Чего опасается официальный Минск при продаже Белтрансгаза?

Чего опасается официальный Минск при продаже Белтрансгаза?

То, о чем так долго говорили, и то, чего так долго опасались белорусские граждане, все же произошло. Белорусское правительство приняло решение о продаже Газпрому оставшихся в собственности государства 50% акций Белтрансгаза. Однако переговорный процесс затянулся. Белорусская сторона настаивает на том, чтобы сделка состоялась при условии, если будет подписан новый контракт на поставку и транзит газа на выгодных для Беларуси условиях. Газпром не согласен. Мнение белорусской стороны по данному вопросу прокомментировал старший научный сотрудник Института энергетики НАН Беларуси Сергей Никитин.

Напомним, что действующий контракт между Газпромом и Белтрансгазом на поставку и транзит газа заканчивается 31 декабря 2011 года. Подписание нового контракта официальный Минск увязывает со сделкой по покупке Газпромом 50% акций Белтрансгаза. 7 июня вице-премьер Беларуси Владимир Семашко заявил, что если российская сторона обязуется поставлять в Беларусь газ по внутрироссийским ценам, то только в этом случае она может рассчитывать на приобретение находящихся в собственности белорусского государства акций. Газпром, уже владеющий 50%-й долей Белтрансгаза, заявляет, что готов заплатить за оставшийся пакет акций 2,5 млрд долларов. Но безо всяких дополнительных условий.

Сергей Никитин пояснил, что дополнительные условия Беларусь выставляет, поскольку опасается ценового диктата со стороны российской компании. "Нам пообещали, что после покупки в течение трех лет предельная средняя цена на газ не будет превышать 250 долларов за кубометр, - сказал он. - Нас таким образом заманивают! А что будет потом? Не захочет ли потом Газпром "отбить" недополученную прибыль за эти три года? Беларусь просто хочет получить гарантии, что такого не произойдет, увязывая подписание документов по покупке Газпромом второй половины Белтрансгаза с новым контрактом на поставку энергоресурсов".

С другой стороны, Сергей Никитин отметил, что российская сторона тоже не очень-то нам доверяет. Иначе не возникли бы проекты наподобие Северного и Южного потока. Первый предполагает строительство газопровода между Россией и Германией по дну Балтийского моря, второй пройдёт по дну Чёрного моря из Новороссийска в Болгарию. Основная задача Северного потока, по словам специалиста, - уменьшить роль Беларуси как транзитера природного газа, Южный поток, соответственно, должен выполнить эту же миссию в отношении Украины. "Оба этих проекта - чисто политические, тот же Газпром много раз подчеркивал, что с экономической точки зрения они слишком затратны", - подчеркнул Сергей Никитин.

Само решение о продаже Белтрансгаза Газпрому, с точки зрения долгосрочных перспектив, Сергей Никитин считает стратегически ошибочным. Для энергетической безопасности Беларуси.

"В прошлом году наш премьер-министр Сидорский во время своего визита в Литву обсуждал с литовским главой правительства Кубилюсом идею о совместном строительстве терминала по регазификации сжиженного природного газа. Если бы дело выгорело, то мы бы получили возможность поставлять газ, приобретенный не только в России. Но если Газпром купит вторую половину Белтрансгаза, то ни о каких подобных проектах не будет и речи. Неужели вы думаете, что Газпром согласится пустить в свою сеть стороннего поставщика? Да никогда такого не будет! Российский холдинг заинтересован, чтобы мы покупали его продукцию", - объяснил свою позицию он.

Российская сторона всегда четко отстаивает свои интересы. Ученый привел примеры из области договоров в энергетической сфере. Так, создание совместного российско-белорусского предприятия по экспорту электроэнергии, по его словам, было одним из ключевых требований России во время переговоров о строительстве Белорусской АЭС. "Данное СП бы не возникло, если бы на этом не настояли россияне, - подчеркнул Сергей Никитин. - Они сознательно торпедировали все остальные соглашения, связанные со строительством Белорусской АЭС, до тех пор, пока не был подписан документ о создании совместного предприятия. Для чего все это делалось, совершенно очевидно. Россия хочет влиять на ценообразование белорусской экспортируемой электроэнергии, чтобы в будущем наша атомная электростанция не составляла серьезной конкуренции для российских АЭС. И тут россиян можно понять. Они не заинтересованы, чтобы Беларусь занималась демпингом".

Еще один пример. Теперь уже по линии нефтяной отрасли. На этот год подписано соглашение, согласно которому максимальную скидку Беларусь получит только в том случае, если полностью загрузит все свои нефтеперерабатывающие заводы российской нефтью. С экономической точки зрения это, конечно же, выгодно, но такие условия явно направлены на то, чтобы "привязать" Беларусь к единственному поставщику.

Если Россия предпринимает шаги, направленные на то, чтобы уйти от зависимости от Беларуси как от страны-транзитера, то почему бы и Беларуси, в свою очередь, не рассматривать проекты по диверсификации поставщиков энергоресурсов? И раз уж Россия стремится влиять на ценовую политику в энергетике Беларуси, почему бы последней не защищаться дополнительными соглашениями? Такова, по словам Сергея Никитина, позиция белорусской стороны.

В этой связи попытки белорусского правительства привлечь азербайджанские компании к участию в модернизации и приватизации белорусских нефтеперерабатывающих заводов кажутся эксперту более чем уместными и прагматичными.

  • Дата публикации: 15.07.2011
  • 274

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться