Берлинская спина. В Европе осталась только одна надежная экономика

Берлинская спина.  В Европе осталась только одна надежная экономика

В ночь на субботу рейтинговое агентство Standard&Poor's пересмотрело кредитные рейтинги девяти стран еврозоны, лишив наивысшей оценки вторую по величине экономику региона, Францию, а также Австрию. Единственная страна зоны евро, имеющая теперь наивысший рейтинг AAA со стабильным прогнозом,— Германия, и роль надежного столпа мировой финансовой системы она выдержать не в состоянии. Уже с начала следующей недели мировые финансовые рынки вновь будут обсуждать дальнейшие перспективы евро и еврозоны, а затем — и сценарии развития мирового финансового кризиса в 2012 году.

 

Решение S&P не было неожиданным, тем не менее до ночи пятницы (агентство приняло решение опубликовать свое решение после закрытия рынков в США, а не в ЕС) не было известно, готовы ли аналитики агентства ограничиться рейтинговым решением только по Франции, сохранявшей наивысший кредитный рейтинг ААА скорее по политическим мотивам, нежели в силу высочайшей надежности обслуживания госдолга,— или пойдут дальше. Объявленное решение касается девяти стран еврозоны из пятнадцати, а на деле — всех 17 стран еврозоны.

Только четыре страны из них, начиная с 13 января, сохранили наивысший из возможных рейтинг,— это Германия, Нидерланды, Люксембург и Финляндия, и лишь одна экономика еврозоны имеет по этому рейтингу стабильный прогноз (см. карту). Рейтинг Франции снижен до АА+, рейтинг Италии — с А до BBB+, наивысшего рейтинга лишилась Австрия (сейчас АА+), рейтинг Испании снижен до А. Кроме Германии, лишь две страны еврозоны могут не беспокоиться о ближайшем будущем своего суверенного рейтинга — Словакия (ее рейтинг снижен с А+ до А, но прогноз стабилен) и Греция с рейтингом ССС, который теперь сможет упасть только до уровней C/D-D, то есть — до частичного или полного дефолта.

Общий смысл решения S&P: по состоянию на январь 2012 года долговой кризис оставил в еврозоне только одну надежную экономику — немецкую, и только Германия может надеяться на относительную стабильность ситуации с госдолгом. Только и исключительно на Германию может быть возложена грандиозная задача по "вытаскиванию" периферийных европейских стран из их долгов — теперь только правительство этой страны на континенте сможет занимать на рынке под приемлемые проценты.

 

Решение S&P материализовало реальное, но долгое время отрицавшееся в ЕС положение вещей — периферией еврозоны в том или ином смысле теперь становятся не только страны PIIGS (Португалия, Ирландия, Италия, Греция, Испания), а вообще все ее участники кроме ФРГ. Понижение рейтинга Франции выбивает вторую подпорку под механизмами финансовой стабильности, которые европейские власти кропотливо создавали в течение двух лет. И S&P, и другие ведущие рейтинговые агентства неоднократно заявляли: кредитный рейтинг Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF) прямо зависит от его ведущих гарантов — шести стран еврозоны с максимальными кредитными оценками. Теперь таких стран стало четыре, при этом исчезла Франция, чьи гарантии обеспечивали более 20% от €440 млрд общего объема EFSF (самый большой взнос у Германии — 27%). S&P в декабре поместило рейтинг EFSF вместе с рейтингами 16 стран еврозоны (кроме Греции) в список на пересмотр с возможностью понижения. С большой вероятностью снижение произойдет в ближайшие дни, еще до саммита ЕС 30 января.

Одна из двух проблем, создающихся решением S&P (при практически любом развитии событий решение агентства в силу удорожания займов стран вызовет пересмотр рейтингов их коллегами),— это именно рейтинг EFSF. Фонд, пользуясь рейтингом ААА, направляет займы, полученные на открытых рынках Греции, Ирландии и Португалии в виде финансовой помощи. В частности, на этой неделе фонд планировал разместить шестимесячные облигации на €1,5 млрд. Удорожание займов EFSF создаст исключительную угрозу финансовому положению Греции и Португалии. Частные кредиторы Греции, которая уже два года находится на грани дефолта, в пятницу приостановили переговоры с правительством страны о реструктуризации. Греции нужно обязательно договориться о списании до 20 марта, когда они должны будут выплатить и рефинансировать €14,5 млрд, иначе стране все-таки придется объявить первый в еврозоне дефолт.

Вторая проблема — потеря Францией символического "равенства" в вопросах еврозоны и ЕС с Германией, и политический эффект может быть в данном случае даже более существенен, чем финансовый. Последние полгода Германия и Франция фактически взяли бразды правления еврозоной в свои руки, самостоятельно подготавливая и проталкивая проекты спасения евро через общеевропейские политические институты. На последнем саммите ЕС 9 декабря федеральный канцлер Германии Ангела Меркель и французский президент Никола Саркози предложили изменить основополагающий документ союза, Лиссабонский договор, таким образом, чтобы контролировать основные макроэкономические показатели членов ЕС (прежде всего дефицит бюджета) и автоматически штрафовать нарушителей конвенции. Страны ЕС, не входящие в еврозону, не слишком заинтересовались идеей, и тогда госпожа Меркель и господин Саркози предложили реализовать ее в рамках 17 стран зоны евро, внеся изменения в их конституции. Преобразования должны быть одобрены парламентами стран ЕС и не могут пройти быстро.

   

тметим, S&P в качестве основной причины снижения рейтингов назвал как раз неудовлетворительные итоги саммита 9 декабря. По мнению агентства, предложенные европейскими политиками меры "не предоставят значительных ресурсов или операционной гибкости для поддержки европейских рисковых операций и тех европейских суверенных заемщиков, которые оказались под давлением рынков". Кроме того, S&P раскритиковало саму суть политического соглашения. По его мнению, контроль за бюджетными дефицитами в данном случае лишь усугубит проблему евродолга, которую агентство видит в накопившихся в еврозоне дисбалансах,— урезание госрасходов приведет к сокращению экономик стран ЕС, отношение госдолга к ВВП для проблемных стран еврозоны в результате такой политики может вырасти, как это уже произошло в Греции и Португалии. Теперь же у еврозоны и ЕС есть только один сверхнадежный "заемщик последней инстанции" — Германия. Франция выбывает из этой игры. Президенту Франции Никола Саркози к тому же 6 мая предстоят президентские выборы, где он не выглядит явным фаворитом. 30 января так или иначе ЕС на своем саммите нужно искать другие решения проблемы — Германия вряд ли может быть единственным "столпом" евро, даже если бы и захотела этого.

Но в той же мере Германия не может быть и основанием мировой финансовой стабильности — особенно после лишения S&P рейтинга ААА главного мирового заемщика, США, и теперь уже ожидаемых дискуссий о рейтингах Японии (АА-) и Великобритании (по-прежнему ААА). Краткосрочным эффектом действия S&P будет, очевидно, уже на этой неделе удешевление евро по отношению к доллару и иене, а также снижение мировых фондовых индексов и продолжение "бегства от рисков" во всем мире из относительно рискованных активов (в том числе с развивающихся рынков) в госдолг США и Германии и драгметаллы. При отсутствии других позитивных новостей уже к февралю 2012 года мир перестанет фокусироваться на внутриевропейских дискуссиях вокруг евро (они уже начались — в частности, ЕС готовится создать собственное "независимое", очевидно, от США, рейтинговое агентство) и начнет обсуждение сценариев нового витка мирового финансового кризиса. 13 января 2012 года S&P констатировало: 2011 год не стал последним кризисным годом.

  • Дата публикации: 16.01.2012
  • 171

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться