Asia Times: Китай встает на «правильную сторону истории» в Персидском заливе

Asia Times: Китай встает на «правильную сторону истории» в Персидском заливе

Отвергнуть мольбы США по поводу санкций против Ирана, затем непринужденно преодолеть раскол между суннитами и шиитами в Персидском заливе, уйти в сторону от «арабской весны», уклончиво приветствуя при этом исламизм – и сделать все это в одиночку! Китайская дипломатия на Ближнем Востоке определенно набирает обороты и добивается успехов, - пишет Asia Times.
 
Недавний шестидневный визит премьера Вэнь Цзябао (Wen Jiabao) в Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты и Катар стал демонстрацией мастерской и умелой дипломатии. Китай на сегодня, наверное, единственная крупная держава из числа постоянных членов Совета Безопасности ООН, поддерживающая мощное партнерство с Сирией и Ираном с одной стороны, и с Саудовской Аравией и Катаром, с другой.
 
Китай добился таких политических и экономических успехов с минимальным расходом ресурсов, воздерживаясь при этом от громкой риторики и демонстративных действий.
 
Практика и идеология
 
Китай проявляет невероятную активность в этом регионе и целенаправленно расширяет там свое присутствие, глядя в отдаленное будущее.
 
На фоне «мрачного политического и экономического международного ландшафта» сегодняшнего дня, когда в США спад, а в Европе кризис, для Китая открылось чрезвычайно выгодное окно полезных возможностей, и он может выступить в качестве идеального партнера Ближнего Востока при выполнении «общей задачи по отражению негативных последствий глобального экономического нездоровья». Теперь две стороны могут «в полной мере воспользоваться своими преимуществами и совместно стремиться к общему развитию». Именно так информационное агентство «Синьхуа» описывает «важное значение» турне Вэнь Цзябао по региону.
 
Факты говорят сами за себя. Китай в совокупности покупает 1,15 миллиона баррелей нефти в день у трех стран с суннитским большинством, оказавшихся на пути следования премьера. За 11 месяцев 2011 года саудовские поставки в Китай составили 45,5 миллиона тонн сырой нефти, что на 13% превышает соответствующие показатели 2010 года.
 
Катар это один из главных поставщиков сжиженного природного газа (СПГ) в Китай, и за первые 11 месяцев 2011 года он поставил туда 1,8 миллиона тонн, увеличив объемы поставок по сравнению с 2010 годом на 76%. Объем торговли с ОАЭ превышает 36 миллиардов долларов, и Эмираты постепенно превращаются в важную перевалочную базу для китайского экспорта в Африку и Европу.
 
Китайские инвестиции в арабских странах составляют 15 миллиардов долларов, а диверсификация во взаимоотношениях происходит даже в момент, когда Китай активно продвигает свой экспорт. Персидский залив, в свою очередь, демонстрирует самый высокий рост инвестиций в Китае.
 
Но Китай также покупает очень много нефти у Ирана. Около 22% из общего объема его импорта составляет иранская нефть. Объем торговли с Ираном составил в 2010 году 30 миллиардов долларов, а к 2015 году он должен увеличиться до 50 миллиардов. На долю КНР сегодня приходится 10% от общего объема иранского импорта, и Пекин является главным торговым партнером Тегерана.
 
Взаимно согласованный целевой показатель по китайской торговле с арабскими странами на 2015 год составляет 200 миллиардов долларов. Но к концу 2011 года этот объем уже достиг 190 миллиардов.
 
Во время визита Вэнь Цзябао в Саудовскую Аравию был подписан контракт между China Petrochemical Corporation (Sinopec) и саудовской Aramco на строительство нефтеперерабатывающего завода в Янбу на побережье Красного моря. Его производительность составит 400000 баррелей в день, а стоимость 8,5 миллиарда долларов. Китаю будет принадлежать 35,5% акций предприятия, а Саудовской Аравии 62,5%. Между саудовским нефтехимическим гигантом SABIC и компанией Sinopec был также подписан меморандум соглашения о строительстве нефтехимического предприятия в китайском Тяньцзине.
 
Две страны во время визита Вэнь Цзябао также подписали соглашение о сотрудничеств в ядерной отрасли. Саудовская Аравия планирует построить к 2030 году 16 энергетических ядерных реакторов, а Китай стремится стать экспортером атомных электростанций.
 
Тем не менее, Китай не только придерживается своих старых и прочных связей с Ираном, но и выступил на прошлой неделе с чередой заявлений, в которых отмечает большое значение, придаваемое им китайско-иранским взаимоотношениям. Он отверг требования США ограничить иранские доходы от продажи нефти и решительно отказался поддержать последние санкции Вашингтона против Тегерана, назвав их чрезмерными.
 
В четверг Вашингтон уколол Пекин, введя санкции против китайской фирмы Zhuhai Zhenrong Corp за то, что она якобы продает нефтепродукты Ирану. Китай заявил о «глубоком разочаровании и твердой оппозиции», а также выразил намерение продолжить «нормальное сотрудничество с Ираном в энергетике, экономике и торговле».
 
Фактор стабильности
 
Очевидно, действия Вашингтона носили чисто символический характер и готовились в спешке и некотором отчаянии, поскольку у Zhuhai Zhenrong нет никаких активов в США. Нацелены они были на то, чтобы накануне прибытия Вэнь Цзябао в Эр-Рияд выдвинуть на передний план такое деликатное обстоятельство, как взаимоотношения Пекина с Тегераном, который соперничает с Эр-Риядом в борьбе за региональное влияние.
 
Дело в том, что саудиты действуют предположительно по указке Вашингтона, пытаясь укрепить связи с КНР и вырвать Пекин из иранских объятий. Но Эр-Рияд и Пекин все чаще говорят о своей собственной, «отдельной» повестке отношений, что дает каждой из сторон пространство для маневра во взаимоотношениях с Тегераном.
 
Предлагаемый к строительству в Янбу нефтеперерабатывающий завод будет находиться в восточной провинции Саудовской Аравии, где преобладает шиитское большинство. Саудовскую Аравию все больше беспокоит череда волнений в восточных провинциях (она опасается, что их разжигает Тегеран). И тем не менее, Китай вкладывает средства в строительство там крупного совместного предприятия.
 
Любопытно то, что саудовцы пригласили китайцев к сотрудничеству несмотря на их крепкие связи с иранцами. Очевидно, Саудовская Аравия уже сегодня расценивает Китай как фактор стабильности в регионе.
 
Нельзя исключать, что Китай сможет даже играть определенную роль в будущем сценарии саудовско-иранского соперничества. В любом случае, во время своего визита в Саудовскую Аравию Вэнь Цзябао без умолку говорил о важности региональной стабильности. Должно быть, это звучало как музыка в ушах саудитов.
 
Интересен один момент. В воскресном комментарии, посвященном поездке китайского премьера в страны Персидского залива, государственная China Daily написала:
 
В отличие от западных стран, которые стремятся навязывать другим свои ценности и политические системы, Китай взаимодействует с арабским миром на основе принципов равенства, справедливости, взаимного уважения и взаимной выгоды. … Соединенные Штаты чаще всего склоняются на сторону Израиля в его конфликтах с палестинцами, что вызывает возмущение у многих в арабском мире. Китай напротив, всегда поддерживал справедливые требования палестинцев.
 
Арабский мир все больше приветствует позицию Китая, и многие арабские государства предпочитают «смотреть на восток», рассчитывая на сотрудничество и поддержку в решении региональных и общемировых вопросов. … Поскольку этот регион после начала «арабской весны» год с лишним тому назад переживает глубочайшие изменения, региональная стабильность будет занимать важное место на переговорах Вэнь Цзябао.
 
«Зеленое» будущее»
 
Действительно, Вэнь сказал королю Абдалле, что Китай с уважением относится к политической системе Саудовской Аравии, к ее пути развития, а также к ее культуре и традициям. В ответ король Абдалла предложил создать комитет на высоком уровне по контролю за сотрудничеством между двумя странами в области политики, экономики, культуры и безопасности. Он многозначительно заявил: «Целью внешней политики Саудовской Аравии является сохранение регионального мира и стабильности».
 
Затем король добавил: «Между Саудовской Аравией и Китаем существует высокий уровень взаимного доверия, и у них похожие взгляды по многим вопросам. Саудовская сторона желает активизировать консультации и взаимодействие с Китаем».
 
В целом турне Вэнь Цзябао по региону подчеркивает, что Китай считает себя заинтересованной стороной в Персидском заливе. Нельзя не заметить и то обстоятельство, что Китай начинает примиряться с усилением политического ислама на Ближнем Востоке. В конце комментария на страницах People's Daily, вышедшей на прошлой неделе, говорится:
 
[«Арабская весна»] изменила основной цвет политической ситуации в арабском мире, создав великолепный «зеленый» ландшафт, который беспокоит и даже пугает Запад. На самом деле, это отнюдь не «обратный» курс арабской модернизации и секуляризации, не движение вспять. Это отход от многолетней и чрезмерной секуляризации свергнутых режимов, либо возврат к традиционной культуре. … Конечно, мир должен гораздо шире и всестороннее смотреть на эти страны, желая им всяческих успехов. В конце концов, это выбор самого арабского народа».
 
Включение Катара в маршрут поездки Вэнь Цзябао приоткрывает интригующую особенность, демонстрирующую проницательность китайского мышления. По общему признанию, Катар является крупнейшим поставщиком СПГ в Китай. Однако Катар сыграл важную роль в смене режима в Ливии и якобы помешан на мысли о свержении режима президента Башара аль-Асада в Сирии.
 
Китай выступает против западного вмешательства в дела Ливии и Сирии. Однако, несмотря на скоординированные действия России и Китая в Совете Безопасности ООН по Ливии и Сирии, Пекин надеется на расширение энергетического партнерства с Катаром.
 
В этом резкое отличие от отношений России с Катаром, которые сегодня находятся в руинах – после грубого обращения местной службы безопасности в аэропорту Дохи с российским послом, что похоже на преднамеренную провокацию или на неуважение к Москве. В целом, Китай распределяет риски и страхуется. Он надеется оказаться на «правильной стороне истории» в Персидском заливе.
 
Катар должен быть доволен субботним комментарием в People's Daily, в котором с легкой насмешкой говорится о недавнем визите российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в сирийский порт Тартус.
 
В статье развенчивается превалирующее впечатление о российской поддержке Сирии и говорится, что российские действия в любой конкретной ситуации диктуются не ее дружескими чувствами к той или иной стране, а исключительно необходимостью защищать собственные стратегические интересы. А в данной «дипломатической демонстрации позиций» в отношении Сирии Россия фактически «предостерегает различные политические силы о недопустимости нанесения ущерба российским интересам».
 
В комментарии далее говорится, что «Адмирал Кузнецов» наверняка набрался практического опыта на будущее, когда России может понадобиться эвакуировать своих граждан из Сирии и «защищать свою собственность». В целом, данный комментарий (появившийся накануне визита Вэнь Цзябао) можно расценить как сигнал о том, что российско-китайское взаимодействие по Сирии носит ограниченный характер, и что обе страны при этом самостоятельно преследуют свои собственные интересы.

  • Дата публикации: 18.01.2012
  • 239

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться