Экс-глава МИД Германии: Финансовый кризис отражает политический кризис еврозоны

Экс-глава МИД Германии: Финансовый кризис отражает политический кризис еврозоны

Еврозона находится в центре глобального финансового кризиса, поскольку там, в области второй по значимости валюты после доллара, кризис действительно ударил по слабой «структуре», а не по государству с реальной властью. Это структура, которая разбазаривает доверие граждан и рынков в своей способности разрешать конфликты – при этом подталкивая международную финансовую систему к катастрофе. Об этом пишет в статье под названием "Европеизация Европы", опубликованной в Project Syndicate, бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер.
 
Другими словами, сегодня финансовый кризис отражает политический кризис еврозоны – который ставит под сомнение само существование европейского проекта в целом. Если европейский монетарный союз падет, сможет выжить лишь небольшая часть общего рынка, а также европейских институтов и договоров. Мы должны будем списать шестьдесят лет успешной европейской интеграции, и последствия этого неизвестны.
 
Это падение совпадет с появлением нового мирового порядка, по мере того как два века западного доминирования подойдут к концу. Сила и богатство смещаются в сторону Восточной Азии и других развивающихся стран, в то время как Америка занята своими собственными проблемами и переориентацией от Атлантики к Тихому океану. Если европейцы не займутся своими интересами сейчас, то никто не сделает это за них. Если Европа сегодня не станет агентом своей собственной судьбы, она станет мишенью новых мировых держав.
 
Причина европейского кризиса не сводится к тридцати годам неолиберализма. Также этот кризис не является результатом разрыва пузыря активов, вызванного спекуляциями, нарушением Маастрихтского критерия, раздувания долга или жадных банков. Так же важно то, как и все эти факторы, что европейская проблема заключается не в том, что случилось, а в том, что не случилось: создание общего европейского правительства.
 
В начале 1990-х годов, когда большинство государств-членов Европейского Союза решило создать монетарный союз с общей валютой и центральным банком, идее центрального правительства не хватило поддержки. В результате эта фаза строительства монетарного союза была отложена, оставляя внушительное здание без прочной основы, чтобы обеспечить стабильность в период кризиса. Монетарный суверенитет стал общей целью; однако власть, необходимая для его осуществления, осталась в национальных столицах.
 
В то время считалось, что формализованных правил – налагающих обязательные лимиты на дефициты, долги и инфляцию – будет достаточно. Однако эта основа правил оказалась иллюзией: принципы всегда нуждаются в поддержке власти; в противном случае они не могут выдержать испытание реальностью.
 
Еврозона, конфедерация суверенных государств с единой валютой и общими принципами и механизмами, сейчас проваливает этот тест. Неспособная решительно отреагировать на кризис, еврозона теряет доверие, которое является самым важным активом любой валюты. До тех пор пока политическая власть в Европе не будет европеизирована, когда текущая конфедерация превратится в федерацию, еврозона – и ЕС в целом – обречены на распад. Политическая, экономическая и финансовая стоимость ренационализации будет огромна; распада ЕС боятся во всем мире не зря.
 
С другой стороны, если решить сегодня проблему политического дефицита валютного союза, во-первых, создав фискальный союз (общий бюджет и общие обязательства), будет возможна реальная политическая федерация. И давайте внесем ясность: что-то меньшее, чем Соединенные Штаты Европы, не будет достаточно сильным, чтобы предотвратить катастрофу.
Нравится нам это или нет, еврозоне придется действовать в качестве авангарда ЕС, поскольку ЕС в целом, с его 27 государствами-членами, не захочет и не будет в состоянии ускорить политическое объединение. К сожалению, единодушную поддержку необходимым изменениям в договор ЕС просто нельзя обеспечить. Итак, что должно быть сделано?
 
Европейцы достигли решающего прогресса в интеграции за рамками договора ЕС (но во многом в европейском духе), когда они согласились открыть свои границы посредством так называемого Шенгенского соглашения (сегодня части договоров ЕС). Основываясь на этом успешном опыте, еврозона должна избежать первородного греха ЕС создания наднациональной структуры, которой не хватало демократической легитимации.
 
Еврозона нуждается в правительстве, которое, по состоянию дел на сегодняшний день, может состоять только из соответствующих глав государств и правительств – развитие, которое уже началось. И поскольку не может быть фискального союза без единой бюджетной политики, ничего нельзя решить без национальных парламентов. Это означает, что необходима «Европейская палата», включающая лидеров национальных парламентов.
 
Первоначально, такая палата может быть консультативным органом, с сохранением компетенции национальных парламентов; далее, основываясь на межправительственном соглашении, она должна стать реальным органом парламентского контроля и принятия решений, состоящим из делегированных членов национальных парламентов. Конечно, поскольку договор такого рода будет означать масштабную передачу суверенитета европейским межправительственным институтам, ей потребуется прямая всенародная легитимация через референдум во всех государствах-членах, включая (и особенно) Германию.
 
Ничего из этого не дает ответы на важные вопросы, такие как общая политика, чтобы обеспечить экономическую стабильность и продвижение роста. Но, если мы научились чему-нибудь из нынешнего кризиса, то это тому, что такие вопросы нельзя даже сформулировать, до тех пор пока у еврозоны не будет надежной институциональной основы, с прочным фундаментом, состоящим из реального правительства, эффективного парламентского контроля и подлинной демократической легитимации.
 

Источник: "Нефть России"
 

  • Дата публикации: 29.10.2011
  • 236
  • Источник:

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться