Вводя в строй новые АЭС, создавая систему аварийного реагирования, нужно обязательно учитывать фактор стресса в случае аварии

Вводя в строй новые АЭС, создавая систему аварийного реагирования, нужно обязательно учитывать фактор стресса в случае аварии
Леонид Большов, директор Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН, член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук, профессор:

Институт (ИБРАЭ) в этом году будет отмечать 25-летие, и с первых лет существования мы делились опытом с разными организациями в самых разных странах. В 1989 году первый содержательный и во многом неформальный обмен мнениями о всех сторонах Чернобыльской аварии был организован именно ИБРАЭ в Дагомысе. Уже долгие годы мы сотрудничаем с французским Институтом радиационной защиты и ядерной безопасности, с американской Комиссией по ядерному урегулированию, немецким Обществом реакторной безопасности. К примеру, одно из национальных французских учений "Беккерель" в 1990-х годах, в ходе которого моделировался взрыв исследовательского реактора в Сакле рядом с Парижем, было разработано по сценарию, который мы подготовили вместе с французскими коллегами, используя весь свой чернобыльский опыт.

И надо сказать, что погружение участников игры вот в ту реальность, которая была во многом воссоздана на основе чернобыльского опыта, привело к вскрытию серьезных проблем во французской системе реагирования на радиационные аварии. Для США мы усовершенствовали большое количество специальных компьютерных кодов по тяжелым авариям на АЭС. Один из кодов с названием "Мелкор" был просто заново переписан ИБРАЭ в сотрудничестве с Сандийской национальной лабораторией. С Министерством энергетики США, офисом по международному сотрудничеству в области аварийного реагирования мы совместно совершенствуем мировую систему аварийного реагирования. В качестве примера могу сообщить, что разработанный у нас "Словарь для помощи взаимодействия с общественностью и прессой во время аварии" оказался очень востребованным в США. […]

На протяжении долгих десятилетий, фактически с самого начала развития атомной энергетики, в ситуации тяжелой аварии ставилась основная задача — защита работников АЭС и населения, живущего вокруг атомной станции. Опыт всех прошедших аварий, включая фукусимскую, показал, что цель поставлена неточно. За все время существования атомной энергетики, с учетом всех известных нам тяжелых аварий, медицинские последствия, ну несравнимо, на порядки меньше, чем в любой другой энергетике или промышленности. И тем не менее о техногенных авариях и природных катастрофах мы забываем очень быстро, а аварии радиационные оставляют глубокий шрам в истории страны и всего человечества на долгие годы. Причина вовсе не в медицинских последствиях, а в колоссальной встряске, которой подвергается все общество — социальной, экономической, психологической и даже политической. Поэтому, вводя в строй новые станции, создавая систему аварийного реагирования, нужно этот фактор обязательно учитывать.

Давайте посмотрим на ситуацию в Японии. Население региона вокруг АЭС "Фукусима-1" никоим образом не пострадало от аварии, радиационные дозы у людей нулевые, и это признали самые консервативные международные организации, американское агентство по охране окружающей среды, наиболее, так сказать, "зеленые" из всех американских правительственных структур. Но осознание того факта, что самое страшное в аварии на АЭС это не радиационные последствия, а несоизмеримая реальной опасности паническая реакция общества и радиофобия, постепенно приходит.
  • Дата публикации: 02.05.2013
  • 263
  • Источник:
  • energy-export.ru

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться