Запад надеется на ослабление Путина и "русскую весну"

Запад надеется на ослабление Путина и "русскую весну"

Гадания о том, что происходит за толстыми кремлевскими стенами, вновь цветут пышным цветом, пишут СМИ. Медведев явно отодвинут на второй план, но почему Путин ведет себя тихо в свете необычайных акций протеста? Что стоит за заявлениями Кудрина и плейбоя-миллиардера Прохорова? В любом случае Россия уже не та забитая и апатичная страна, какой она была в момент прихода Путина.

Оппозиция никак не ожидала такой реакции Кремля на акции против подтасовок на выборах, полагает The Washington Post. Кремль проявляет кроткую, даже уступчивую толерантность: в Москве в последние дни не было ни арестов, ни случаев жестокого обращения со стороны полицейских, ни очернительных высказываний, пишет журналист Уилл Ингланд. Во вторник президент Медведев призвал принять реальные меры для устранения ограничений политической деятельности.

Почему Путин ведет себя тихо? Как трактовать рассуждения Кудрина о создании либеральной оппозиционной партии? Что стоит за увольнением руководителей журнала "Коммерсант Власть"? Корреспондент упоминает скандал с публикацией оскорбительного для Путина снимка, высказывая предположение, что немедленные увольнения в связи с этим - предостережение журналистам.

Тем временем правительство начало энергичную блиц-кампанию в области пиара, продолжает автор. Сегодня Путин будет отвечать на вопросы телезрителей, на следующей неделе начнет заседать Госдума нового созыва. "Оппозиция требует повторных выборов, но власть четко дает понять, что считает вопрос закрытым", - пишет издание.

"Русская весна" началась", - утверждает один из лидеров "Солидарности" Андрей Пионтковский в статье, опубликованной в The Wall Street Journal. В этом году два события резко ускорили снижение доверия к режиму, считает Пионтковский. Первое - договоренность с Медведевым, подготовившая почву для выдвижения Путина на третий президентский срок. Второе - сфальсифицированные парламентские выборы. Президентские выборы, даже если официально победит Путин, наверняка станут новым большим шагом к краху режима, предсказывает автор.

Теперь большинство россиян осознает, что в нынешней российской юридической и экономической системе отсутствуют базовые элементы свободного рынка. По мнению Пионтковского, все попытки властей применить армию и полицию в полном масштабе повлекут за собой делегитимизацию режима, как случилось в 1991 году.

Пионтковский утверждает, что недавно услышал от "одного кремлевского идеолога" следующее: "Мы отлично понимаем, что происходит. Но с поезда спрыгивать поздно. Новые власти будут нас преследовать, арестуют нас. Поэтому для нас единственный выход - продолжать бежать, как хомячок в колесе".

На взгляд автора, крайнее средство для режима - гипертрофировать внешнюю угрозу со стороны НАТО, Запада и США. "Но есть одна угроза, к которой путинская клептократия относится очень серьезно, - угроза для ее многомиллиардных долларовых счетов, активов и недвижимости на Западе", - пишет Пионтковский, напоминая о "черном визовом списке Магнитского".

Он признает, что крах путинского режима чреват непредсказуемыми последствиями, но не согласен, что сохранение режима - меньшее из двух зол. "Отставка Путина - единственный шанс спасти Россию от гангрены системной коррупции", - заключает Пионтковский.

Акции протеста в Москве не станут толчком к "Русской весне", опровергает обозреватель The Daily Beast Оуэн Мэттьюз. Демонстранты на улицах крупнейших городов России представляют лишь один тончайший слой российского общества, это несопоставимо с популярностью "Братьев-мусульман" в Египте.

Путин столкнулся не с проблемой революции, а с проблемой "управления демократией", пишет автор, утверждая, что кремлевские политтехнологи схалтурили - сначала побоялись и затормозили процесс создания "ручной" либеральной партии во главе с Прохоровым, затем неуклюже работали с массированными подтасовками на выборах. Сурков справедливо заметил, что в политическую систему следует ввести раздраженные городские сообщества, говорится в статье. "Прохоров, верный своему репертуару, на этой неделе объявился - сообщил, что в марте будет соперничать с Путиным за президентский пост, и навлек на себя обвинения, что с благословения Кремля он стал "заслонной лошадью" на выборах для либералов", - пишет Мэттьюз.

Обозреватель обращает внимание, что важнейшая фигура среди оппозиционеров - Алексей Навальный, который говорит о коррупции, а не о свободе прессы, гонениях на мигрантов и т.п. Идеи Навального вызывают более широкий отклик, чем призывы всех либеральных политиков вместе взятых, притом что "по политическим убеждениям Навальный - энергичный националист, а не прозападный либерал", отмечает автор.

Суть в том, что подавляющее большинство россиян не любит либералов и демократов и не одобряет идею революции, утверждает Мэттьюз. Субботний митинг стал важной вехой для оппозиции, но возмущенная Россия пока не выходит на улицы, как в 1991-м или 1917-м. "И не выйдет, пока (упаси бог!) экономический кризис не совпадет с кризисом легитимности: эта роковая смесь была движителем всех русских революций", - полагает автор.

Зато освистывание Путина на поединке борцов - поворотный момент, считает Мэттьюз. Настоящая угроза режиму исходит не от митингов городской интеллигенции, а от таких вот любителей боевых искусств, которые наверняка считают, что Немцов и другие либералы - наймиты ЦРУ. Если Путин не сможет убедить "молчаливое большинство", что способен пресечь злоупотребления собственных чиновников, то его режим обречен, делает вывод обозреватель.

Россия пробуждается от долгого сна, и, хотя ее будущее остается неопределенным, это уже не та забитая, покорная и апатичная страна, какой она была с момента прихода к власти Владимира Путина, пишет в Libération Бернар Гетта.

 

"Россияне полюбили молодого мускулистого шпиона, пообещавшего им прогнать воров и вернуть национальное достоинство, потому что ельцинские годы внушили им отвращение к Западу и демократии, - повествует Гетта. - Затем иллюзии развеялись. Мафия новой власти пришла на смену преступным группировкам старой". В 2008 году, по словам автора, Путин совершил первую ошибку: после долгих колебаний выбрал на роль преемника никому не известного и обязанного ему своей карьерой Дмитрия Медведева, слишком молодого и не имеющего поддержки, как посчитал Путин, чтобы затенить его.

 

Еще не вступив в Кремль, Медведев раскритиковал политическое отставание России, обрушился на коррупцию и выступил за сближение с Европой и США во имя единства "европейской цивилизации". Все это оказалось пустыми словами, пишет Гетта, но деловые круги и новый средний класс позволили себе помечтать об окончании произвола. Дмитрий Медведев стал олицетворением их надежд, своеобразной политической альтернативой, настолько вероятной, что он сам начал мечтать о настоящей судьбе - и тогда Путин решил положить этому конец. Путин заставил сказать самого Медведева, "вынужденного преклонить колено в знак преданности", что следующим президентом России будет Путин, и это, по мнению Гетта, стало "второй ошибкой лидера, ослепленного собственной силой". "Этот маскарад вызвал такое возмущение, что популярность его и его партии обрушилась в преддверии парламентских выборов".

 

"За одну неделю российский пейзаж изменился, - продолжает автор статьи. - Страх теперь - достояние другой стороны, а волнения таковы, что обладатель третьего состояния в стране Михаил Прохоров, публично говоривший о намерении поддержать кандидатуру Дмитрия Медведева, решает сам участвовать в борьбе за Кремль, заявляя, что "не боится". Владимир Путин еще не проиграл битву, но социологические агентства уже отказываются публиковать рейтинги его популярности, видимо, опустившейся ниже некуда. Михаил Горбачев сеял семена демократии не напрасно", - резюмирует Гетта.

Рейтинг Медведева резко упал, его критикуют как либералы, так и партия власти, пишет Пьер Авриль в газете Le Figaro. Медведев продолжает появляться на государственных телеканалах, но на Болотной площади участники манифестации как будто проигнорировали президента, сконцентрировав свой гнев на Владимире Путине, который является настоящей силой в стране, констатирует издание. Президент больше не ведет себя как гарант Конституции, заявил депутат Геннадий Гудков, избранный от партии "Справедливая Россия", он ведет себя "как лидер партии, которая сфабриковала себе голоса". "Еще две недели назад такое высказывание было немыслимым", - отмечает автор статьи.

"Теперь у Медведева повсюду противники, - утверждает Игорь Бунин, директор Центра политтехнологий. - Либералы упрекают его за то, что он примкнул к клану старой неосоветской гвардии. Лидеры силовиков, например вице-премьер Игорь Сечин, сделали из "либерала" Медведева своего основного противника, поскольку видят в нем главного виновника нынешних беспорядков. Наконец, Владимир Путин никогда не простит ему, что он не противопоставил вето решению о военной интервенции западных стран в Ливию".


Источник: ИноПресса

  • Дата публикации: 14.12.2011
  • 540

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться