Белорусам показали закрытый ядерный объект России

Белорусам показали закрытый ядерный объект России

Мирный атом Беларусь приручит в 2017 году, когда на Островецкой площадке заработает первый энергоблок. В надежде выяснить, что же ожидает Синеокую через 6 лет, корреспондент БЕЛТА посетил одну из самых современных российских атомных электростанций - Ростовскую АЭС, вплотную приблизившись к олицетворению массовых радиофобий - работающему ядерному реактору.

Замеры для успокоения

От Волгодонска до Ростовской АЭС почти рукой подать - немногим более 13 км. Сотрудников атомной электростанции доставляет в город специальный автобус. На подъезде к АЭС, равно как и внутри, снимать на фото- или видеокамеру охранные системы категорически запрещают.

Посетителей готовят к серьезной проверке, однако на своем пути микроавтобус встречает разве что скромный пост охраны, и с легкой руки дежурного автомобиль мчится к проходной. "Если мы проехали так быстро, это не значит, что за нами никто не наблюдает", - оправдывается представитель АЭС, намекая на расставленные по контуру шпионские камеры.

Безопасность на АЭС - епархия внутренних войск МВД России по охране атомных станций и ФСБ: к любому посетителю они относятся с вполне уместной для такого рода объектов подозрительностью. К приему гостей из Беларуси стражи АЭС оказались готовы. Любое устройство, будь то цифровая камера, диктофон или мобильный телефон, заранее попросили согласовать с представителями атомной станции. Местная охрана скрупулезно сверила заводские номера, однако заглянуть в портфель не решилась.

Еще на проходной гостей замеряет дозиметрист Владимир. Проверяет не столько ради безопасности, сколько для успокоения, чтобы впоследствии напуганный экскурсант мог сверить свой фон с допустимой нормой. То, что не заметил дозиметр (кстати, белорусского производства), увидят портальные мониторы контроля загрязнения персонала, чем-то напоминающие магнитные рамки в аэропортах.

Радиационный фон посетителя замеряют 14 датчиков. Если хотя бы один из них зафиксирует превышение нормы, сработает сирена, после чего "источника" ждет обязательный душ и повторная проверка.

Зал для "гигантов"

После небольшого инструктажа и облачения в униформу - куртку и каску - экскурсантов отправляют в турбинный зал. Сама турбина занимает почти весь "ангар". В летние дни температура здесь превышает 35°C, поэтому дежурный прячется от жары в небольшой будке с кондиционером.

Обычно в турбинном зале людей не встретить, хотя вероятность получения дозы радиации здесь отсутствует. Просто за все процессы отвечает автоматика. В случае возникновения неполадок или плановой покраски в дело вступают ремонтники, а чтобы добраться до отдельных узлов, привлекают высотников.

Однако далеко не все оборудование на АЭС можно починить. Чаще всего его просто меняют. Доставляют огромные компоненты через гигантские ворота, в которые протиснется даже белорусский карьерный самосвал.

Схема работы турбогенератора Ростовской АЭС довольно проста: доведенная до парообразного состояния вода из второго контура поступает в турбины, которые и вращают электрогенераторы. Таким вот образом два энергоблока каждый день выдают 50 млн. кВт.ч.

Если парогенератор вырабатывает пар, то конденсатор (оба - обязательные элементы любой АЭС) охлаждает его до жидкого состояния, чтобы тем самым завершить цикл. Конденсатор расположен за турбинами и скрыт от глаз системами трубопроводов.

В отличие от японской АЭС "Фукусима-1", Ростовская атомная электростанция имеет двухконтурные реакторы типа ВВЭР-1000, каждый из которых мощностью 1000 МВт (для сравнения: мощность каждого из двух энергоблоков белорусской АЭС составит 1200 МВт). В первом контуре циркулирует радиоактивная вода, которая, доведенная до парообразного состояния, нагревает воду из второго контура, вращающую электрогенераторы. В свою очередь для конденсации последней используется вода из прилегающего к станции водоема, составляющего внешний контур.

Пруд-охладитель периодически зарыбляют, что привлекает местных рыбаков. Ежегодно возле Ростовской АЭС проводят соревнования по рыбалке. Весь улов при желании можно проверить с помощью дозиметра. В госкорпорации "Росатом" даже подумывают над развитием "атомного" туризма. Впрочем, столь необычный вид отдыха заинтересует немногих, признают специалисты.

Рядом с двумя действующими энергоблоками на Ростовской АЭС уверенно возводят еще два реактора. На площадке третьего энергоблока уже построили часть контейнмента - герметичной оболочки, которая должна предотвратить выброс радиации в случае внутренней аварии или внешней угрозы: землетрясения, цунами, ракетного удара или прямого падения авиалайнера.

В отличие от западных АЭС, советские реакторы "погружены" в обстройку - обычное кирпичное сооружение, в котором находятся вспомогательные системы, включая баки запаса воды, фильтры и вентиляционное оборудование.

Гермозащита от 400-тонника

Кстати, защитная оболочка белорусской АЭС по своим параметрам будет существенно превосходить контейнменты, возводимые вблизи Волгодонска. Все благодаря двойной оболочке, которую разработали российские инженеры для проекта АЭС-2006 (по нему, напомним, будет возводиться атомная электростанция в Беларуси). По сути, реактор будут защищать сразу две оболочки - наружная и внутренняя: их изготовят из железобетона и покроют стальной облицовкой. Между двумя оболочками предусмотрено кольцевое пространство.

Гермооболочка будущей белорусской АЭС сможет выдержать падение 70-метрового самолета Boeing-747 весом около 400 т. Впрочем, как признают ученые, самолету никто и не даст приблизиться к станции: у ядерного объекта круглые сутки будут дежурить системы ПВО.

Кроме того, белорусская АЭС получит "ловушку расплава". Устройство локализации расплава будет состоять из неметаллических материалов и получит прописку над реактором. В случае аварии "ловушка" должна удержать распространение расплавленного топлива и тем самым предотвратить разрушение здания.
 
Как признались атомщики, единственное место, где можно подхватить лишние миллизиверты, - так называемая грязная зона (официально - зона контролируемого доступа). Она расположена в реакторном отделении. Там же находится ядерное топливо и скапливаются радиоактивные отходы. Зайти внутрь "грязной" зоны можно только с прибором радиационного контроля.

Реакторы Ростовской АЭС спроектированы так, что при появлении в активной зоне пара включается поглотитель нейтронов, в роли которого выступает карбид бора. Стержни с поглотителем вводятся в активную зону, в результате чего нейтронный поток поглощается, реакция замедляется и, в конечном счете, прекращается. Причем для того чтобы стержни попали в активную зону, их подвешивают над реактором и удерживают в таком состоянии электромагнитами. Так что в случае обесточивания реактора стержни с поглотителем войдут в активную зону под действием силы тяжести.

Пульт управления энергоблоком - своеобразный центр управления полетами, только для АЭС. Отсюда управляют работой реактора, турбин и парогенератора. Со всем энергоблоком справляются шесть человек: чтобы попасть в "пилоты", нужно получить специальное образование и еще 5-10 лет стажироваться на станции. Небольшая деталь: в отличие от других АЭС, операторы Ростовской атомной электростанции не облачены в белые халаты, подобно докторам. "Если случайно нажмете какую-то кнопку, можете остановить реактор - и меня уволят с работы", - предупредил посетителей заместитель главного инженера по эксплуатации Ростовской АЭС Алексей Жуков.

Операторы станции имеют дело со схемами, графиками и множеством параметров. Большинство задач выполняет компьютер: серверное оборудование находится левее пульта управления и занимает помещение размером с небольшой кинозал. В случае необходимости оператор может выйти из автопилота и взять управление на себя.

Надежности ради система не связана с внешней сетью. Единственный путь, по которому на АЭС могут попасть вирусы, - это внешние накопители. Но подобное развитие ситуации маловероятно, поскольку персоналу категорически запрещено пользоваться сменными носителями. "Поэтому ситуация, которая была на Бушерской АЭС в Иране, у нас произойти не может", - убежден заместитель главного инженера.

От оператора на АЭС ждут не только безошибочной работы, но и умения действовать в экстремальных ситуациях. "Есть множество ситуаций, когда оператор должен остановить реакторную установку, причем в его обязанности входит самостоятельно принимать решения", - признался Алексей Жуков. Отработкой различных ситуаций, включая экстренные, занимаются в полномасштабном тренажере - симуляторе АЭС. Курс длится около года, а повышать квалификацию атомщикам приходится до самой пенсии. Кстати, сразу после аварии на "Фукусума-1" представители "Росатома" смоделировали схожую ситуацию на тренажерах, "окунув" в нее операторов АЭС.

Как уверяют российские ученые, вероятность крупной катастрофы на современных АЭС настолько мала, что сравнима с шансом стать местом посадки летающей тарелки. Но потом осторожно добавляют: абсолютной гарантии никто дать не может. Поэтому, несмотря на многоуровневые системы безопасности, в пульте управления энергоблока нашлось место православной иконе, а на территории станции находится православный храм Покрова Пресвятой Богородицы.

На территорию АЭС незнакомцам вход воспрещен, а вот змеям, похоже, закон не писан. Испугавшись людей, змейка уползла от греха подальше.

"Страшилка" под контролем

Большая часть работников Ростовской АЭС - приезжие. Кто-то оказался здесь по призванию, кто-то погнался за длинным рублем. Средняя зарплата на атомной станции превышает $1,5 тыс., поэтому проблем с подбором персонала у администрации не возникает. Так что на станции быстро собрали специалистов почти со всей России и, видимо, не только.

К слову, белорусскую АЭС и вовсе ожидает "дружба народов": дирекция строительства атомной электростанции уже привлекает на работу иностранных специалистов.

Контролировать радиационный фон по периметру российских АЭС призвана АСКРО (автоматизированная система контроля радиационной обстановки). Посты радиационного контроля, расположенные прямо у атомных станций, получают информацию от датчиков и передают ее по кабельным или беспроводным сетям. Сведения о радиационном фоне сразу же становятся доступны через Интернет. Такая же система может быть создана и в Беларуси.

Как ни крути, а атомная энергетика сегодня балансирует между экономической выгодой и массовой радиофобией. "Радиация была превращена в некую "страшилку", - считает первый заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, доктор физико-математических наук Рафаэль Арутюнян. По его словам, статистика на стороне атомщиков: если за время существования атомной энергетики погибли 62 человека и 237 - получили острую лучевую болезнь, то количество пострадавших от деятельности ТЭЦ исчисляется тысячами.

"Прогресс остановить нельзя", - соглашается с ним главный инженер Ростовской АЭС Андрей Сальников. - До ввода в строй энергоблоков в Волгодонске периодически отключали свет, поскольку не хватало генерации. А сегодня все забыли, что такое проблемы с подачей электроэнергии".

Впрочем, и противников АЭС даже в Волгодонске оказалось достаточно. Представитель станции вспоминает, как одна пенсионерка во время слушаний всех развеселила: "Не нужна нам эта АЭС, мы и со свечкой телевизор смотреть можем". Их настороженность можно понять: чернобыльская катастрофа твердо закрепила в массовом сознании образ АЭС как "мины замедленного действия". Впрочем, Ростовская АЭС скептикам не угрожает. Она занята получением энергии.

Текст - Андрей АСФУРА,
Фото - Геннадий ЖИНКОВ

  • Дата публикации: 12.05.2011
  • 402

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться