии. Блейк отметил, что прогресс в этом вопросе зависит от того, что будет предложено.
 
«Участие в строительстве подобных трубопроводов связано со многими рисками. В частности, фирмы будут рассматривать такие вопросы, как стимулы, которые Туркменистан будет готов предложить международным компаниям, чтобы они приняли участие в проекте. Подождем выездных презентаций».
 
По его словам, после их окончания начнутся конкретные дискуссии о том, кто сформирует и возглавит консорциум для практического строительства трубопровода.
 
Для Ирана, у которого запасов газа еще больше, чем у соседнего Туркменистана, также крайне важным является вопрос диверсификации экспортных маршрутов. Но в отличие от Ашхабада, для Тегерана важен и политический аспект в вопросе реализации собственного газопроводного проекта. В свете американо-иранского противостояния Тегерану необходимо продемонстрировать несостоятельность режима санкций, наличие в условиях международной изоляции партнеров и союзников, тем более таких, как Пакистан - давний стратегический партнер США в регионе.
 
США важно максимально обеспечить изоляцию Ирана, особенно его нефтегазового потенциала, с тем, чтобы обескровить экономику и как минимум заставить отказаться от ядерной программы. Соответственно, американцы ни при каких условиях не хотят допустить строительства трубопровода из Ирана в Пакистан, оказывая давление на Исламабад с помощью уговоров и плохо скрытых угроз.
 
Чего хочет Россия? У нее, как всегда, самые непредсказуемые планы. Идея «что хорошо для врага Америки, то хорошо для России», возможно, имеет право на существование. В дальнейшем под каким-то предлогом можно отказаться от договоренности по финансированию проекта Иран-Пакистан, потребовав взамен от США уступок по другим внешнеполитическим вопросам - шаг, вполне допустимый в большой политике. Но все же более реальной здесь видится попытка России установить свои, в том числе экономические, интересы в Пакистане - одной из двух крупнейших стран Южной Азии, обладателя ядерного оружия. Следует напомнить, что визит в октябре Путина станет первым визитом президента России (СССР) в Пакистан, начиная с 1948 года, то есть за все время существования дипотношений между двумя странами.
 
По иронии судьбы, или, если угодно, благодаря принципам свободного рынка, густо замешанным на геополитике, ситуация сложилась так, что США и Россия как бы меняются ролями: США за проект ТАПИ, берущий начало в Туркменистане - бывшей союзной республике, партнера России по СНГ, а Россия может профинансировать проект Иран-Пакистан, и, таким образом, поддержать Исламабад - стратегического партнера американцев в регионе Южной Азии.
 
Еще одна важная деталь в этой истории. По контракту Пакистан на начальном этапе будет ежегодно импортировать примерно от 8 до 10 миллиардов кубометров иранского газа. Добыча газа в Иране в 2011 году была на уровне 151,8 миллиарда кубических метров, а потребление в том же году составило 153,3 миллиарда, и факт превышения внутреннего потребления над объемом добычи в Иране в последние годы приобрел характер тенденции. Стране самой хронически не хватает газа при столь значительных уровнях добычи, и она сама импортирует газ из соседнего Туркменистана. Северные провинции Ирана до сих пор не газифицированы и страдают от холода каждую зиму. Откуда Иран намерен брать газ для экспорта в Пакистан? Формально с месторождения «Южный Парс», а фактически?
 
Позже в том же пакистанском издании появились скептические комментарии местных экспертов о том, что сделка о финансировании Россией проекта или об участии российских компаний в строительстве газопровода Иран-Пакистан вряд ли будет заключена из-за позиции США, которые окажут давление на руководство России, так же, как это случилось ранее с Китаем. Окажутся ли пакистанские скептики правы, станет ясно в октябре, по итогам визита в страну президента Путина.
 

  • Дата публикации: 20.09.2012
  • 223

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться